ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как-то лошадь входит в бар
И возвращается ветер
Всё растяжимо. Гибкое и здоровое тело всего за 5 минут в день
Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра
Знак И-на
Собачье танго
Во власти чудовища
Без психолога. Самоучитель по бережному обращению с собой
Убийства в кукольном домике
A
A

Он посмотрел на часы. 17.30. Надо позвонить Максиму. Он много раз пытался встретиться с ним в Лондоне, но все как-то не удавалось. Максим Дмитриевич Пальников был его бывший коллега по Министерству внутренних дел, которому Олег спас жизнь в Чечне в 1995 году. В тот день группа подростков возвращалась из поездки и при въезде в Грозный их автобус был остановлен для проверки документов. Олег очень вовремя заметил мальчишку, вынувшего кинжал и разрезающего им воздух, перед тем как попытаться зарезать Максима. Почти инстинктивно он поднял свой автомат и разрядил его в спину подростка. При этом он ранил стоявшую рядом девочку.

Максим ушел тогда из спецвойск, перешел в КГБ, ставшее теперь ФСБ. Сначала он работал в Узбекистане, в Ташкенте, потом в Казахстане. Он стал серьезным специалистом по проблемам фундаментализма. Этим объясняется его быстрый карьерный взлет, работа в Лондоне.

Олег набрал номер мобильного телефона Максима:

- Привет, Максим, это Олег.

- Привет, ты в Лондоне? Я тебе перезвоню. Сейчас я занят.

- Мне необходимо с тобой встретиться сегодня.

- Ты можешь заехать в Сити часов в семь? К девятнадцати часам?

- Ну конечно.

- Тогда встретимся в баре "Slurping Toad" на Артиллери-лайн. Это очень просто найти.

На небе было темно от тяжелых облаков, Олег направился искать такси. Неминуемо пойдет дождь.

22

В холле отеля металлические грани многочисленных витрин поблескивали золотом. Бриллианты и рубины, браслеты и циферблаты часов из драгметаллов отражали фосфоресцирующий свет осветительных ламп.

Взгляд Нади надолго задержался на золотых часах Патек-Филипп, покоящихся на красных бархатных подушечках. Их очень любят "новые русские". Она рассматривала их как зачарованная, как вдруг ощутила чье-то присутствие у себя за спиной.

- Какие тебе нравятся, моя дорогая?

Голос был знакомым, но неприятным. Она оглянулась и увидела этого красавца козла из Алалабада, который беспардонно приставал к ней на приеме.

- Вы, что вы здесь делаете? Как здесь оказались? Вы... в Женеве?

Игорь Костакин загадочно улыбался. Ему казалось, что его улыбка способна сразить любую женщину.

- Я приехал, чтобы встретиться с тобой, моя красавица. Кто однажды увидел твои глаза, никогда их не забудет. Перед тобой настоящий мужчина. Мы только что познакомились в Туркменистане, и вот я уже с тобой в Женеве.

- Вы здесь, чтобы повидаться с Петром или для чего-то еще? - спросила Надя неуверенно. Ей хотелось понять, что он здесь делает.

- Я, моя милая, здесь сам по себе. Это, может быть, Петр приехал встретиться со мной, - сказал он весьма иронично и вдруг резко поднес руку к её груди и прикоснулся.

Ее охватило чувство полной беспомощности, и она растерянно огляделась кругом. Никто не обращал на них никакого внимания. Она резко отстранилась:

- Не прикасайтесь ко мне, или я закричу. Петру это вряд ли понравится.

Костакин заржал:

- В самом деле! Петечке не понравится, что я хочу приласкать такие пухленькие сосочки его любимой девочки. Ай-яй-яй. Как я расстроен! Позволь тебе дать совет, детка. Не ошибись в "баши". Сегодня вечером, в восемь часов, мы ужинаем вместе. Я заказал столик в "Амфитрионе".

Метрдотель провел Петра и Надю к столу, расположенному в глубине зала у большого окна, выходящего на озеро. Игорь Костакин их там ждал. Он курил огромную сигару "Монте-Кристо", громко разговаривая по мобильному телефону. На многочисленных постояльцев ресторана он не обращал ровно никакого внимания. Поскольку Петр целый день был занят, Надя не успела сказать, что видела Костакина.

Гуляя вдоль озера, она успела по мобильнику переговорить со многими банкирами и инвесторами. Петр должен с ними встретиться завтра. Устроившись на скамье, она смотрела на горы, отражавшиеся в тихих водах. Здесь было так покойно, а у неё нарастала тревога. Должна быть какая-то связь между Игорем, Петром и убийством Сергея. Неспроста этот мужчина, которого она прежде не видела, появляется на её пути уже во второй раз за короткое время. Последние лучи заходящего солнца погружались в темную гладь озера. Чувство страха, терзающее её в течение нескольких дней, овладело ею с новой силой. Игорь Костакин её раздражал и пугал одновременно. Вернувшись в отель, она надела черный костюм. Достала из мини-бара маленькую бутылочку водки и залпом выпила её. Это поможет ей успокоить нервы на несколько часов.

- Надя, ты помнишь Игоря?

- Какое неожиданное явление. Алалабадская красавица! Какой у тебя отменный вкус, Петя... Я тебе завидую.

Надя холодно посмотрела на Петра. Он улыбался так, будто речь шла о его новой элегантной длинной машине и он счастливый владелец этой престижной прелести.

- Сегодня вы мои гости. - Щелкнув пальцами, Игорь позвал официанта. Меню, пожалуйста! - крикнул он чуть ли не на весь зал.

- Что желает господин?

- Вина мне и моим гостям. Быстро!

- У господина есть любимые вина?

- Игорь почти рванул карту из рук официанта и моментально пробежал глазами колонку цифр.

- Я хочу вот это, - ткнул он в самую дорогую марку. "Сент-Эмильон Шато Шваль-Блан" 1961 года.

Пока официант не спеша накрывал на стол, Игорь и Петя заговорили о бизнесе. Скорее злословили обо всех, с кем имели дело. Присутствие Нади их не смущало. Ее просто не замечали. Пользуясь моментом, она внимательно рассмотрела Игоря. Над воротничком его рубашки виднелся шрам. Кто он? Какие у него с Урабанком и Петром отношения? Почему их пути пересеклись уже два раза за последние дни? Что ему давало такую уверенность в себе? Людей, желающих роскошно проматывать деньги, она видела и прежде. Щегольнуть на людях любил и Петр. Но Костакин - это что-то другое... Его маленькие черные зрачки блестели как глаза змеи.

Сомелье принес бутылку заказанного вина и, прежде чем открыть, показал её черноглазому, самоуверенному красавцу. Потом открыл бутылку и налил чуть-чуть в бокал Игоря. Игорь попробовал и нагло заявил:

- Пахнет пробкой.

Невозмутимый сомелье налил себе того же вина и, причмокнув, пригубил. Потом сделал глоток, подержал вино во рту, проглотил:

- Простите, но вино мне кажется превосходным.

- Если оно вам понравилось, то вы его и пейте. Угостите официантов. А нам принесите другую бутылку. Вашу я оплачу.

Сомелье удалился. Посетители за столиками, наблюдавшие эту сцену, возмущенно переглядывались.

- Этот придурок думает, что я не разбираюсь в вине, - самодовольно пробурчал Игорь.

Петр смотрел на Игоря, как отметила Надя, очень уж с большим расположением, а сейчас и вовсе заискивающим взглядом.

Взяв Надю за руку выше локтя, он сказал ей, что они здесь не только для того, чтобы просто встретиться по-дружески за бутылкой вина, но также и для того, чтобы отметить одно важное событие.

- Да? Какое?

- Урабанк только что приобрел сорок процентов долевого участия в "Polar Oil". Игорь и я только что подписали соглашение.

- Да? Здесь, в Женеве?

- Именно. У Игоря есть трейдинговая компания в Женеве, на паях со швейцарцами. Он уступит нам все вместе по цене, которую я не назову, чтобы не раздражать конкурентов. Мы совершили чудесную сделку, замечательную сделку...

Надя молчала, а Петр добавил:

- Нам нужно шесть месяцев, чтобы организовать выход с этими акциями на биржу. Держатели остальных шестидесяти процентов согласны. С завтрашнего дня тебе предстоит изучить рынок и тестировать клиентов по поводу их возможной заинтересованности нашими акциями.

- "Polar Oil"? Но, Петя, - сказала Надя испуганно, - как ты хочешь выдвинуть на торги эти акции, когда столько ужасов сообщают в каждой финансовой газете об этой нефтяной компании. Ее руководители, по сути, расхитили все её активы. За пять лет в неё не было инвестировано ни копейки. Эти акции будут стоить гораздо меньше всех прочих акций русских компаний с подобными резервами, которые в свою очередь стоят ещё меньше иностранных... Это точно не для нас!

20
{"b":"53774","o":1}