1
2
3
...
13
14
15
...
26

Катрина вспомнила прошедший день, подумала о Шебе, которой, безусловно, понравится идея открыть бутик в Мельбурне… но не могла заснуть. Кресла были слишком неудобными.

Через несколько минут одно бедро онемело. Может, лучше лечь на спину и согнуть ноги? Проклятье, это бесполезно!

Какое-то время она пробовала разные позиции, но в конце концов убедилась, что не сможет так заснуть. Она расстелила половину одеяла на полу, намереваясь укрываться второй. Потянувшись за подушкой, девушка ударилась локтем, и стон сорвался с ее губ.

Спит ли Никос? Она подавила искушение задушить его злосчастной подушкой.

Конечно, нужно было настоять на раздельных номерах. Идиотка, почему она так не сделала?

В это мгновенье вспыхнул свет, и Никос откинул одеяло.

Не говоря ни слова, он подошел к ней и поднял на руки.

— Отпусти меня! — закричала Катрина. Никос так и сделал. Опустил ее. На кровать.

— Оставайся здесь, — приказал он голосом, не допускающим возражений.

Катрина тут же вскочила на ноги и заявила:

— И не подумаю!

Муж наградил ее убийственным взглядом.

— Если ты хочешь войны, ты ее получишь.

— Я вся трясусь от страха.

— И правильно делаешь. Возвращайся в постель.

Катрина не шелохнулась. Изумрудные глаза сверкали от злости.

— С каких пор ты превратился в тирана?

— Даю тебе десять секунд, Катрина, — предупредил Никос.

Девушка выразительно посмотрела на телефон.

— Я могу попросить другую комнату. — Она подняла было трубку, но не успела набрать номер, потому что Никос выдернул провод.

— Даже не думай.

— Как ты смеешь! — взорвалась Катрина.

— Сейчас сама увидишь.

Катрина схватила подушку и швырнула ее в мужа. Никос вовремя закрылся руками.

Теперь он был так же зол, как и она. В полумраке спальни, освещенной только ночником, лицо Никоса казалось зловещим.

— Три ночи назад мы спали в кровати намного меньше этой, и все было в порядке.

— Не сравнивай.

С грацией хищной кошки Никос обогнул кровать.

Увидев выражение его лица, Катрина мигом перелезла по кровати на другую сторону. Но дальше бежать было некуда. Оставалось только бороться. Что она и сделала, как только Никос приблизился к ней.

Она сопротивлялась как безумная, но Никос быстро одержал верх и вдавил се в матрас, прижимая своим телом.

Его колени сжимали ее бедра, не давая пинаться. Но Катрина все равно продолжала извиваться под ним в надежде высвободиться.

— Немедленно слезь с меня!

— Прекрати, ты же делаешь себе больно!

— Пошел к черту! Отпусти меня!

В ее глазах полыхало изумрудное пламя. Волосы разметались по подушке.

Катрина сделала последнюю жалкую попытку вырваться, но потерпела неудачу. Она судорожно глотала ртом воздух. Если взглядом можно было бы убить, Никос давно уже был бы мертв.

Никос ждал, пока ее дыхание успокоится. Глаза его потемнели. На мрачном лице застыло выражение грубой решимости.

Нет, хотелось закричать девушке, но с губ не сорвалось ни звука.

Комната поплыла у нее перед глазами. Все, что она видела, так это нависшего над ней мужчину.

Внезапно ей стало жарко внутри. Жидкий огонь побежал по венам. Стон отчаяния сорвался с дрожащих губ. Что с ней такое? Она не могла отвести от мужа взгляда.

Ее тело, казалось, потеряло связь с разумом — оно предательски реагировало на близость мужа.

Будь ты проклят, Никос!

Она была не в силах произнести это вслух.

Не надо!

Но его губы уже прижались к ее губам в дразнящем поцелуе.

Катрина задрожала, и Никос почувствовал это. Он медленно обвел языком ее нижнюю губу.

Накрытая его телом, она ощущала, как он возбужден. И в ней просыпалось безумное желание, которое нужно было утолить.

Она раскрыла губы навстречу его поцелую. Ей нужно было больше, и она застонала. Никос оторвался от ее губ и проложил дорожку из поцелуев к впадинке у горла.

Его надо остановить, иначе будет слишком поздно, застонала Катрина про себя.

Но она была бессильна перед страстью, которую он зажег в ней своими искушающими прикосновениями.

И когда их губы снова встретились, девушка ответила на поцелуй, прижимаясь к мужу всем телом.

Кожа горела, сердце бешено колотилось. Она судорожно выдохнула, когда Никос стянул с нее футболку, а затем одним движением избавился от трусов.

Он нагнул темную голову и взял в рот один розовый сосок.

Руки Катрины ласкали его плечи, спину, упругие ягодицы. Ноготки непроизвольно впились в кожу.

Сейчас.

Катрина растаяла в его руках. Она стонала и извивалась, а он продолжал ласкать ее, доводя до безумия. Она сама не осознавала, что умоляет его взять ее.

Никос, не в силах больше терпеть, вошел в нее. Он замер на мгновенье, наслаждаясь ее страстностью, потом начал медленно двигаться. Медленно, мучительно медленно, выходя и снова входя в нее. Ритм ускорялся, и через несколько минут они оба были покрыты капельками пота.

Катрина ждала, когда дыхание успокоится. Она не могла пошевелить даже пальцами. Никос .

отнял все ее силы. Но стоило ему оторваться от нее, как с губ девушки сорвался протестующий стон.

Его руки погладили влажное тело Катрины.

Губы прижались к ее волосам.

Ей было так хорошо! Словно она вернулась домой из плавания по бурному морю.

Медленно она поднялась над ним, погрузила пальцы в шелковистые темные колечки на его груди. Рука замерла на мгновенье у него на талии и скользнула ниже. Со стоном Никос накрыл ее пальцы своей ладонью.

На этот раз она довела его до экстаза сумасшедшим сексом. Сидя на нем верхом, она ускоряла ритм движений, пока они оба не рассыпались на миллион сверкающих осколков. Только крепкие руки Никоса помогли ей не упасть без сил.

Катрина заснула мгновенно, положив голову ему на грудь.

Но среди ночи они снова проснулись, как по сигналу, и потянулись друг к другу. Сначала жадно, стремясь утолить безумное желание, потом медленно, наслаждаясь сладостью друг друга.

Рассвет они встретили в объятьях друг друга. Их тела словно стали двумя половинками одного целого. Секс был потрясающим.

Они встали поздно и вместе приняли душ. Еще позже супруги вышли из душа и позавтракали в комнате. Еще позже они оделись, чтобы отправиться в аэропорт.

Самолет приземлился в Сиднее после полудня. Никос подогнал машину и положил чемодан в багажник. Он высадил Катрину возле ее офиса, а сам отправился к себе на работу.

Она должна была чувствовать усталость, но вместо этого испытывала необыкновенный прилив сил. Девушка выслушала секретаршу, заказала ланч и принялась за текущие дела.

Никос позвонил в четыре и сообщил, что задержится. Катрина ответила, что у нее тоже много работы.

— Не жди меня на ужин.

— Ты позвонишь Мари или я? — спросила Катрина. Но, оказывается, он уже позвонил.

В шесть с небольшим она вошла в дом. В холодильнике нашла восхитительный салат, который Мари приготовила для нее. Потом девушка поднялась наверх принять расслабляющую ванну.

Ужин подождет, пока она понежится в ванне полчасика.

Но прикосновение теплой воды к коже напомнило ей о ласках Никоса. Ванна оказалась тяжелым испытанием для ее только что заново проснувшегося к сексу тела. Она застонала, вспоминая, чем они занимались утром в душе.

Ничего не изменилось, сказала себе Катрина, закрыв глаза. Стоп. Кого ты пытаешься обмануть? — в отчаянии поняла она. Все изменилось.

В семь Катрина надела джинсы и хлопковый топик и спустилась в кухню.

Салат был очень вкусным. Поужинав, она свернулась в уютном кресле в гостиной перед телевизором и вскоре заснула.

Нежный поцелуй выхватил Катрину из объятий сна.

— Никос?

— А ты ждала кого-то еще? — пошутил муж.

— Я сама могу идти, — запротестовала девушка, когда он поднял ее на руки. — Отпусти меня.

Никос уже начал подниматься по ступенькам.

— Ты думаешь, я тебя уроню?

Она весила не больше ребенка, его дыхание даже не участилось.

14
{"b":"5379","o":1}