ЛитМир - Электронная Библиотека

Как только они вернулись домой, Катрина поспешила наверх, словно не хотела ни минуты больше проводить рядом с Никосом.

Это смешно, решила она, оказавшись наверху.

Никос вошел за женой в спальню. Катрина сняла туфли, драгоценности и потянулась к молнии платья.

— Я не знал, что Джорджия будет там.

Ее пальцы замерли. Она позволила бретелькам упасть с плеч и осторожно стянула платье.

Под платьем на ней были только трусики-стринги. Знает ли она о том, как соблазнительна сейчас? — подумал Никос. Нежная шелковистая кожа, потрясающая фигура, высокая крепкая грудь, словно созданная для его ладоней.

Он хотел погладить ее бедра, груди, пощекотать соски большими пальцами, потом прижаться к ним губами.

— Мне вес равно, — сказала жена, не глядя на него.

Но Никос подошел к ней и повернул, заставив взглянуть на него. Нежно, но настойчиво, как непослушного ребенка.

Она не могла помешать ему.

— Нет, тебе не все равно, — тихо произнес муж. Катрина импульсивно сглотнула, испугавшись, что он прочитает ее мысли.

— Не надо, — взмолилась она, когда Никос склонил темную голову. Она крепко сжала губы, но они сами раскрылись при первом прикосновении его языка.

Этот поцелуй стоил того, чтобы умереть за него. Нежный, дразнящий, искушающий. Катрина забыла обо всем, купаясь в сверкающем море наслаждения.

Стон сорвался с губ девушки, когда Никос вынул шпильки из ее прически и волосы шелковистым водопадом упали на плечи. Никос запустил пальцы ей в волосы, не прерывая поцелуя.

Она даже не заметила, как муж разделся. Потом уложил жену на кровать, и Катрина потянулась к нему, жарко отвечая на поцелуи…

Позже, намного позже, она откатилась от него в ярости на свою слабость, которой он так предательски воспользовался.

— Ты можешь отрицать страсть между нами, — сказал Никос, — но она все равно существует.

Ее глаза сверкнули.

— Думаешь, мне от этого легче? Разве ты не видишь, как я презираю себя за эту зависимость от…

— Секса?

— От тебя.

— Спасибо, любовь моя, — произнес он, — за то, что видишь разницу.

Катрина взорвалась.

— Я не должна реагировать так. Это… — она не знала, какое слово подобрать, — отвратительно.

Его лицо застыло. На щеке забилась жилка.

— Я бы сказал иначе, — произнес он угрожающе. — «Отвратительно» здесь не подходит.

— И как же ты назовешь это? — поинтересовалась Катрина.

— Магия чувств. Всепоглощающая страсть. Безумное желание. Нечто фантастическое… для нас обоих.

Господи! Он прав, вначале так и было. Она закрыла глаза. Даже сейчас, после всего, что они пережили, эмоциональный накал был поразительным. Их словно тянуло друг к другу неведомая сила.

Год назад Катрина готова была поклясться, что это и есть любовь. Но сейчас как она назовет подобные изъявления чувств, зная о его измене?

— И, несмотря на это, через три месяца после свадьбы… три месяца, — подчеркнула она, — на моем горизонте появляется твоя «бывшая» любовница и сообщает, что ждет от тебя ребенка. — В глазах вспыхнуло изумрудное пламя. — Не нужно быть гением, чтобы догадаться: ты изменял мне во время нашего брака. — Теперь Катрина уже не смогла бы успокоиться, не высказав все, что она думает. — Проклятье, ты, должно быть, пошел к ней еще до того, как кончился медовый месяц!

Медовый месяц! Такое вряд ли когда-нибудь забудешь! Две беззаботные недели, проведенные вместе на Мауи. Долгие солнечные дни и бурные ночи любви.

— И ты поверила Джорджии, а не мне, — отрезал Никос. — Знаешь, что я чувствовал в тот момент?

Его руки сжались в кулаки. Как ему хотелось что-нибудь разбить! Скоро, скоро у него будут доказательства…

— Тебе никогда не приходило в голову, что Джорджия намеренно хотела разрушить наш брак? Уничтожить тебя и меня?

— Да, — честно призналась Катрина. Именно так она и подумала тогда. Обиженная женщина могла пойти на все, но…

— Она назвала даты, места, отели… Показала счета…

Катрина снова пережила тот ужас, который испытала при виде доказательств его измены. Она побледнела от боли.

— Я не был с ней.

— Черт побери, она была беременна, — закричала Катрина. — У нее было свидетельство врача! Она показала мне копию результатов ультразвукового обследования.

Катрина не сказала, что это была видеозапись, доставленная ей домой посыльным. Какая жестокость! Катрина смогла посмотреть только пару секунд, потом ей стало плохо.

Она была не в силах вынести все это. Не могла вынести, что была с ним такой раскованно — бесстыдной, в то время как он обманывал ее.

Со стоном отчаяния и ненависти к самой себе Катрина откатилась на другой конец кровати, стремясь быть от него как можно дальше.

— Дай мне уйти, — воскликнула она, спуская ноги с кровати.

Но он схватил ее. — Нет.

Катрина повернулась к мужу, шипя и царапаясь, как кошка.

— Что ты хочешь мне доказать, Никос? Что ты сильнее? — Девушка встретила его взгляд. — Опытнее в постели? — добавила она бесстрашно.

Что-то промелькнуло в его глазах. У нее появилось странное предчувствие.

Никос не сказал ни слова. Они оба молчали, и эта тишина была ужаснее любых слов.

И вдруг Никос перевернулся на спину, увлекая жену за собой. Положив руку ей на ягодицы, он крепко прижал Катрину к себе, другой рукой схватил ее за волосы и впился в полные губы.

Он целовал ее беспощадно. Катрина не могла дышать. Муж терзал ее губы в поцелуе, проникая языком в самые укромные уголки рта, подчиняя ее своим желаниям.

Она услышала стон, но не поняла, что он вырвался из ее груди.

Никос заявлял свои права на нее. Как дикарь, как варвар. Безжалостно, беспощадно.

Этот мужчина почти утратил контроль над собой. Он хотел завладеть не только ее телом, но и душой.

Что-то взорвалось у нее внутри, она уже не просто пассивно лежала в его объятьях, но жарко отвечала на его ласки.

Катрина сама не осознавала, что делает. Она была так же охвачена страстью, как и он. Не просто отдавала ему себя, но и от мужа требовала того же.

Секс был грубым и стремительным. Она хотела его, хотела, чтобы он взял ее безжалостно, как дикарь, как животное.

Ее ногти впились мужу в спину, тело извивалось на нем, с губ срывались страстные стоны. Она закричала, когда он наконец вошел в нее.

Намеренно провоцируя Никоса, Катрина начала медленно двигаться на нем, то впуская его в себя, то выпуская. Никос хрипло застонал.

Жаркие волны подхватили ее, она приподнялась на гребне одной из них, выпустив его на секунду, показавшуюся обоим вечностью, и снова опустилась, сгорая от страсти.

Секс оставил их обоих без сил. Тела были влажными от пота, дыхание — учащенным.

Катрина прижалась к мужу и блаженно вздохнула, когда его пальцы погладили ее по спине.

Она все еще не могла отойти после того, как они занимались любовью. Каждый сантиметр ее тела, казалось, превратился в эрогенную зону. Каждая клеточка хотела продолжения.

То, что они только что испытали, было не просто сексом, не просто удовлетворением физического желания. Большей близости между мужчиной и женщиной, чем была у них с Никосом, невозможно себе представить.

Но Катрина не хотела признаться в этом.

Никос поцеловал мочку уха Катрины, потом взял ее в рот и нежно прикусил. Затем его губы проложили дорожку из поцелуев вдоль шеи к впадинке у горла.

Катрина застонала, когда его губы прижались к ее губам в сладостном поцелуе. Язык раздвинул ее мягкие губы, разжигая вновь еще не успевшее погаснуть пламя.

Никос стремительно сел на кровати и прижал жену к матрасу, покрывая поцелуями ее груди.

Соски напряглись в ожидании ласки. Он обвел одну розовую вершинку языком, потом взял в рот.

Катрина не смогла сдержать сладостную дрожь, когда он начал посасывать ее сосок, а потом дразняще прикусил его зубами. Девушка закричала. Через секунду она ощутила его горячий рот уже на другом соске. Ее пальцы впились в темные колечки волос на его груди, погладили плоский живот и скользнули ниже…

17
{"b":"5379","o":1}