ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда он наконец вошел в нее, она испытала облегчение. Подняла бедра ему навстречу, сначала подстраиваясь под его ритм, потом ускоряя движения, когда почувствовала приближение оргазма.

Никос поднял ее на высоты, о существовании которых она даже не подозревала. И он был вместе с ней. Они одновременно достигли оргазма, и Катрина знала, что запомнит этот момент на всю жизнь, такую радость она испытала.

Думать и сожалеть она будет потом. Но сейчас Никос был единственным, что имело значение.

Никос держал Катрину в своих объятьях. Ее голова лежала у него на плече. Она слышала ровное биение его сердца, ощущала твердость его мускулов, тепло его кожи, дыхание на своих волосах. Его рука легла ей на бедро, демонстрируя право собственности.

Она обожала его мускусный запах. Восхищалась игрой мускулов под гладкой как шелк кожей оливкового цвета. Сейчас запах его тела смешивался с тонким ароматом одеколона.

Катрина принадлежала мужу. Это было понятно уже по тому, как он даже во сне не выпускал ее из своих объятий.

Она видела это в его глазах до того, как он заснул. Только Никос смотрел на нее так.

В начале их отношений ему достаточно было лишь взглянуть на нее, и она чувствовала это. Желание, которое они смогут утолить, когда окажутся в спальне. Его взгляд обещал ночи, полные любви и наслаждения, когда они смогут заснуть лишь на рассвете, утомленные страстью, чтобы встретить вместе новый день.

Неужели так будет всегда?

Полное и безоговорочное доверие? Верность? Они были двумя половинками одного целого. Их сердца бились друг для друга. Это была самая настоящая любовь.

Когда-то Катрина думала: ничто не сможет встать между ними. Никто не сможет разлучить их.

Но такой человек нашелся. И угрожает им до сих пор. Джорджия.

Глава ДЕВЯТАЯ

— Вставай, солнышко!

Катрина со стоном приподняла голову и тут же, перевернувшись на живот, спрятала ее под подушку.

— Еще рано, — запротестовала она.

— Уже девять часов, — сообщил Никос. — Ты позавтракаешь в постели, а потом мы поедем на пикник. К Голубым горам.

Она не знала, чему удивляться больше — завтраку в постели или пикнику в горах.

— Пикник? — переспросила она, убирая подушку. — Ты с ума сошел?

Конечно, уже весна, но все равно холодно для пикника. А в горах еще холоднее из-за близости Большого Водораздельного хребта.

Никос присел на кровать рядом с женой. Вот это да! Катрина ощутила дразнящий аромат свежесваренного кофе, тостов и… что это? Бекон?

И еще апельсиновый сок. Она села, подложив подушку себе под спину.

— Какая роскошь, — промурлыкала Катрина, поднимая стакан с соком с подноса. Настороженно глядя на мужа, она спросила: — Что ты задумал?

Никос сел рядом с ней на постели и взял тарелку с яичницей, беконом и тостами.

— Разве я не могу подать тебе завтрак в постель просто по доброте душевной?

Он уже успел принять душ и одеться, и Катрина не могла не отметить, каким свежим и элегантным он выглядит в столь ранний час. Она, напротив, выглядит ужасно после такой ночи. Обнаженная, со спутанными волосами, мечтающая только об одном — поспать еще часок-другой.

— Нет, — уверенно заявила Катрина.

— Ты обижаешь меня. Я ведь частенько приносил тебе завтрак в постель.

— Да, — согласилась девушка. — Только раньше ты пытался удержать меня в постели, а не вытаскивать из нее.

— Я подумал, что будет здорово поехать на пикник, полюбоваться природой, отдохнуть.

Катрина допила сок и отправила кусочек бекона в рот. Что-то ей не очень верилось в такое бескорыстие. Может, он просто решил отвлечь ее мысли от Джорджии хотя бы на один день?

— Никаких телефонов, никаких деловых встреч, — продолжал муж.

— Но в горах холодно.

— Я могу пересмотреть мои планы, если ты предпочитаешь остаться в теплой постели.

— Пикник — это чудесно, — моментально отозвалась девушка и услышала, как он удовлетворенно хмыкнул.

А что она могла сделать? То же самое, что и в прошлое воскресенье? Или позвонить друзьям и отправиться исследовать район Роке с его магазинами, уличными лотками и ресторанчиками? Съездить в теннисный клуб? Или остаться дома и работать на компьютере?

Возможностей было много, но ни одна из них не привлекала Катрину.

Кроме того, день, проведенный с Никосом на природе, а не в постели, поможет ей разобраться в их отношениях.

Отношениях? А связывает ли их что-нибудь, кроме секса и завещания Кевина? — размышляла Катрина.

Она решила надеть вязаную кофточку и джинсы.

Прошло девять дней, как она переехала жить к Никосу. А они уже спят в одной спальне, в одной постели. Хотя все существо Катрины противилось этому.

Что это значит? Слабость? Бесхарактерность? Или поиск плюсов в неприятной ситуации?

Нет, поняла она, натягивая носки и кроссовки.

Как ей хотелось забыть о Джорджии и ее жестоких словах! Та стремилась унизить ее и напугать. Бывшая любовница никак не может пережить тот факт, что они с Никосом снова вместе, она не успокоится, пока не уничтожит их счастье.

Неужели Джорджия пойдет на все ради своей цели?

И на что вообще способна женщина ради мужчины?

Катрина не хотела думать сейчас о Джорджии и о том, что та замышляет против них. Она накинула на плечи свитер и завязала рукава узлом на груди. Сегодня она будет наслаждаться природой и обществом мужа. А о проблемах подумает потом.

Никос выехал на западное шоссе, ведущее в Катумбу. Они проезжали маленькие городки, останавливались и покупали рулетики с начинкой, фрукты, воду, разглядывали живописные долины и в конце концов свернули к водопаду, где решили перекусить.

Никос принес из машины коврик и расстелил на покрытом травой берегу. Они уселись и достали еду.

Было холодно, намного холоднее, чем в Сиднее, но зато тихо и спокойно. Катрине казалось, что она может слышать тишину, окружавшую их. Какой контраст с жизнью в городе! Единственное, что нарушало тишину, — это шум льющейся со скалы воды.

Они были здесь совсем одни. Катрина с Никосом словно открыли для себя давно забытую тайну жизни, состоящей из простых радостей созерцания природы.

Человек развивался много столетий, но дикая природа оставалась прежней, прекрасная в своей первозданности, поражающая примитивной энергией, исходящей от нее.

Катрина доела рулетик из ветчины с салатом и взяла яблоко.

— Спасибо, — прошептала она.

— За то, что привез тебя сюда?

— Да.

Она почувствовала, как напряжение последних дней пропадает, сменяясь чувством умиротворения. Город казался таким далеким. Все проблемы: стресс на работе, вымогательства Энрике, угрозы Джорджии — остались там. Даже ее ненависть к Никосу, казалось, исчезла.

Муж достал бутылку с водой. Девушка доела! яблоко и встала. Но Никос схватил ее за запястье.

— Не спеши. — Он потянул жену вниз. — Отдохни еще немного.

Она так устала. Ничего не случится, если закрыть глаза на пару минут…

— Пора уезжать. Скоро пойдет дождь. Девушка открыла глаза и увидела затянутое тучами небо. Она была заботливо укрыта покрывалом.

— Который час? — Катрина вскочила на ноги. Сколько же она проспала?

Как только они сели в машину, все вокруг заволокло тучами и дождик застучал по окнам. Зеленая листва деревьев казалась в тумане серебристо-синей, но, когда они спустились в долину, небо расчистилось и снова засияло солнце.

Катрине не хотелось, чтобы день заканчивался, не хотелось возвращаться в город.

— Как насчет того, чтобы заехать в Роке и съесть пиццу? — предложил Никос, словно читая ее мысли.

— Хорошая идея, — согласилась Катрина, поворачиваясь к мужу.

Они гуляли по популярному району, называемому Роке, рассматривали изделия ремесленников, выставленные на лотках, магазинчики, уличные кафе, а потом поужинали самой вкусной пиццей, какую Катрина когда-либо пробовала, вместе с бокалом вина, за которым последовал крепкий черный кофе.

18
{"b":"5379","o":1}