1
2
3
...
21
22
23
...
26

В пять тридцать она выехала из офиса, и машина тут же попала в сплошной поток автомобилей, еле-еле двигающихся в направлении от центра к пригородам.

Когда она приехала домой, машина Никоса уже стояла в гараже. Муж ждал ее в холле.

Катрина наградила его убийственным взглядом и направилась к лестнице.

— Не смей ни о чем меня спрашивать!

Она не увидела, как его брови удивленно приподнялись, а губы растянулись в улыбке.

Поднявшись по лестнице, девушка скинула сначала одну туфлю, потом другую, расстегнула жакет и блузку. Войдя в свою комнату, она расстегнула молнию на юбке. Еще через секунду она обнаженная вошла в ванную комнату и включила воду, мечтая о расслабляющей ванне, которая прогнала бы боль из усталых мышц. Только вот, к сожалению, у нее не было времени на такую роскошь.

Она вступила под струи льющейся воды и взяла благоухающее розами мыло. Медленно намыливая плечи, девушка думала о том, как она устала от всех этих эмоциональных переживаний и как болят перенатруженные за ночь мышцы. Какой-то звук привлек ее внимание, она повернулась и открыла рот от изумления. Обнаженный Никос встал под душ рядом с ней.

— Что, черт побери, ты здесь делаешь? Он взял мыло из ее дрожащих пальцев.

— Мне кажется, ответ и так очевиден.

— Нет, — застонала Катрина, почувствовав его прикосновение к своей коже. Муж начал медленно намыливать ее тело. Она попыталась остановить его руки, но безуспешно. — Отдай мне мыло!

— Почему бы тебе не расслабиться и не позволить мне поухаживать за тобой?

Расслабиться? Она была вся как натянутая струна.

— Нет…

Руки мужа начали массировать ее шею и плечи, прогоняя напряжение. Катрина издала стон отчаяния, смешанного с наслаждением. Его пальцы скользнули ниже, массируя спину, и снова вверх.

Ей было так хорошо! Она моментально забыла обо всех проблемах, растворяясь в море наслаждения, вызванного его прикосновениями.

Он намылил каждый сантиметр ее тела. Она вздохнула, когда пальцы обвели контуры ее груди.

— У нас нет времени…

— Еще как есть.

Муж начал умело ласкать ее.

— Мы опоздаем на выставку, — выгнулась в его объятьях Катрина.

— Нет, — прошептал Никос.

Он поцеловал ее в губы, скользнув языком глубоко внутрь. Это эротическое исследование заставило ее сердце бешено забиться, а кровь вспыхнуть в жилах.

Катрина обхватила его за плечи, отвечая на поцелуй. Она забыла о времени, забыла обо i всем. Вся вселенная для нее сосредоточилась на волшебной магии его ласк.

Сколько минут прошло? Пять, десять? Катрина потеряла счет времени… Она чувствовала, что в ней нарастает желание слиться с ним, желание, которому она была не в силах противиться.

— Нам действительно пора идти, — взмолилась девушка.

— Угу.

Катрина выключила воду. Никос протянул ей полотенце и взял другое для себя. Искушение подразнить мужа было велико, но еще больше было желание оказаться с ним в постели и оставаться в ней весь вечер и всю ночь.

— Позже, — пообещал Никос, его глаза потемнели от страсти.

Выставка проходила в одной из художественных галерей в центре. На ней были представлены произведения современных художников, многие из которых уже добились славы.

Катрина рассматривала картины. Одна из них привлекла ее внимание.

Что-то в использованных художником красках было похоже на полотна Моне, который тоже так любил рисовать сады. Сад на этой картине напомнил ей Францию с ее зелеными лугами и яркими цветами.

— Нравится? — Да.

Она прекрасно смотрелась бы в ее квартире или на стене в офисе.

К Никосу подошел коллега, а Катрина продолжила осмотр.

— Дорогая Катрина, мы все время оказываемся в одних и тех же местах. Какая удача!

— Энрикс… Почему-то меня не удивляет наша встреча.

— У меня есть связи и хорошие друзья, — улыбнулся сводный брат. — К тому же я мастер собирать сплетни и слухи, а для этого полезно бывать на подобных мероприятиях.

— Ты один?

— Милочка, когда это Хлоя интересовалась искусством? Ты подумала о моем предложении?

— Мне нет нужды думать. Ответ, как всегда, отрицательный.

— Катрина, — покачал головой Энрике, — моя информация может тебе пригодиться.

— Нет.

— Нет? — Он сделал паузу. — Разве тебе не хочется узнать пару интересных подробностей об очаровательном малыше Джорджии? Которых тебе не расскажет Никос?

Катрина почувствовала смертельную усталость.

— Это старые новости.

— Не такие уж и старые.

— Ты на все пойдешь ради денег или у тебя есть границы? — спросила она.

— У меня дорогостоящие привычки, милая, мне постоянно нужны деньги. — Его улыбка напомнила ей оскал акулы. — И для меня не играет особой роли, кто заплатит — газета или ты.

— Пошел к черту!

— Значит, ответ — нет?

— Причем на все твои просьбы в настоящем и будущем, — раздался голос Никоса за спиной. — Послушай, Энрике, если ты хотя бы еще раз подойдешь к Катрине, ты об этом пожалеешь.

Кстати, у меня тоже есть кое-какая информация о тебе. И я могу использовать ее.

Энрике наградил Катрину взглядом, полным ненависти.

— Ты должна мне. Кевин должен мне.

— Угрозы уголовно наказуемы, — напомнил Никос.

Энрике выругался.

— Надеюсь, вы оба сгорите в аду. — Он повернулся и исчез в толпе посетителей.

— Милый молодой человек, — насмешливо прокомментировал Никос.

— Я пойду посмотрю другие картины, — объявила Катрина.

Муж последовал за ней, но его внимание отвлек кто-то из коллег. Катрина же вернулась к той картине, которая ей понравилась. И заметила крохотную табличку «Продано». Девушка жутко расстроилась. Почему она сразу не пошла к владельцу и не договорилась о покупке?

— Мне кажется, — присоединился к ней Никос, — нам уже можно уходить.

Им пришлось поприветствовать еще нескольких знакомых, прежде чем они смогли уйти.

— Голодна? — спросил Никос уже в машине. Катрина бросила на мужа подозрительный взгляд:

— Ты имеешь в виду еду?

— У тебя был ланч?

У нее не было даже завтрака. Она только перекусила за рабочим столом чашечкой кофе с сэндвичами.

А канапе, крекеры с сыром и слоеные пирожки, которые подавали в галерее, вряд ли можно было назвать полноценным ужином.

— Честно говоря, я слегка проголодалась, — призналась девушка, и Никос остановил машину возле модного кафе в Дабл-Бэй.

В меню были блюда с экзотическими названиями. Катрина выбрала ризотто с креветками и брушетту. И черный кофе. Никос заказал то же самое. Они потягивали минеральную воду со льдом, ожидая, когда принесут еду.

Катрина остро ощущала его присутствие. Она знала, что под дорогим костюмом и маской преуспевающего бизнесмена скрывается мужчина из плоти и крови, доводящий ее до безумия в постели. Его глаза сверкали. Ни в одном мужчине Катрина не встречала такой потрясающей комбинации примитивной мужской силы и светской изысканности. А если добавить сюда его чувственность… Ни одна женщина не сможет устоять перед его магнетизмом.

Она редко видела его в ярости. Он почти всегда держал свои эмоции под контролем. За исключением прошлой ночи. Вчера он превратился в тигра, выпущенного из клетки. Катрина задрожала при одном воспоминании.

— Холодно?

На ней был элегантный костюм — брюки, блузка и жакет. И ночь была теплой.

— Нет.

Появился официант. Они ели не спеша. Потом долго наслаждались кофе.

Было уже одиннадцать, когда Никос поставил машину в гараж и открыл жене дверь. Напряжение последних нескольких дней начинало сказываться, и Катрина ощутила огромное желание лечь в постель и уснуть.

— Позволь мне раздеть тебя.

Она удивленно посмотрела на мужа. Его пальцы начали расстегивать жакет. Никос снял с жены блузку и принялся за брюки. Он стянул их со стройных ножек, передал Катрине, и она отодвинула их в сторону.

Она пробормотала что-то в знак протеста, когда его руки нашли застежку лифчика. Сняв лифчик, его руки легли на крошечные трусики-бикини.

22
{"b":"5379","o":1}