ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

автограф Св. Симеона Столпника.

"Что    же   до   внутреннего   значения   или   'идейного содержания'", о котором говорит в своем  предисловии  профессор Т.,  то тут  его  нет  и  в  помине, не считая, впрочем, того, которое  вы,  читая книгу,  способны  привнести  в  нее  сами. (Подсказка:  О  ком П.Т. Барнум сказал, что такие-де "рождаются раз в минуту"?) Мы надеемся, что с помощью этой книги  читатель сможет  приобрести углубленные представления не только по части природы литературного разбоя, но также и относительно  присущих лично ему особенностей. (Еще подсказка: Какие слова выпущены из нижеследующей известной пословицы: "У -- не залежится -"? Три минуты на размышление. На старт, внимание, поехали!) "Холестерин  Колец"  представляет собой пародию. Это важно помнить. Перед вами попытка высмеять другую книгу, а  вовсе  не выдать  себя за нее. Стало быть, мы просто обязаны подчеркнуть: тут все понарошку! Поэтому, если вы почти уже собрались  купить эту  книгу, считая, что она про Властелина Колец, самое лучшее для вас - засунуть  ее обратно  в  ту  груду  макулатуры,  из которой  вы  ее извлекли. Правда, если вы уже дочитали до этого места, то это, скорее всего, означает, что вы, -  ну,  что  вы уже  купили...  о,  Господи... вот горе-то... (Ну-ка, Мартышка, сколько там набежало на кассовом счетчике? Брынь!)

И наконец, мы надеемся, что те из вас,  кто  уже  прочитал замечательную  трилогию проф. Толкина, не станет держать на нас зла за эту небольшую пародию. Шутки  в  сторону,  то,  что  нам выпала  возможность повеселиться за счет этой гениальной книги, автор которой в равной степени наделен и богатством воображения и литературным талантом, мы для себя считаем за честь. В  конце концов,  величайшая  из  услуг,  какую  способна оказать книга, состоит в том, чтобы доставить удовольствие, в  данном случае: удовольствие,  рождаемое  смехом.  Только  не надо волноваться, если, читая то, что вы вот-вот начнете читать, вы так ни разу и не рассмеетесь: навострите ваши розовые уши и, может быть,  вам удастся расслышать  в  воздухе серебристые переливы радостного веселья, - далеко, далеко от вас...  Это мы, дурачок. Брынь!

Пролог - относительно хоботов

Относительно  книги,  которую  читатель  держит  в  руках, сказать можно только одно: главным побуждением ее авторов было желание разжиться деньгами, так что перелистывая  ее  страницы, читатель узнает немало и об их характерах, и об их литературной порядочности.  Что же до самих хобботов, то о них он не получит практически никаких сведений, поскольку всякий, у кого в голове сохранилась хотя бы малая часть шариков, охотно согласится, что подобные твари могут существовать разве в детском  воображении, да и то еще следует оговориться, что речь идет о детях, которые проводят  младенческие годы в плетеных корзинках, а подрастая, становятся уличными фиглярами или страховыми агентами, -  если не  просто  людьми,  зарабатывающими  на  жизнь кражей домашних собак. Тем не менее, если судить по тому, как хорошо расходятся интересные книги проф. Толкина, эти  люди  составляют  довольно обширную  часть  населения,  легко  узнаваемую  по своеобразным подпалинам на карманах, возникающим лишь  при  самопроизвольном возгорании  смятых  в увесистый  ком  купюр.  На потребу таким читателям мы и собрали здесь воедино кое-какие  относящиеся  до хобботов  клеветнические сведения откровенно расистского толка, каковые нам удалось выжать из книг проф. Толкина, для  чего  их пришлось  разложить  аккуратными стопками по полу и затем долго топтать ногами, скача и подпрыгивая. В угоду этим же  читателям мы  включили сюда краткий пересказ скоро выходящего в свет (так скоро, как только удастся  распродать  вот  эту  собачью  чушь) описания  ранних приключений  Килько  Сукинса,  названного  им "Путешествие  с  Гормоном  в поисках  Нижесредней  Земли",  но переименованного мудрым издателем в "Долину Троллей".

Хобботы  -  народ  противный, но приставучий, численность его довольно  резко  сократилась  с  тех  пор,  как  на  рынке волшебных сказок  обозначился спад. Туповатые и строптивые, да при том еще и занудливые,  они  предпочитают  всему  на  свете простое  житье в пасторальном убожестве. Техники более сложной, чем  удавка,  дубинка   или люгер   хобботы   не   любят,   а "Переростков",  или  "Верзил",  как  мы у  них называемся, они сторонились  издавна.  Ныне  они  с  нами,  как правило,   не связываются,  -  исключая  те  редкие случаи, когда им удается сбиться в  банду  до  сотни  голов,  чтобы  сожрать  всухомятку какого-нибудь  одинокого фермера или охотника. Хобботы - народ маленький, ростом  чуть  меньше  гномов,  которые  считают  их тщедушными,  лукавыми и  непредсказуемыми, а между собой часто называют "болотной чумой". В высоту они редко  достигают  более чем  трех  футов, но тем не менее вполне способны одолеть любое существо, ростом вдвое меньшее их, - конечно, если им  удается застать  его  врасплох.  Что же до хобботов, населяющих Шныр, о которых у нас и пойдет главным образом речь, то они  отличаются необычайной неряшливостью,  ходят в залосненных серых с узкими лацканами  костюмах,  а к  ним  надевают  тирольские  шляпы  и галстуки  из  шнурков.  Обуви они не носят, передвигаются же на двух  покрытых  волосом  затупленных приспособлениях,  которые можно  назвать  ступнями  лишь  на  том основании, что ими-то и кончаются у хобботов ноги. Угреватым лицам хобботов свойственно злорадное  выражение,  обличающее   глубоко   укоренившуюся   в обладателе такого  лица  привычку  звонить незнакомым людям по телефону и, выкрикнув какую-нибудь   непристойность,  немедленно вешать  трубку;  когда же хобботам случается разулыбаться, то в их  манере  помахивать  языком, свесив  оный  на  целый   фут, обнаруживается нечто такое, отчего даже дракон с острова Комодо начинает  в  изумлении нервно сглатывать. Пальцы у них длинные, ловкие - такого рода пальцы, что сразу приходят  на  ум  руки, привыкшие  смыкаться  вкруг  шеи  каких-нибудь  мелких пушистых зверушек, или шарить по  чужим  карманам,  -  хобботы  здорово мастерят всякие сложные и полезные штуки вроде игральных костей со  свинцом  внутри или мин-сюрпризов. Любят они поесть-попить, поиграть в "ножички" с каким-нибудь безмозглым  четвероногим  и рассказать  похабный гномовский анекдот. Любят также устраивать тоскливые вечеринки и дарить дешевые  подарки,  -  что  же до прочих существ, то они относятся к хобботам точь в точь с таким же почтением и приязнью, как к дохлой выдре.

Совершенно понятно, что хобботы нам родня, место которой на эволюционной  линии,  ведущей  от крыс к росомахам, а от тех прямиком к итальянцам, но какова истинная степень нашего с ними родства теперь уже и не  скажешь.  В  добрых  стародавних  днях корни  хобботов,  в  тех  днях, когда  мир  населяли красочные существа, каких ныне  можно  увидеть  разве что  выпив  кварту выдержанного  денатурата.  Только  эльфы и сохранили предания о тех временах, но ведь  летописи  эльфов  заполнены  по  большей части  разными  байками  про  них  самих,  да  еще  скабрезными изображениями голых троллей и отталкивающими  описаниями  оргий так называемых  "орков".  Впрочем,  хобботы определенно жили в Нижесредней Земле  еще  задолго  до  дней  Фрито  и  Килько,  в которые,  подобно пожилой колбасе, внезапно заявляющей о своем присутствии, они заставили призадуматься совет Малых и Нелепых.

Случилось все это в Третью Эпоху Нижесреднеземья, в  Эпоху Листового Железа, земли той поры давно уже погрузились в море, а их обитатели - в круглые цинковые коробки, в  коих  хранятся диснеевские  мультфильмы. О землях предков хобботы времен Фрито утратили уже всякие воспоминания, отчасти потому,  что  уровень грамотности  и  умственного  развития их мало чем отличается от свойственного молодому морскому ежу, отчасти же из-за присущей хобботам  любви  к  генеалогическим  штудиям, заставляющей их с неприязнью относится к мысли о том, что  корни  их  старательно подделанных семейных  древес  примерно  так  же  прочны, как у Бирнамского Леса. Тем не менее косноязычный их говор и любовь к блюдам,  приготовленным  на бриолиновом   сале,   определенно свидетельствуют,  что в какой-то из периодов своего прошлого им случалось забредать на запад. В легендах их и старинных песнях, посвященных все больше сластолюбивым эльфам  и  мучимым течкой драконам,  мимоходом  упоминаются местности, лежащие вкруг Реки Анаглин, между Фанерным Бором и  Картонными  Горами.  Кое-какие летописи, хранимые  в  огромных библиотеках Роздора, не говоря уже о старых  номерах "Полицейской  Газеты"  и  тому  подобном добавляют  этому суждению достоверности. Какая причина побудила хобботов предпринять опасный  переход через  горы  в  Идиодор, достоверно  неизвестно,  хотя в тех же песнях упоминается Тень, накрывшая землю, так что в ней перестала расти картошка.

2
{"b":"53795","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Община Святого Георгия. Второй сезон
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Ящик Пандоры
Треугольная жизнь
Деньги без дураков
BOSS на час
Эльфика. Простые вещи. Уютные сказки о чудесах, которые рядом
Супермаркет