ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Медсестра спешит на помощь. Истории для улучшения здоровья и повышения настроения
Девушка из каюты № 10
Всегда кто-то платит
Фантомные были
Академия пяти стихий. Возрождение
Девушка с глазами цвета неба
Туве Янссон: Работай и люби
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
И вдруг никого не стало
Содержание  
A
A

– Если не считать того, что я только что видел эту молодую красивую женщину, в одном из патио вашего дворца, когда шел к Вам…

– Вы сообразительный человек, и потому не будем развивать эту тему. То, что вы поняли, останется между нами.

– Конечно, сэр.

– Итак?

– Итак, я их выследил. Он – Мигель Мартинец, по происхождению из бедной мексиканской семьи, нелегально проник в США 10 лет назад, натурализовался, получил гражданство, работал охранником, некоторое время был на службе у мистера Филиппе Родригеса…

– Ах, даже так… Ничего криминального за ним нет?

– Нет.

– Жаль…

– А уж мне как жаль… Но…

– Да?

– Но на него есть досье в полиции. Он подозревался в совершении, убийства Джейн Эриксен, любовницы Филиппе Родригеса.

– Дальше подозрений дело не пошло, так?

– Так, сэр. Он доказал, что его алиби – безупречно.

– Интересно. Но все равно, эти материалы нам понадобятся. Лучше бы, чтобы в вашем распоряжении оказалось материалов, инкриминирующих этому мексиканцу убийство, в большем количестве, чем ими обладал прокурор штата.

– Я вас понял. У меня уже есть документально подтвержденные показания проститутки, у которой он, якобы, провел ночь убийства любовницы дона Филиппе, – она честно призналась мне, что в ту ночь была на вилле Хорхе Мартинеса и обслуживала гостей Хорхе. Так что доказать будет не сложно, если что.

– Дорого обошлись показания?

– Не очень: пять тысяч баксов и обещание никому не рассказывать о том, что её дочь воспитывается в штате Вермонт в католической школе, для девочек, и, тем более – никому не давать адрес колледжа.

– Включите эту сумму: в накладные расходы.

– Разумеется сэр.

– Что дальше?

– Дальше, как говорится, больше. Я выяснил, где они встречаются.

– Это одно и то же место?

– В том то и дело, что нет. Они встречаются каждый день…

– О, Боже… И давно?

– Не менее года.

– О Боже… Извините. Черт побери эту дурацкую манеру обращаться к Богу тогда, когда пора обращаться к дьяволу. Итак?

– Итак, таких мест семь. Это бассейн, сауна и комната отдыха клуба «Ротари». 0н там работает массажистом. И во время массажа у них происходит…

– Не надо подробностей, дальше?

– Дальше, – теннисный корт клуба «Лайонс-Глобал»

– Он и членов «лайонс-интернешэнэл» массирует?

– Нет, там он работает два часа в день тренером по теннису для начинающих.

– Но моя… Простите, но эта женщина далеко не начинающая, она выигрывала первенство Массачусетского университета ещё в 1995 году.

– Вполне возможно. Но ему разрешено тренировать только начинающих. А ведь в клубе никто не станет проверять уровень игры у тех, кто покупает себе тренера на два часа в день.

– И у нее…

– И у неё куплено все время этого тренера на год вперед: два часа каждый вторник.

– А _в понедельник – это массаж в «Ротари-клубе»?

– Да, сэр.

– А в среду? Черт побери, где они встречаются в среду?

– В дамском клубе «Хиромантия».

– Она этим давно интересуется, но что, черт побери, делает там этот голубоглазый красавчик?

– Он магистр черной магии. Чем они там занимаются я сказать не могу, клуб-то женский, и мужчины там – это парнишка с родинкой в роли хироманта, и два парня-официанта, но мне обещали там место бармена на то время, пока их работник болеет.

– А что с ним случилось?

– Какие-то хулиганы поздно вечером побили так, что с его лицом в приличном месте появляться не следует по крайнем мере недели три. Думаю, мне этого хватит.

– А если не хватит?

– Боюсь, и рука у него плохо срастается.

– Что с рукой?

– Обширные переломы фаланг пальцев правой руки.

– Да, в профессии бармена это недостаток.

– А у меня и с лицом, и с руками все в порядке, сэр…

– Вижу. Четверг?

– В четверг заседание благотворительного общества «Добрый самаритянин».

– Там-то где трахаться? Извините…

– Ничего, сэр. Вот там-то как раз есть где. Если в «Рортари», «Лайонсе» и клубе «Хиромантия» они за довольно большие деньги арендуют помещения для встреч, то здесь все просто.

– То есть?

– Видите ли, сэр… Многие солидные граждане города были бы крайне обескуражены, если бы им удалось, как мне, проникнуть хотя бы на один вечер в здание, арендованное под общество «Добрый самаритянин». В клубе «Хиромантия», пока гасится свет, крутится стол и какой-нибудь нанятый за пятерку придурок из-за стены говорит всякие глупости от имени давно померших родственников, а парочки, пользуясь кромешной тьмой, по очереди уходят в соседнюю комнату и там трахаются, то у «самаритян» все продумано заранее и сделано с комфортом. Арендовано старинное здание в Пойнт-бис, на Крекер-авеню. Сбор: каждый четверг в 19-00. Вначале благотворительный чай, где редкие гости платят большие деньги на благие дела. Потом гости уходят, а члены общества обсуждают накопившиеся проблемы. Но это так только называется, – проблемы самом деле…

– На самом деле?

– На самом деле парочки, состоящие из самых богатых и известных граждан штата со своими любовниками просто расходятся в свои комнаты и занимаются там любовью, сколько влезет.

– Пятница?

– В пятницу голубоглазый и его «партнерша» посещают приют для детей, перенесших полиэмиэлит…

– О, хорошо, что напомнили передайте потом адрес приюта моему секретарю. Скоро у меня появится потребность проконсультироваться со специалистами в этом вопросе. Там хорошие врачи?

– Очень хорошие. Но у них вечно не хватает денег на лечение больных детей, на исследования, на лекарства. И они сдают в аренду коттедж на территории, приюта. Хотите верьте, хотите нет, – скромный коттедж сдается за 400 долларов в сутки.

– Плата за конфиденциальность?

– Дети ничего не видят, а врачи и сестры делают вид, что ничего не видят. Каждый день в приют приезжает с благотворительными целями одна пара, как правило, это жена крупного бизнесмена, а то и политика. Ну, сами, понимаете, с другом, секретарем, советником, референтом. Они осматривают территорию, дарят детишкам апельсины, и уходят в коттедж для обсуждения «благотворительных документов».

– Я вижу, что мои деньги идут на благие цели. И то хорошо. Что вы скажете о субботе?

– В субботу 24 жены бдительных бизнесменов и политиков штата выезжают на «дамское барбекю» к Скалистым горам.

– Пикничок?

– Что-то вроде. Исключительно одни женщины. Женщины в охране, женщина за рулем автобуса «Мерседес» с кондиционером и баром, – это они нарочно не в персональных машинах а в автобусе, чтобы вспомнить школьные годы веселые. Женщины жарят мясо на решетке, женщины подают холодное «шампанское». Только женщины…

– А при чем тут наш голубоглазый?

– А вот когда женам надоедает женское общество, они расходятся по палаткам. Новейшая конструкция, кондишен, туалет, душ. И там ждут их любовники, которых заранее привозит автобус.

– Как вам удалось отследить это место встреч?

– Пришлось стать любовником…

– Надеюсь…

– Нет, нет… Та дама, о которой мы говорим, встречается только с одним молодым человеком. Но не все техасские миллионерши отличаются таким постоянством. Есть среди них и любительницы острых и непременно новых, каждый день, ощущений. И я со своими данными подошел одной из дам этого круга. Описывать историю знакомства не буду, вам это не интересно, но в минувшую субботу мне пришлось отработать свои 2 тысячи долларов в поте лица своего. Должен вам сказать, – ну и дамочки там собираются, это что-то… У парней нелегкий хлеб…

– Так, подробности мы опустим. Что вы узнали?

– Все, что нужно. Я отработал половину суммы, дал в оранжаде своей «подруге» «успокаивающего» и осмотрел, как говорится, округу…

– Фотографии?

– Разумеется. Я сделал фотографии на всех точках, во всех объектах. Качество – отличное, ракурсы изысканные, достоверность полнейшая. Компьютер на моем аппарате зафиксировал дату и час, так что – без вариантов, как говорится.

48
{"b":"538","o":1}