ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Можно задавать любые вопросы и предлагать любые решения.

– Я думаю…, – начал важно Вася Глушенко – самый молодой в группе и самый талантливый…

– Тихо-, предупредил Виктор Егорович. Вася думать будет.

– Посерьезнее, мужики, дело-то непростое, – предупредил Федя.

– Я думаю, – невозмутимо продолжил мысль Вася, – что они попытаются устроить инсценировку пожара, – дымовую завесу и все такое.

– Мысль правильная, в нужном направлении. Есть другие мнения? Нет? Тогда продолжай, Василий Андреевич.

– Я думаю так. Судя по агентурным данным (тут он вежливо поклонился в сторону Мити), особый интерес вызывают у потенциальных грабителей три зала на первом этаже, это первый, второй и третий. При этом для передачи работ через окно удобнее всего третий зал, окна которого смотрят во двор, и четвертый, окна которого выходят в переулок.

– Почему не первый и второй? – спросил Федя.

– Потому что подход к окнам первого и второго залов затруднен со двора, – там кусты какие-то трубы после ремонта у самой стены, словом надо напрягаться. А у тех залов, про которые я говорил, – окна выходят на ровные площадки, можно подойти вплотную к, окнам.

– Убедил, дальше.

– Дальше вопрос к Виктору Егоровичу, Егорыч, скажи, если машины поставить с раскрытыми багажниками, с водителем за рулем, с включенными моторами, так, чтобы одно движение, и тачки одна за другой уйдут из двора на Волхонку, и там – по прямой, сколько надо времени, чтобы загрузиться и уйти в отрыв?

– Да что там времени, – минуты…

– А сколько надо времени, чтобы кусачками обрезать проводки, на которых висят гравюры, подойти к окну, просунуть работы в отверстие между рамой и решеткой?

– Добавь время, чтобы вынуть работы покрупнее из рам…

– Я уверен, что будут брать только мелкие работы, которые даже в раме свободно проходят в отверстие. Я сам свои гуаши, акварели и пастели в рамки оформляю, соответственно, и вынимаю из рам. Это минуты, и минуты долгие. Уверен, преступники проводили хронометраж и постараются уложиться в три минуты. Так что брать будут работы в рамках…

– Почему три минуты? Откуда время?

– Это время, за которое из десантного дымового пакета выходит весь дым.

– Ты думаешь…

– Уверен. Идея ограбления, судя по агентурным данным (Вася опять галантно раскланялся с Митей, все заулыбались), сводится к тому, чтобы вбросить что-то типа десантного дымового пакета, с которым всем нам в юности (тут все опять заулыбались, потому как Вася был самым младшим в группе и в глазах товарищей пора юности для него ещё не миновала) пришлось иметь дело, в четвертый зал с направлением движения дыма в сторону третьего зала… Криками, шумом создается паника среди служителей и экскурсантов. Люди валят из четвертого в третий зал. Из третьего во второй и так далее. Кто-то из грабителей создает дополнительное давление, «организуя» движение человеческой массы под видом добровольного помощника пожарных, которые «вот-вот прибудут»

– Пожарные и служители не помешают?

– Пожарные будут охраной предупреждены, служители не будут посвящены в подробности операции, но, уверен, кто-то из грабителей сумеет сыграть на общей панике и готовности старых женщин поддаться профессиональным советам «добровольных помощников пожарных». Будет что-то типа крика: «Пожар, пожар, поскорее все пройдите на выход! Спокойно, пожарные уже спешат нам на помощь. Сейчас будем эвакуировать произведения искусства».

– Ну, кино… Ты откуда, все знаешь, Вася? Сам, случаем, не в этой банде?

– Это называется умением экстраполировать события – важно пояснил Вася.

Все грохнули от смеха.

– Попрошу посерьезнее, – нахмурил брови Вася.

Смех стал ещё громче.

– Я могу продолжать, товарищ майор? – обратился Вася к Феде.

– Продолжайте, товарищ юрист второго класса.

– Итак, ситуация моделируется, с вашего позволения, дальше. Кто хочет спорить, что события будут развиваться по другой модели, прошу заключать пари.

Пари почему-то заключать никто не бросился, Должно быть, – все ведь профессионалы, – присутствующие поняли, что Вася предлагает наиболее вероятную модель совершения преступления.

– Что дальше, Василий Андрееич? – поторопил его Федя.

– Дальше, как говорится, больше. Создав панику, вытеснив публику в вестибюль и создав так из публики затор, мешающий быстро пробраться в залы охранникам и пожарникам, наши грабители надевают защитные маски от дыма и спокойно срезав работы…

– Почему срезав? Мы же убедились, – их можно снять с крючков.

– А вы прохронометрируйте, сколько времени уйдет на то, чтобы каждую работу приподнять, поймать люфт, снять с одного крючка, потом с другого… Время. А теперь представьте, сколько надо на каждую операцию людей. Минимум-два. Тогда как если срезать, то, смотрите, один человек вот так вот, левой ручкой поддерживает работу, правой ловит кусачками стальную проволочку, вот так вот надкусывает её, правой, потом перемещает левую руку по нижней части рамы влево, и надкусывает правой рукой, в смысле, кусачками, которые в правой руке, вторую стальную проволочку. Работа оказывается у него в руках. Кусачки в верхний карман рубашки или пиджака, саму работу – в окно, шаг вперед, к следующей работе. Три человека одновременно снимают три картины. На каждую картину уходит пять секунд. В рабочем режиме они снимают за минуту – другую все работы тех размеров, которые позволяют просунуть их в зазор между рамой и решеткой, не снимая окантовки.

– Кто согласен с версией Василия Андреевича? Кто против? Мнения сошлись на том, что такая модель ограбления – наиболее вероятная. Теперь психологический практикум разведчика. Дмитрий Сергеевич, запиши:

– Прошу назвать картины, которые по своим размерам подходят для того, чтобы их просунуть между рамой окна и решеткой.

Первый зал. Дмитрий Сергеевич, записывай…

– В первой выгородке, это все работы Утамаро, – картинки с куртизанками, шесть штук, – заметил Пал Палыч.

– Дальше.

– Четвертый зал «комментировал» Вася Глущенко: -…гора в облаках и та же гора, но на первом плане – фигурки крестьян, согнутые под ударами ветра и дождя…

– Абсолютно правильно. Это работы из серии Хокусая «36 видов горы Фудзи». «Летний дождь под горой» и «Эдзири в провинции Суруга»…

– Погоди, погоди, ты то откуда так хорошо японскую графику знаешь? Ошарашенно спросил друга Митя.

– Я мог бы конечно покочевряжиться, давая понять, что память у меня исключительная. На самом деле я этой… японской живописью и графикой по поручению полковника уже два месяца занимаюсь. Получили от агента в США информацию: сделан заказ крупным американским коллекционером на недостающие у него работы японского художника Кацусика Хокусая.

– И?

– И…, если положить рядом два списка, в одном те названия работ, которые передал нам агент из Техаса, а рядом второй список, который сейчас закончил составлять Дмитрий Сергеевич, то совпадут они с точностью до одного. Такие вот, братцы дела: никаких фокусов. Я эти названия уже заучил наизусть за два месяца.

– Так что ж ты сразу…

– А что я… У меня свои заморочки, у тебя свои. Ты просто поторопил события. Мы полагали, что выкрасть работы грабители в России постараются во время транспортировки. Не предполагали, что до такой наглости дойдут, чтобы при свете дня, – так сказать. На таможне правда, они тоже разведку провели. Но, судя по всему, поверхностную, да и убедились, что там это сделать будет невозможно. Но на всякий случаи их и там ждут. И в грузовом доке аэропорта «Шереметьево-2», где также была разведка и даже дали авансы грузчикам, чтобы обеспечили доступ банде в грузовые ангары. Но полковник считает: брать работы будут здесь. Значит, так, ребята. Полная секретность. И сбор завтра утром. Когда выставка открывается? Так вот, за полчаса до открытия. На ночь – тройная охрана. Но брать будут утром, примерно через час после открытия, когда и народу немного, и уход проще – улицы не так машинами забиты. Все свободны до завтра…

53
{"b":"538","o":1}