ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
«Смерть» на языке цветов
Принц инкогнито
Законы большой прибыли
Потерянный город Обезьяньего бога
Остров дальтоников
Брачный договор
Вигнолийский замок
Девушка, которая искала чужую тень
Смерть от совещаний

Его губы стали ласкать ее шею. От острого наслаждения, пронзившего все ее тело, она изогнулась, прижимаясь к Мигелю все теснее. Рубашка упала на ковер, а пальцы Ханны уже боролись с молнией на брюках. Она ласкала мужа, возбуждаясь сама. У него вырвался слабый стон.

– О, я погибаю! – Слова становились невнятными. Он притянул ее еще ближе, накрыл ее губы… Тело Ханны превратилось в изумительно настроенный инструмент, попавший в руки виртуоза. Ей нравилось ощущение его тела, сила, наполняющая все его движения. Его страсть проникала во все поры ее тела, воодушевляя ответным желанием.

Его губы оказались у ее виска, поцелуй вновь доставил ей неслыханное наслаждение. Казалось, Мигель способен проникать в потаенные глубины ее сознания, постигать самые ее запретные помыслы. Руки, обнимающие ее, сжались сильнее. Она подняла к нему лицо, ища его губы.

Сейчас уже она подогревала его желание, разворачивающееся в нем подобно свернутой пружине. Оба уже изнемогали, дойдя до предела, за которым перестаешь воспринимать окружающее.

– Чертовка, – прохрипел Мигель, прислоняясь лицом к манящим холмикам груди.

– О, да, – пробормотала Ханна подавленно, потом всхлипнула: Мигель отыскал губами кончик груди, пустив в ход язык и зубы. Ханна балансировала на грани боли и наслаждения…

Когда они спустились с вершины блаженства, Мигель вскочил с кровати, поднял жену на руки и понес в туалетную комнату, под душ. Продлевая удовольствие, они не спешили. Потом вытерлись и вернулись в постель. Но возбужденная Ханна не могла уснуть, и лишь перед самым рассветом, когда уже первые лучи начали пробиваться сквозь опущенные занавески, она ненадолго забылась, не замечая успокаивающих поглаживаний мужа. Не уловила она и момента, когда он проснулся, и, облокотившись на руку, наблюдал за ней, сладко спящей.

Его поражала хрупкость ее черт, мягкая шелковистая кожа, подобной которой он ни у кого не встречал. Спутанные волосы упали на лицо, длинные ресницы иногда вздрагивали, губы, мягко изогнувшись, звали к поцелуям… Как хорошо он теперь знал эту женщину! Видимая уязвимость ее – обман, прикрывающий внутреннюю силу, ей присуща врожденная честность, отзывающаяся на малейшую фальшь и притворство.

Как хорошо было бы разбудить ее, с ног до головы покрыв жадными поцелуями. Ощутить силу ее ответного желания и долго, долго наслаждаться ею.

Щедрость ее отклика никогда не переставала изумлять его.

Мигель чувствовал, что в голове у него мутится, и понял, что, останься он в постели дольше, поспать ей не удастся. Тяжело вздохнув, он поднялся, вошел в туалетную комнату и включил холодную воду.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Ханна проснулась, бросила взгляд на часы и, ужаснувшись, помчалась в душ. Поспешно одевшись, она в рекордно короткое время наложила макияж и буквально ворвалась в кухню. Мигель допивал кофе. При одном взгляде на него ей опять стало жарко. Она сразу вспомнила его прикосновения, тепло его тела, плотно прижавшегося к ней, недавнюю страсть…

Мигель, в свою очередь бросив на жену вполне спокойный взгляд, не мог не отметить: имеет ли она понятие о своей неотразимости? Он исподтишка следил – вот она берет стакан, наливает апельсиновый сок, намазывает мармеладом тост… Даже такие простые движения вызывали у него дрожь желания.

– Почему не разбудил? – как ни в чем не бывало спросила Ханна, с ревностью подумав, что сам Мигель сейчас может послужить эталоном образцового служащего: безупречно одетый, подтянутый, уже весь там, в офисе.

– Я нарочно выключил будильник, – невозмутимо сообщил он, сверившись с наручными часами. – Пора выходить.

Ханна быстро доела тост, выпила кофе, взяла яблоко и банан – на обед.

Мигель укоризненно посмотрел на жену: перекусы на бегу – не лучший способ начинать день.

Она пожала плечами.

– Днем поем как полагается.

– Следи за собой.

– Слушаюсь, сэр.

Немногим позже машина Ханны влилась в общий поток, направлявшийся в сторону улицы Тюрак. Мысли ее крутились вокруг того же: как прекрасно просыпаться в объятиях Мигеля. Как здорово было бы превратить занятия сексом в ежеутренний ритуал. Ей недостает любовных переживаний, нетерпеливого голода предвкушения, плавно переходящего в томную завершающую игру, заканчивающуюся совместно принимаемым душем.

Внезапно прямо перед глазами всплыло лицо Камиллы, навязчивое до омерзения. Какая чушь лезет в голову! Ханна встряхнулась, вытесняя мысли о француженке в самый дальний угол сознания и сосредоточиваясь на планах сегодняшнего дня. Спустя пятнадцать минут она отпирала двери бутика уже во вполне деловом настроении.

Курьерская служба должна нынче доставить новые образцы. Мысленно она представила витрину своего магазинчика. Можно устроить там роскошную выставку аксессуаров, а старое оформление долой!

Но Мигель! Дважды в течение часа рука ее зависала над телефоном. Ей позарез хотелось услышать его голос, хотя бы короткое «слушаю вас». Они ведь частенько обсуждают, как каждый собирается провести день. Не пообедать ли им сегодня?

Отбросив прежние колебания, она набрала номер его мобильного. Ответил автомат, предложивший оставить сообщение. Она продиктовала свое имя и приглашение и погрузилась в привычные хлопоты.

В десять часов впорхнула Синди – старинная подружка. Нюх у нее на тенденции современной моды замечательный. Пока ее дочка в школе, она с удовольствием подрабатывает на полставки в магазине. Почти следом явился и курьер.

Деловые телефонные звонки раздавались один за одним, но Мигель не звонил. В полдвенадцатого Ханна почти махнула на него рукой.

– Тебя мужчина! – объявила Синди, протягивая радиотелефон.

Ханна шагнула вперед.

– Я подумала – что, если мы встретимся на ленч? – Только выговорив фразу полностью, она позволила себе вдохнуть. – До двух я могла бы вырваться на часок. Как ты?

– У меня весь день расписан, – протянул Мигель. – Может, вечером?

Казалось, он немного посмеивается, словно причины ее звонка не составляют для него тайны.

– Да, конечно, – только и оставалось согласиться Ханне.

– Счастливо, дорогая, – лениво раздалось ей в ответ, и связь оборвалась.

– Витрину сама оформишь или мне заняться? – спросила Синди.

Ханна махнула рукой в сторону манекена:

– Работай. – Хитроумно повязанный шарф, элегантная брошь – требуется добавить последние штрихи. И, конечно, туфельки с сумочкой.

Ханна медленно прошлась по залу. Вынула диск, поставленный утром, выбрала другой. Спокойные мелодии будут кстати – пусть играет вторую половину дня.

Электронный звонок возвестил о прибытии очередного клиента. С радушной улыбкой на лице Ханна обернулась и застыла – в дверях стояла Камилла.

Пропорционально сложенная, несмотря на высокий рост и худощавость, француженка вошла с грацией и уверенностью королевы. Одежда от известнейших дизайнеров в совокупности с ароматом дорогих духов завершали образ воплощенной элегантности.

– Привет, Ханна. – Она склонила головку с идеально уложенными волосами, пристальным взглядом обежала близлежащие вешалки. – Решила вас навестить.

Шестое чувство подсказывало Ханне, что цель визита этой дамы – отнюдь не покупка одежды.

– Как мило с вашей стороны. – Интересно, когда уже можно сказать, что вежливость перешла через ту грань, где начинается откровенное притворство? – Вас интересует что-то конкретное?

– Милочка, я могу купить все это в Париже. – Скривив губы, презрительно прищурив глаза, француженка небрежно копалась в аккуратно развешанных вещах.

Ханна, застыв, наблюдала, как француженка критически оглядывает очередную находку и поспешно заталкивает ее назад, потом делает шаг-другой и повторяет процедуру сначала.

Никаких сомнений в намеренности ее действий быть не могло. Ей хотелось внести панику и неразбериху в ряды противника. Ханна стояла, терпеливо ожидая, когда той наконец надоест собственное представление.

Камилла перешла к блузам, которые едва не разлетались в разные стороны.

5
{"b":"5380","o":1}