ЛитМир - Электронная Библиотека

Его поджарое, со стальными мускулами тело было, казалось, окружено аурой мощи. Ханна залюбовалась мужем, подумав, что в его объятиях она защищена от враждебного мира. Во всяком случае, пока. Ну а Камилла Далфор не так уж и страшна.

– Плохой день?

Подняв голову, она слегка кивнула, продолжая раздеваться.

– Может, отменим сегодняшний выход?

Ханна подумала, что хорошо бы понежиться в ванне с пеной, расслабиться, а потом предаться долгим, упоительным занятиям любовью.

– Зачем же? Рецензии на фильм очень интересные, – вяло ответила она.

Мигель бросил на жену обеспокоенный взгляд, заметил тени под глазами, побледневшие щеки и шагнул к ней.

– Тебя что-то беспокоит?

– Ты правильно заметил, – уклончиво начала Ханна. – Беспокоит, и очень.

– Ханна, – вкрадчиво пророкотал он. – Не держи меня за дурака. Рассказывай!

– Камилла тебя жаждет.

Его глаза потемнели, но выражение не поменялось.

– Когда она тебе это сказала?

Ханна с трудом выдержала его взгляд.

– Вчера, а сегодня повторила. Ты оказался ее избранником, – вымученно улыбнулась она.

– Неужели? – Он задумчиво растягивал слова.

– Я ей сказала, что имею некоторые преимущества. – Она приготовилась загибать пальцы. – Незначительные, конечно, но тем не менее. Да, устроенный и продуманный брак. Тебя. – Она внимательно поглядела на него. – Я в правильной последовательности перечисляю?

Глаза его сузились, лицо напряглось.

– Сейчас встряхну тебя хорошенько.

– Не надо, пожалуйста, – попросила она. – Я могу испортиться.

– Ты, глупышка, – бормотал он. – Запомни, меня не интересуют внебрачные похождения. – Большим пальцем правой руки он обвел контуры ее нижней губы, потом разжал руки, отпуская ее. – Ясно?

– Слова, Мигель… – проговорила она печально. – Не оскорбляй меня, произнося их только потому, что они хорошо вписываются в разыгрываемую сцену.

– Зачем мне рисковать своим браком?

– Вот именно. – Что-то внутри у нее застыло после того, как он так спокойно признал, что брак их – лишь ценная сделка. – Зачем?

– Ханна! – Он пытался ее предостеречь, но она не прислушалась к его намеку.

– Для Камиллы ты, оказывается, тем и интересен, что сразу не кинулся к ее ногам.

– Женщины типа Камиллы, – жестко заявил Мигель, – живут по собственным правилам.

Глаза Ханны блеснули голубым пламенем.

– Так пусть забирает свои правила и катится куда подальше.

Он легкомысленно хмыкнул, уставился на нее, по всей видимости приятно удивленный.

– Вышла на тропу войны, дорогая?

– Да.

Очередной смешок.

– Ты не в ее весовой категории.

– Воспринимать это как комплимент?

– Несомненно. – Склонившись, он провел губами по ее виску. – Иди, принимай душ.

Ханна взяла белье, халат и пошла в ванную. Когда она вышла оттуда через пятнадцать минут, Мигель уже спустился вниз.

Она надела джинсы, короткий топик, свернула волосы в тугой узел на затылке и поспешила в столовую. Стол был уже накрыт, и они оба с удовольствием отдали дань обеду, приготовленному Софией. Пора было переодеваться к выходу.

Ханна облачилась в ярко-голубой вечерний брючный костюм, распустила волосы, подкрасилась, взяла вышитую бисером сумочку.

– Шикарно! – восхитился Мигель и удостоился лукавой улыбки.

Они подъехали за пятнадцать минут до начала, войдя в фойе одновременно с устроителями нынешнего мероприятия.

В газетах вовсю расхваливали фильм за нестандартность режиссерского подхода, находки оператора, игру актеров. Ханна убедилась, что по большей части похвалы действительно заслуженны.

Когда на экране пошли титры, Мигель пошарил в темноте, отыскал ее руку, чтобы вовремя выскользнуть из темного зала.

– Не хочешь кофе?

Ханна хотела отказаться, но в последний момент передумала.

– Почему бы и нет?

Они знали старинное маленькое кафе, где подавали отличный кофе, а к нему – печенье и пирожные домашнего приготовления.

Спешить было некуда. Обстановка располагала к отдыху. Они заказали кофе с ликером и выбрали по пирожному.

– В выходные прилетает мой кузен Александро с женой Элизой, – сообщил ей Мигель, помешивая ложечкой кофе. – Собираются посетить благотворительный бал Фонда помощи больным лейкемией.

Ханна обрадовалась. Элизу она видела всего несколько раз после свадьбы, но они успели подружиться.

– И как долго они погостят?

– Несколько дней. Детей Элиза оставила с няней. Александро хочет съездить в Перт, а она навестит друзей.

– И ты поедешь с ним?! – Она не спрашивала – утверждала. Мигель посмотрел на нее внимательнее, пытаясь понять, что она думает по этому поводу.

– Можешь и ты поехать со мной. Я буду только рад.

Ей очень понравилось это предложение, но Синди больна, а оставить магазин на постороннего человека ей даже в голову прийти не могло.

– Очень бы хотелось, но как быть с магазином? Сколько тебя не будет?

– Два, может, три дня.

Две одинокие ночи. Можно навестить родителей, встретиться с друзьями, провести вечер в театре, сходить в кино – все так, но без Мигеля ей будет тоскливо. Как она уже к нему привязалась! Но есть ли у него хоть малейшее понятие, что он для нее значит? Вряд ли. Хорошее отношение, временами даже восхищение, но не любовь. Долг… Долг – какое пустое слово!

– Продвигай Синди. Сделай ее менеджером, обучи еще двух продавщиц, которые смогли бы тебя заменять.

– И тогда я в любой момент смогу поехать с тобой?

– Я предпочел бы брать тебя с собой, а не оставлять тут в одиночестве. Подумай над моими словами, милая. – Он допил кофе. – Пойдем?

Когда они добрались до дому, было уже очень поздно. Ханна поспешила наверх, разделась, смыла макияж и поспешно нырнула под прохладную простыню. Через минуту она уже спала.

Под утро ей почудилось, что кто-то нежно прикасается к ее спине. Ханна повернулась и стала исследовать прижавшееся к ней тело мужа, спускаясь ниже и ниже… Потом откинула в сторону покрывало и села, подставив его рукам грудь с возбужденными сосками. Встряхнув распущенными на ночь волосами, она наклонила голову, накрыв его грудь шелковистой волной. Мигель сомкнул пальцы вокруг ее талии. Возбуждение пронзало ее, тело содрогалось, она молила его овладеть ею.

Он так и поступил, медленно опустив ее вниз, так, что она приняла его глубоко в себя и, взяв власть в свои руки, задала самый быстрый темп. Вместе они достигли кульминации – удивительное, редкостное соитие мыслей, тел и душ. Она рухнула ему на грудь. Мигель поглаживал ее спину, ягодицы, перебирал волосы, время от времени целуя ее в губы.

Он исследовал каждый дюйм ее кожи, отыскивая точки, в которых постепенно затухали вибрации, отзвуки недавно испытанного удовольствия, пробуя снова разбудить их, пока она не взмолилась о пощаде.

– Значит, ты опять хочешь меня? – поддразнил ее Мигель.

И снова началась медленная любовная игра. Страсть разгоралась, выводя из-под контроля все чувства и мысли, влекомые лишь к одной цели – примитивной цели существования всего живого.

После этого, измученные, они немного поспали. Разбудили их лучи солнца, все настойчивее пробивавшиеся сквозь задернутые занавески. Новый день требовал к себе внимания, заставлял очнуться от ночного забытья.

Ханна окончательно проснулась оттого, что ее куда-то несли. В уши ворвался звук льющейся воды, со всех сторон ее окутали запахи ароматических масел.

Через секунду Мигель опустил ее в бурлящую пузырьками ванну, шагнул в воду сам и сел напротив.

Он был слишком доволен собой, чтобы она могла спокойно глядеть на него. Зачерпнув полную горсть воды, она плеснула прямо ему в лицо. Он не замедлил ответить тем же.

Автоматическими заученными движениями она закрутила волосы на макушке, заколола их булавкой, оказавшейся на ближайшей подставке.

Занятия любовью, которые она отказывается называть словом «секс», невиданное удовольствие свернуться в объятиях своего любовника, а вот теперь роскошь нежиться в лопающихся пузырьках, которыми наполнена ванна. Все напряжение уходило, растворялось, смывалось волшебными струями воды.

8
{"b":"5380","o":1}