ЛитМир - Электронная Библиотека

– Официанту скажите, чтобы все записал на мой счет, – он поднялся из-за стола, – всего доброго.

– М-да, – Тая задумчиво посмотрела на остатки вина на донышке бутылки, – вкусно, однако. Давай еще закажем?

– Ты видела, сколько оно стоит? Как раз моя зарплата, – я сунула визитку в задний карман джинсов, куда я складывала обычно все архиважные бумажки, чтобы уж точно никуда не подевались.

– Запишем на счет Александра, – счастливо улыбнулась подруга и, прежде чем я успела вякнуть хоть что-нибудь протестующее, подозвала официанта: – Принесите нам еще такого же винца, и запишите на счет Александра Шведова.

– И соленый огурец, – вздохнула я. Гулять, так гулять.

«Чего Изволите» умчался, а я задумчиво закурила.

– Тай, тебе не кажется странным, что народ поголовно знакомится в дтп со своими будущими женами?

– Забавное совпадение, – кивнула Тая, наблюдая за приближающимся к нашему столику официантом с подносом в руках. Он поставил перед нами тарелочку с нарезанным соленым огурцом, разлил по бокалам вино и удалился.

– Думаешь – совпадение? Как-то не верится. Давай обсудим все сначала.

Вести расследование в таком богемном местечке под французское винцо с соленым огурцом сплошное удовольствие, что ни говори.

– Помнишь, у театра я тебя просила представить себя на месте Инны Величковской?

– Ну, допустим, представила, – двумя пальцами Тайка держала бокал за стеклянную ножку, оттопырив в сторону мизинец.

– Ты замужем за богатым мужиком, ты возвращаешься домой раньше времени и застаешь там другую женщину. Твои действия: ты пойдешь с ней в ванную пить шампанское или начнешь ей волосы драть?

– Инна ненавидела своего супруга, – напомнила Тая.

– Но это же не повод обожать его любовницу? Тем более, если ненавидела, значит, жизнь с ним это год за два, если не за пять. Она знала, что ее муженек бабник, причем бабник, который каждый раз женится. Так что, приехав домой, и увидав там другую женщину, она должна была на нее с ножом броситься, ведь это ужасно унизительно: ты мучаешься, живя с нелюбимым, а он настолько тебя ни во что не ставит, что таскает девок прямо домой. И где гарантия, что это не очередная будущая супруга, пришедшая тебе на смену? Она здесь поселится, а ты прости – прощай, как ненужная отработанная вещь.

– Да, в принципе, логично, – кивнула Тая, – а Инна еще там что-то бредила на тему, что кроме Алисы у нее никого нет и она ни в чем не виновата.

– Надо обязательно поговорить с Алисой, – я решительно хрустела огурцом, – и с шофером-тезкой Горбачева.

– Это да, это обязательно, – Тая опять наполнила наши бокалы. – Вкусно с огурцом французское вино?

– Я просто от рыбы тошнюсь, а огурец хорошо помогает.

– Значит, ты не будешь доедать?

– Нет.

– Тогда я съем, можно?

– На здоровье.

Бизнесмены за соседним столиком завершили свою обжираловку и засобирались на выход, даже не попытавшись познакомиться с двумя одинокими леди. Может, их насторожило, что одна огурцом вино закусывает, а другая с ее тарелки объедки выскребает? Кто знает…

– Слушай, а твоя зампредша, первая его покинутая жена не могла отомстить муженьку подобным образом?

– Что-то я себе с трудом представляю, как наша стокилограммовая Алевтина Юрьевна подкрадывается с ножом к экс-супругу.

– Она могла нанять кого-нибудь.

– Очень мало вероятно, во-первых, она ужасная трусиха и перестраховщица, во-вторых, давно уже состоит в счастливом браке с очень симпатичным дядечкой на десять лет себя моложе.

– Деньги?

– Она дама крайне состоятельная.

– Жаль, что я не знакома с твоей Алевтиной Юрьевной, даже понятия не имею, что она за человек.

– Нет, там точно все чисто, разве стала бы она, задумав убийство на всех углах трындеть о своей неприязни к бывшему? Она бы наоборот говорила, что любит его, и все давно простила.

– В принципе, логично. Завтра надо на работе показаться, – вздохнула я, – доложить, что расследование идет по плану.

– Надеюсь, С. С. тебе третье дело не поручит? – хмыкнула уже основательно окосевшая «подруга дней моих суровых».

– Кто знает, с него станется. – Я отправила в рот последний ломтик огурца. – Пойдем домой, поздно уже.

– Как это пойдем? Я еще не допила! Ты смотри, тут осталось где-то полбокала!

– Хватит с тебя уже. Пойдем, кому говорю, а то вдруг нас заставят платить самим за всё.

Эти слова возымели волшебное действие: Тайка вскочила, едва не перевернув стол, и поспешила прочь из уютного зала с приглушенным освещением.

Глава восьмая

Тайка отправилась ночевать ко мне. Всю дорогу основательно поддатая подруга позорила меня перед пассажирами московского метрополитена. Она громогласно рассказывала мне бородатые анекдоты, сама же над ними хохотала, на ходу сочиняла «невероятные истории из собственной жизни» и пыталась заговорщическим шепотом посвящать меня в эти потрясающие тайны. Но заговорщический шепот у нее все равно не получался – орала пьяная леди на весь вагон. Потом ей взбрело в голову, что нам непременно надо взять еще и шампанского:

– Сенечка, посидим хоть раз в жизни, как белые люди! Свечки зажжем! У тебя есть свечки?

– Есть одна, – я сбросил ее руку со своего плеча, подруга слишком сильно тискала мой скелетик в своих объятиях. – А тебе не хватит на сегодня? Куда еще шампанского-то?

– Да что ты! – рявкнула представительница прекрасной половины человечества. – Я только-только разогналась! Сенька, не будь занудой, давай покуролесим! Один раз живем!

Парочка пьяненьких парней с бутылками пива в руках явно были не прочь присоединиться к «куролесенью», Таисью никак утихомирить не получалось, и я уже настроилась на худшее. Но к счастью объявили нашу станцию, сообщили, что поезд дальше не идет, и я спешно поволокла подругу из вагона на пустынную платформу «Выхино». Маршрутки в такой поздний час уже не ходили, и это означало тягостное, болезненное расставание со стольником, томящимся от одиночества в кошельке. И вообще, мне было холодно и грустно, так весело наклюкаться как Тайка, я почему-то не смогла, напротив, продукция симпатичных картавых французских виноделов кислотно плескалась в желудке, вызывая изжогу и отдаленную головную боль. Что называется: «не пошло»… В горячий душ и спа-а-ать…

Уже у самой остановки я заметила, что чего-то не хватает. Не хватало Тайки, она куда-то подевалась по дороге.

– Ну, черт побери! – в сердцах выругалась я, озираясь по сторонам. Пришлось идти обратно, высматривая потерявшуюся пьянчужку.

– Та-а-аая!!! – ревела я раненным бизоном. – Ты гдееее?!!

– Здесь я! – от круглосуточной палатки отделился знакомый силуэт и, размахивая двумя бутылками шампанского, поспешил мне навстречу.

– Изверг рода человеческого! – я подхватила ее под руку, чтобы она не дай бог, не шмякнулась вместе с бутылками и поволокла ее к стоянке такси. Выбор автомобилей оказался невелик: один единственный жутко грязный гроб на колесах неизвестной науке модели. Как правило, владельцы именно таких убогих транспортных средств запрашивают звездные суммы за проезд и не уступают ни копейки. Выломав дверь, я просунула голову в салон и назвала адрес. За рулем сидел совсем молодой парень с таким выражением лица, будто у него только что отняли любимого медвежонка и по этому поводу он собирается поднять рёв.

– Садитесь, – печально кивнул он.

– Сто рублей! Больше нет!

– Садитесь, садитесь.

Звеня бутылками, Таиска укомплектовалась на заднее сиденье, я уселась впереди показывать дорогу.

Слава богу, грустный парень ехал молча, непринужденная трепотня водилы с пассажирами далась бы мне ох как непросто. Мне нужны были тишина и покой, надо было все обдумать по свежим следам, кажется, что-то вырисовывается, главное теперь ухватить… Водитель молчал, но собраться с мыслями все равно не получалось: жить не давала удушающая приторно-сладкая вонь, источаемая белой блямбой, болтавшейся на зеркальце. Прищурившись, я прочитала бледную надпись на блямбе: «Кокос».

11
{"b":"538002","o":1}