ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот и эти холмы. Нет ни складов ни колючей проволоки, только зеленая трава. Как футбольное поле. Хочется что-нибудь найти в траве, и я иду не разбирая дороги, мне так хочется, я никогда здесь не ходил свободно, всегда в колонну по одному. В первый раз я поднимаюсь на холм, раньше я всегда был под ним за колючей проволокой. Вон там был наш полк, отсюда видны только деревья. Только сейчас вижу, какой оказывается правильной формы этот холм. Спускаюсь с обратной стороны, да, вот и вход. Зайти конечно нельзя, все залито бетоном, но что-то здесь раньше было. При нас или при немцах? Бог его знает. Было.

И вдруг за спиной по немецки:

- Извините пожалуйста ...

Я резко оборачивась. На меня смотрит невысокая, красивая девушка с распущенными волосами. Вдруг она чего-то пугается и ее зеленые глаза открываются шире. ОНА. Платье другое, но она, днем, почему днем? У меня перехватывает в груди и я не могу ничего сказать, а девушка пятится и говорит уже по русски:

- Извините пожалуйста ...

Внезапно для самого себя я говорю заготовленную фразу:

- Скажите что-нибудь, не молчите.

Это уже нервы. Девушка смотрит на меня беззвучно шевеля губами. Я достаю сигарету. Дело в том, что это движение у меня автоматическое, я для этого даже не думаю, прикурил, а самому плохо. И вдруг:

- Меня зовут Света.

...

- Андрей.

Я начинаю понимать, что это как-то не согласуется с моим представлением о нашей встрече, привидение зовут Света! Разве так бывает, почему не Изольда? Первый шок прошел.

- Андрей, так Вы настоящий?

Ничего себе вопрос. А она протягивает мне руку, хотя смотрит на меня со страхом. Смелая девченка! Я тоже тяну руку, а расстояние между нами метра четыре, но я боюсь шаг вперед сделать. А она подходит ко мне и так кончиками пальцев. Нежные руки, а самое главное теплые!

Разобрались вообщем. Она оказывается тоже видела здесь привидение, жуть как похожее на меня, и видела примерно в то же время, семь лет назад. Отец у нее тогда здесь офицером служил. И приехала она с той же целью, что и я.

Мы идем взявшись за руки и она звонко смеется. Я тоже рад, что все так обернулось, и что может быть это начало другой истории, более сентиментальной. Гуляли конечно мы долго, больше так, кругами. Потом решили пойти посмотреть гарнизон, у каждого там кусочек жизни. По дороге вспоминали общих знакомых, удивлялись почему не встретились тогда. Но я знаю почему не встретились, совсем не каждая заметит солдата. А она была еще соплячка, пацанов книжками по голове била.

Пришли в гарнизон, а в штабе теперь музей. Выяснилось, что во время войны здесь был концентрационный лагерь П5, об этом и музей. Удивительный народ эти немцы, сами расстреливали и сами потом музей сделали, не понимаю. Решил я зайти, а Света не хочет, страшно, говорит. Посадил я ее на скамеечку, а сам пошел смотреть.

Хожу, смотрю, вдруг в одном зале вижу фотографию, стоит за колючей проволокой девушка, ее глаза полные страха показались мне зелеными даже на старой чернобелой фотографии, ОНА. Оглядываюсь, Света стоит сзади и смотрит на меня, а в глазах слезы. Ах ты думаю привидение, до чего техника дошла, все как настоящее. А сам тыкаю в фотографию пальцем, хочу сказать что-нибудь эдакое, издевательское, и на помощь позвать, но останавливаюсь в немом изумлении. На фотографии, рядом со Светой и держа ее за руку, одетый в немыслимое рванье, стою Я.

Андрей Березиков, 1998

СТРАННЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

Там, где ты ни на что не способен,

ты не должен ничего хотеть.

Я стою у окна. Вы знаете у меня очень красивый вид из окна. Нет днем это все выглядит паршиво. Я вас приглашаю к себе ночью. Не знаю зачем, не понимаю, что мы с вами будем делать, не представляю как вы меня найдете, но все равно приходите.

Луна скрывается за тучей и у окна мне больше нечего делать. Но мне легче всего ждать вас именно у окна, а за одно я буду ждать утро. Не возражаете?

Сумерки. Мутные потоки воды скользят по склону горы, создавая впечатление, что шевелится земля. Идет проливной дождь в перемешку с прошлогодними листьями. Сильный ветер напоминает конец света, конечно тем, кто конец света видел. Таких немного. Один из них сейчас упрямо идет вверх. Он хватает рукой мокрые ветви кустарника пытаясь удержаться на скользком склоне. Он летчик. Его самолет рухнул по ту сторону горы час назад, но за минуту до падения он успел катапультироваться и теперь идет к месту падения машины, в надежде, что так его быстрее найдут.

Черная гора плавно переходит в черное небо. Подражая дождю его хлещет по лицу черный кустарник. Уже почти ночь, а он так же далек от цели как и час назад. Безнадега, и черная ночь лезет в душу.

Зовут его Сергей Королев. Ему говорили, что когда-то в древности был знаменитый астролетчик с такой же фамилией. Сергей тоже бы стал знаменитым пилотом и его именем назвали бы какую-нибудь открытую им планету, если бы не эта странная, необъявленная война, в которой все обречены на поражение.

"Я Вам даю сутки чтобы покинуть этот вонючий город. Завтра в это же время, я взорву его, он мне надоел. Не забудьте позвонить мне и поблагодарить меня за предупреждение. Телефон вы можете узнать в службе безопасности" - и лысый парень на экране рассмеялся. Мэр города, отключил видеозапись, вскочил с кресла и размахивая руками, подбежал к начальнику службы безопасности, полковнику Семенову.

- Вы знаете, что можете сделать со своими медалями, засуньте их себе.. Если вы не найдете бомбу, я вас привяжу к столбу в центре города, вы меня поняли?

Последний раз угроза взрыва нависла над городом месяц назад, но тогда Семенову со своими ребятами удалось найти террористов и обезвредить ядерную бомбу. За это Семенова назначили героем. Конечно не его одного, но всех остальных посмертно.

Полковник посмотрел на мэра с презрением:

- Всем лучше уезжать, найти бомбу почти не возможно, вы это знаете не хуже меня. Второй раз чуда не будет.

- Ищите, это же ваша работа!

- Да, и поэтому я остаюсь здесь. - и полковник вышел из кабинета громко хлопнув дверью.

Когда обьявили тревогу, в городе началась паника, люди бежали, бежали из очередного города готовящегося встретить конец света.

6
{"b":"53805","o":1}