ЛитМир - Электронная Библиотека

– За что ты его любишь? – спросила я.

– ?????????????… – Она задумалась. – Очевидно, за орган детородный, за что же еще.

– Детей хотелось бы завести?

– Ты что, ненормальная? Да и потом, у меня -???????…

– Сволочи они, – сказала я.

– Это точ??… Погоди! – Она оживилась. – Так ты, чтобы насолить кому-то, послала это дурацкое объявление?

– Угу. – Я утвердительно кивнула.

– ??,??????,????… Вот, козлы! – Она захохотала. Вообще, с того момента, как она увидела принесенный Олегом договор, настроение у нее заметно улучшилось. – ????,???????????,???????????????-???????????????????????????????…

Не, метровый – это, пожалуй, перебор, вполне достаточно и тридцати сантиметров. Приходит мой козлик домой, а там – тяни??????… Вот когда он забегает!

Теперь мы захохотали вместе и повалились на тахту. Принялись вспоминать всякие пикантные истории из нашей жизни. Она рассказала о том, как трахалась с одним парнем у себя дома, когда еще жила с родителями. Презерватив выбросили в окно, и он повис на ветке. Ха-ха! Причем в таком месте, что сразу становилось ясно, откуда его выбросили. Потом они долго и нудно пытались сбить его палками. А мне вспомнилось, как я трахалась с лучшим студентом нашего курса, когда мы еще учились в институте. Мы стояли на четвереньках, а за ним было трюмо, и я случайно обернулась и увидела в зеркале его раскоряченное отражение. Ха-ха! ????????????????????????????????????????… Время, наверное, перевалило за четыре. Представляете картинку? Ночь, город замер в глубоком сне, а в затерянной в джунглях Москвы квартирке бодрствуют на тахте две девицы с исцарапанными мордами, вспоминают о своих любовных похождениях и буквально трясутся от хохота.

– Впрочем, нет, – проговорила Лана, и ее веселье словно рукой сняло, – тогда бы они тоже нашли себе тянитолкайш. А нафиг нам тянитолкайши?

– Ну и черт с ними, – сказала я.

– То есть как это, черт с ними?

Она снова схватилась за пистолет, и я мысленно застонала. Приятного мало, когда тебя держат на мушке.

– Ну хорошо, не черт с ними, – согласилась я.

– Напиши-ка, на всякий случай, заявление об уходе.

Она совсем, видать, свихнулась – кого в наше время волнует официальное заявление "по собственному"? Пришлось снова браться за ручку.

Лана аккуратно сложила оба листа – договор и заявление – и спрятала к себе в карман. Потом поставила пистолет на предохранитель.

– Может, и меня возьмешь в дело? – спросила она заискивающе безо всякого перехода.

И тут мне в голову пришла одна мысль.

– Может, и возьму? – сказала я. -??????????????????????…

Лана раскокала оконное стекло, и в результате проведенная мною накануне операция пошла насмарку: наутро я проснулась с опухшей мордой, вся искусанная комарами. Она, кстати, тоже – мы с ней спали валетом. Что, конечно же, слегка утешало. Попили чаю с моцареллой – шоколадные сырки были съедены вчера с женихом, – напудрили носы и вышли из дому.

– Погода-то какая! – умилилась Лана.

Да, сияло солнце. Мысли мои сейчас были заняты другим, и я была способна только на бесстрастную констатацию: "да, сияло солнце". А Лана, видимо, уже нежилась в нирване.

– Тебя милиция разыскивает, – напомнила я ей, дабы вчерашний баланс был восстановлен.

– Подумаешь. – Она была сама беззаботность. – Я ведь не совершила никакого преступления. Верну пистолет назад, в крайнем случае – оштрафуют.

– Ничего себе, не совершила. Пули-то не хватает.

– Скажу, пальнула случайно в небо. Ты ведь не выдашь?

– Если поможешь – не выдам.

– Так ведь уже начала помогать.

В квартале от моего дома стоял ланин автомобиль – спортивный "Альфа-Ромео" красного цвета с откидным верхом, который Лана называла сокращенно "Ромео".

Любимая игрушка альфонса. И уже одно то, что сейчас он был у Ланы, говорило о многом. Впрочем, примирение между ними ожидалось в самое ближайшее время. Мы уселись в "Ромео" и отправились в "Блин".

На сей раз "Тайсон" оказался на месте: лениво готовил для кого-то молочный коктейль. Задник за его спиной был оформлен по-новому, словно он и не влипал вчера в него, и не оседал с торжественным видом, и не сыпались на него сверху бутылки с экзотическими наклейками. В зале следов побоища тоже не осталось: блины со стен тщательно соскоблили, стеклянную крошку от пепельниц вымели.

Я вошла в кафе одна. Остановилась в двух шагах от "Тайсона" и принялась сверлить его взглядом. Конечно, он сразу же меня узнал. Несмотря на титаническую работу по трансформации моего лица, проделанную Ланой и комарами.

Его короткие, приплюснутые к черепу уши побагровели. Но виду не подал. Молча манипулировал шейкером, затем налил коктейль в высокий бокал и толкнул его в сторону мужика. Бокал заскользил по гладкой поверхности стойки.

Мужик – рыхлый, в мятом вельветовом пиджаке – поймал бокал обеими руками и направился к свободному столику.

– Где мой приятель? – спросила я у "Тайсона".

– Какой приятель? – Он нагло ухмыльнулся. – Я вообще вас первый раз вижу, миледи.

Меня аж в жар бросило. Значит, дело с женихом совсем швах, раз он так говорит.

– Тот самый приятель, которого вы вчера засунули в "Ниссан".

– А ну иди отсюда! – рявкнул он.

– И не подумаю.

Тогда он вышел из-за стойки, и я незаметно сделала движение плечами, высвобождая шлейки рюкзачка, после чего тот соскользнул со спины ко мне на ладонь.

"Тайсон" ухватил меня огромной лапищей за шею и поволок к выходу. Пнул дверь ?????,??????????,????????????????????????????,?… замер в удивлении.

Честно говоря, я была удивлена не меньше, чем он. Напротив входа лицом к нам стояла Лана, которую точно так же за шею держал незнакомый мне мужчина лет сорока. Впрочем, лично я с ним действительно знакома не была, но раньше мы уже, вроде, встречались. Среднего роста, не атлет, но, по всему видать, жилистый, с курчавой короткой стрижкой и темными квадратными очками. Мы с

Ланой стояли буквой "зю", уставившись друг на друга. Очнулась я первая – потеря времени была бы смерти подобна. Вытащила из рюкзачка пистолет и ткнула его "Тайсону" в бок.

– Ступай вперед и тихо, – прошипела сквозь зубы. – Иначе я в тебе дырку сделаю.

Фразу я заготовила заранее, но неожиданно она наполнилась для меня реальным смыслом. Я почувствовала, что на самом деле готова сделать в нем дырку, с удовольствием прострелить эту мерзкую попу насквозь.

Видимо он тоже это почувствовал, снял руку с моей шеи и сделал несколько шажков вперед. Испуганно так засеменил, словно его послали в нокаут, и он только-только встал на ноги. Падаль трусливая! Пистолет я старалась как можно сильнее вдавить ему в бок, да и сама прижималась к нему со всей пылкостью, на которую была способна. Чтобы прохожие, не дай Бог, не обратили на нас внимания. Но мужчина, державший Лану за шею, мигом оценил ситуацию.

– Это – мой пистолет, – жестким голосом проговорил он. – Дайте его сюда.

– Не понимаю, как он меня вычислил, – послышался виноватый голос Ланы. – Это ????????????????…

– Цыц! – оборвал ее мужчина. – Давайте пистолет. – Он протянул руку в мою сторону.

– Не могу, – пролепетала я.

– Почему?

– Иначе эта горилла сделает из меня отбивную. – Я кивнула в сторону "Тайсона" .

– Не посмеет, я ему не позволю. – Мужчина, судя по всему, был решительный.

Все летит вверх тормашками, подумала я с отчаянием.

– Эта горилла вчера схватила моего парня, – голос у меня дрогнул. – Прямо на улице, у всех на виду. А сейчас отказывается говорить, куда он его спрятал. Мы хотели покататься по городу, может, у него язык развяжется. А без пистолета у ????????????????????…

– Твоего парня?

Охранник внимательно посмотрел на меня. Что-то в лице его изменилось. Он оставил Лану в покое, подошел ко мне и тихо проговорил:

– Все будет "абгемахт".

Положил ладонь на пистолет, и я безропотно ему его отдала. Хоть и не знала, как переводится слово "абгемахт". А что мне оставалось делать?

10
{"b":"53807","o":1}