ЛитМир - Электронная Библиотека

И вышло, что я против воли встала на сходную с Норой корыстную позицию.

– Оно и чувствуется, – буркнула Нора.

Видимо, намекая на устроенную павианом бутылочную канонаду, Южную Африку и костюм от Валентино.

Борис заметно приуныл.

Вот черт!

Я показала ему, где живу, и когда машина затормозила у Китайской стены, неожиданно заявила, что поеду с Борисом дальше: помочь выгрузить председателя профсоюза. Мол, это наш общий босс, и я не имею морального права самоустраниться, возложив ответственность за него исключительно на телохранителя. А Нора стала намекать на профессиональное владение такими немаловажными навыками, как вынос тела. Ну, с ее-то прежним муженьком…

Однако я тут же дала ей отпор, который ее, видимо, обескуражил. У меня уже начался нестерпимый зуд в том самом месте.

– Вернусь, мы еще с тобой поговорим, – гневно пообещала я, поручив Фердинанду отвести сестренку домой.

Мы подождали, пока они скроются в подъезде.

– Да я, вообще-то, и сам управлюсь, – начал было Борис, но я бросила на него такой дикий взгляд, что он тут же заткнулся.

Наш верховный босс, он же – павиан, он же – продавец воздуха, по-прежнему не подавал признаков жизни. Теперь уже я уселась на переднем сидении, и какое-то время мы ехали в полной тишине. Так было даже приятнее. Борис включил радио.

Анонсировалась новая передача "Для тех, кому одиноко" – о возможности альтернативного поиска партнеров в просторах Вселенной. Попы из моего отдела трудились, не покладая рук.

Мы подкатили к большому дому на проспекте Мира, выгрузили павиана на асфальт, закрыли машину и поволокли его к лифту.

– Четвертый этаж, – проговорил Борис, нащупывая в карманах у босса ключи.

Квартира была просторная, я так и не узнала, сколько всего в ней было комнат.

Пыхтя, мы добрались до спальни, положили павиана на ковер и постояли разгоряченные, тяжело дыша. Борис меня поцеловал, и меня тут же задергало, словно стиральную машину. Мужские и женские вещи стали разлетаться в разные стороны.

– Я всегда… искал… – простонал он.

Очнулась я, наверное, где-то через час. По комнате разносился густой мужской храп. Причем храп с этаким стереозвучанием. Рядом на постели растянулся голый

Борис: с толстой золотой цепью, с татуировкой на плече, раскинув чресла, с оскаленными зубами. Впрочем, храпел не только он, но и павиан на полу. Они храпели дружно, в унисон, отсюда и возникал стереоэффект.

Тут совсем рядом, превозмогая храп, загудела бочка с мазутом, и я поняла, что

Борису никогда не одолеть Завадского. И что мне остается только похоронить его в себе. Пусть без мучений и пыток, пусть даже с прощальным салютом изо всех орудий, но все же похоронить. Я вздохнула – девоньке не впервой. Я – опытный ?????????,??????????????????????.???-???????????????.???????????…

Я принялась собирать по полу одежду. Трусы мои зажал в кулаке спящий павиан и ни за что не хотел отдавать. Черт с ними, с трусами.

Я надела джинсы на голое тело, натянула блузку и туфли, схватила рюкзачок и выскользнула из квартиры. И только сидя в такси сообразила, что Бориса надо было бы разбудить. В голове у меня окончательно прояснилось только теперь – что поделать.

Представилась картинка: утром босс просыпается на полу, в мятом Валентино, с какими-то непонятными трусами в кулаке. А на его кровати развалился голый ????????… Прямо какой-то "Бобик в гостях у Барбоса" получается.

Дай Бог, чтобы Борис проснулся первым.

Тут бочка с мазутом так громыхнула, словно ее запустили с крутой горы.

Казалось, через секунду она обрушится на крышу машины. Господи, и как же девоньке плохо! Так опуститься, чтобы повиснуть на шее у женатого мужчины, который к тому же лет на пятнадцать старше ее. И, если разобраться, – простой мужик, какая-то разновидность столяра Миши, только с пистолетом. Помог мне тогда здорово в ситуации с Тайсоном. Так ведь и столяр Миша хотел мне помочь.

Он же не виноват, что наша сегодняшняя жизнь так или иначе ассоциирована с порнографией. "Эх, жизнь моя – жестянка, ну ее в болото…

"Ну ее в болото…" – повторила я.

И поняла, что отныне эта песенка станет моим персональным гимном.

"Живу я как поганка, а мне летать, а мне летать, а мне летать…"в

Я взлетела на девятый этаж, застав там спящего Фердинанда и чаевничающую на кухне сестренку. На столе стояла розетка с нашим любимым абрикосовым вареньем.

Я взяла чистую ложечку и зачерпнула себе немножко. Посмакую напоследок, в болоте таким вареньем, пожалуй, не побалуют. Забывшись, принялась стаскивать с себя джинсы.

– Ну вот, трусов уже нет, – кротким голосом проговорила сестренка.

Со спущенными джинсами, словно кенгуру, я стремглав поскакала в ванную.

– А их и не было! – крикнула я оттуда. – Иногда я люблю надевать джинсы на голое тело.

Однако Нора пропустила мой ответ мимо ушей.

– Надеюсь, ты старикашку оставила для меня? Или тебе приспичило сразу с обоими?

– Дура!

– Конечно, дура. Умная бы поехала вместе с вами, а не оставалась с этим белковым чучелом.

– Ты что же, пыталась к нему приставать?

– К кому? К этому белковому чучелу, начиненному разумным веществом? Если честно, да. Назло врагам. Но оно уже, видите ли, присягнуло другой на верность. Это чучело. Можно подумать, что ты – Элли из "Волшебника Изумрудного города", а он – Страшила или Железный Дровосек.

Я невольно глянула на себя в зеркало и поправила взбившуюся прическу.

– Это Фердинанд тебе сказал? По поводу присяги на верность?

В кухне что-то звякнуло. Потом послышался раздраженный голос сестры:

– Только не нужно заговаривать мне зубы! Ладно? Я требую, чтобы ты вернула мне тело председателя профсоюза в целости и сохранности. Нечего зариться на чужую собственность. Кстати, он женат?

– ???…??????… В квартире, вроде, никого не было. Впрочем, жена, может, сейчас в отъезде – я не интересовалась.

– Угу, в Южной Африке, охотится на носорогов.

Я надела халат и с решительным видом предстала перед ней.

– Неужели ты действительно клюнула на эту удочку?

– Только не надо "ля-ля", что тебе самой неохота прошвырнуться по Южной

Африке.

– Если честно, в голове у меня сейчас одно болото.

Однако Нора отказалась верить в существование головы, в которой бы не было места Южной Африке, зато нашлось место для болота. Болото, как известно, – вещь специфическая, и если не питать особых симпатий к пиявкам и лягушкам, о ????????????????????????????????.?????????????!??????,??????… Замбези ????????…??????????,???????????????????????????… Зимбабве, Лесото, ????????????????…?????????… Великий диктатор Бота и не менее великий

Нельсон Мандела. И южноафриканский Горбачев Ле Клерк. И толпы зулусов, при свете костров отплясывающих ритуальные танцы. И рыбацкие шхуны, и таинственная жизнь саванны, и такая же таинственная жизнь пустыни. И юная бледнолицая бегунья, которо???????????????????????????????????????… как там ее?..

Зала?.. Зола?.. и всемирно известная комедия о том, как добрый туземец искал своих детей. И главное – достаточно благосклонного отношения человека в костюме от Валентино, чтобы все это сделалось опытом, данным нам в ощущениях.

А болото – ну его в болото! Смерть Дуремарам!

В ответ я уверила ее, что я именно такой Дуремар и есть. В подтверждение застыла по стойке смирно и, приложив руку к сердцу, исполнила свой новый гимн.

– На болоте здорово не полетаешь, тем более, если тебя засосет внутрь, – заметила сестренка.

– Здесь тоже.

– Что ж, каждый сходит с ума по своему. Я голосую за Южную Африку. Эй, вы там, артисты-финансисты! Срочно требуется билет до Кейптауна! Плачу телом!

– Перестань! – злобно прошипела я.

– Ах, я забыла, – скорчила рожу Нора, – ты ведь у нас ханжа. Ханжа и пуристка.

– Хорошо хоть, что ты слова такие еще знаешь. Значит, не полностью деградировала. Не могу поверить, что ради увеселительной прогулки ты готова улечься под такую развалину.

26
{"b":"53807","o":1}