ЛитМир - Электронная Библиотека

Гейтс, или я свихнулся.

– Ладушки, – продолжала обороняться Сонька, – остановимся на том, что ты свихнулся.

Тут Вова словно бы очнулся от забытья и посмотрел на нее с ненавистью.

– Лучше остановимся на том, что ты уволена, – холодно произнес он.

– И правда, – высунулась Лана. – По-моему, Сонька, ты переборщила.

– Кто уволена, я уволена? – голос Соньки дрогнул от возмущения. – В конце концов, плевать на Гейтса! В России пока еще, слава Богу, ему ничего не принадлежит.

– Вот именно: пока еще, – подчеркнул Олег.

А Вова уже не обращал на нее никакого внимания.

– Ну и сволочи же мы, – проговорил он, виновато глядя на меня. – И козлы в придачу! Как мы могли тебя столь явно недооценить? И как некрасиво мы по отношению к тебе поступили. Еще этот Тындюк!!! За что только ему такие бабки платят? Но ты лучше нас, во много раз лучше, коль притащила его сюда. Это ведь не случайно, верно? Вот что значит проявить настоящее великодушие!

Он посуровел и посмотрел в сторону Олега.

– Я противен самому себе, – тут же признался тот.

– И я тоже, – поспешила присоединиться Лана, – я тоже противна самой себе до безобразия.

– Фу, – сказал Олег.

Сонька оглушительно заржала, и я с невольной симпатией глянула на нее.

– Выйди отсюда вон, – грозно насупил брови Вова.

– Даже не подумаю. Я хочу досмотреть это представление до конца

– Мне что, пригласить охранников, чтобы они тебя выдворили?

– Не надо охранников, – быстро проговорила я. – Обойдемся как-нибудь без охранников.

Еще не хватало вновь встретиться с Борисом.

– Как прикажешь, – тут же оттаял Вова. – Не надо – значит, не надо. Как прикажешь.

– И?????…?????????????????????????????????????????… Билли, покажи-ка им свой паспорт.

Я повторила просьбу на ломанном английском. Микеле послушно вытащил из кармана паспорт и протянул мне. А я продефилировала с ним по комнате, с гордостью держа в вытянутой руке. Даже Соньке любезно ткнула под нос. После того как я отказалась от услуг охранников, она замолчала. Но в паспорт глянуть все же не соизволила. Уставилась в какую-то невидимую точку на противоположной стене.

Впрочем, возможность посмотреть паспорт все остальные тоже с негодованием отринули: мол, подлинность Билла Гейтса и так не ставится под сомнение. Я была слегка разочарована. Ведь этот паспорт мы с Микеле тщательно готовили. Т.е. я руководила, а Микеле вносил в него необходимые корректировки. В нем даже виза на въезд в Россию стояла. Частная. Со сроком действия – десять дней.

Дрожащими пальцами Вова потер виски.

– У меня ведь было столько идей, столько нахрен идей, а сейчас от волнения они все нахрен повыветривались.

Видимо, пальцами он пытался эти идеи снова нащупать.

Я прокашлялась. Начиналось самое увлекательное.

– Вообще-то у Билли у самого есть одна идея, которая, наверное, вас могла бы заинтересовать.

Последовал отрепетированный заранее обмен английскими репликами с Микеле, после чего тот извлек из тоненькой стильной папки проспект, над которым мы бились еще дольше, чем над паспортом.

От напряжения Вова нервно хихикнул.

– Вот. – Я дала им прочесть.

Текст был такой: "Microsoft amp; AOL сегодня – крупнейшие интернет-компании, и для того, чтобы обеспечить Internet Explorer место самой используемой программы, мы начинаем акцию по проведению тотального тестирования ее новой бета-версии. Если Вы перешлете это сообщение своим друзьям, Microsoft отследит это в течение 2-х недель. За каждого человека, которому Вы перешлете это сообщение, Microsoft заплатит Вам $245. За каждого человека, котоый в свою очередь переправит это сообщение своим друзьям, Microsoft заплатит Вам $243, и за каждого последующего человека, который получит Ваше сообщение, Microsoft заплатит Вам $241. Еженедельно Microsoft будет связываться с Вами посредством электронной почты и пересылать Вам чек. Выплата денег будет продолжаться до тех пор, пока не закончится тестирование бета-версии Internet Explorer. Не теряйте времени! Если кто и в состоянии провести настолько широкомасштабную акцию, то только Microsoft! Все маркетинговые расходы за счет фирмы. Делайте хорошо!"

Слова "делайте хорошо" я добавила для правдоподобия. Мол, такой не очень удачный перевод с английского.

Олег облизал пересохшие губы.

– А сколько времени будет длиться тестирование?

Я переадресовала вопрос Биллу Гейтсу и получила ответ:

– Как минимум, три месяца. Не исключено, что и больше, но пока это точно ??????????… Информация эксклюзивная, – добавила я от себя. – Так что, сами ?????????… Акция начнется через три дня, но в России широко рекламироваться не будет.

– Вика, ты – гений! – воскликнул Вова. – Можно оставить проспект у себя или переписать текст?

– Лучше переписать, сами понимаете… Ведь у нас об этом мало кто узнает.

Вова посмотрел на Лану, и та лихорадочно все перекатала.

Словом, операция прошла как по маслу. Стоило им увидать живого Билла Гейтса, как у них тут же отшибло их хваленые мозги. "Хотел бы я посмотреть на того, кому удастся заставить нас вложить в пирамиду хоть один джоуль нашей драгоценной энергии. Не говоря уже о деньгах. И самим возводить подобные сооружения, чтобы потом быть похороненными под их руинами, нам тоже нет смысла," – кто сказал?

Вова сказал! Собственной персоной.

– А что слышно о женихах из космоса? – полюбопытствовала я. – Никто к Соньке так и не посватался? Я рассказала эту историю Биллу Гейтсу, и он очень живо заинтересовался.

– Женихи пока не появлялись, – сказал Вова. – Но процесс идет. Конечно, катастрофически не хватает финансов. Ты ведь знаешь, мы даже тебе не смогли ничего выделить, хоть и очень хотели. А кому попало мы не продаемся. Если уж продаваться, то по полной программе, со всеми вытекающими, так сказать, ?????????????…??-??… Целиком, с потрохами.

– Да, если уж продаваться, то с потрохами, – единодушно поддержали его Олег с

Ланой.

– Кому нужны ваши потроха? – не удержалась молчавшая какое-то время Сонька.

– Еще одно слово!.. – вскочил со своего места Вова.

А Олег принялся полемизировать с Сонькой о том, что их потроха – далеко не ??????????????????,??????????????????????????…

– И если вернуться к космической теме, дело мы раскрутили совсем неплохо. Уже явно ощущается потребность в инопланетных женихах. Чуть ли не каждая третья женщина в России, можно сказать, только о пришельце и мечтает. Мы тут ????????????…

– Врут они, Вика, все, – встряла Сонька.

– Закрой пасть! – рявкнул на нее Вова.

Настолько преобразившимся я его еще не видела. Если бы он сидел, то сейчас бы непременно вскочил на ноги. Но поскольку он и так уже стоял, ему оставалось только подпрыгнуть. Что он и сделал, едва не прошибив головой потолок.

– Ничем вообще они не занимались, – продолжала Сонька, не обращая на него никакого внимания. – Только запудрили тебе мозги и все. А сейчас развернули рекламную компанию, чтобы ты ничего не заподозрила.

– Врет она все, – сказал Вова. – Не слушай ее. Это же явный бред.

Бред – бесспорно, и я бы наверняка не стала слушать, если бы Вадим с Аленой не утверждали того же самого. Но все же смысл этих маневров по-прежнему от меня ускользал.

– Зачем понадобилось оплачивать рекламную компанию, если они не собирались ничего делать? – спросила я. – Зачем меня убрали с дороги? И сам не гам, и другому не дам – так, что ли? Собака на сене? Вернее – собаки во множественном числе. И ведь реклама стоит сумасшедших денег.

– Они боялись, что когда ты наберешь силу, ты воспользуешься своим опытом работы в профсоюзе и подомнешь под себя весь российский туристический бизнес.

Вот они, то есть мы, тебя и дистанцировали. Превентивно. А чтобы ты ничего не заподозрила, развернули рекламную компанию на радио и в печати. На телевидение тоже было сунулись, только денег не хватило.

Я посмотрела на Вову. У того лицо пошло красными пятнами.

32
{"b":"53807","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Москитолэнд
Кровь на Дону
Последняя петля
Темная империя. Книга вторая
Безмолвный крик
Странники терпенья
Хакерская этика и дух информационализма
Искусство под градусом. Полный анализ роли алкоголя в искусстве
Сияние. #Любовь без условностей