ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они вели тихую, уединенную жизнь. Адам стал ее лучшим другом, советчиком, наставником, утешителем в горе, когда спустя несколько месяцев после свадьбы она лишилась отца.

Церемонию вручения диплома Лизетта запомнила как радостное и вместе с тем грустное событие… Адам пожелал во что бы то ни стало на ней присутствовать, хотя силы его были уже на исходе. Всего через несколько дней после этого он заснул и не проснулся.

Похороны и все связанное с ними обернулись для нее сущим кошмаром. Горечь утраты усугублялась оскорбительными подозрениями Джейка, задававшего ей вопросы, на которые она при всем желании не могла дать вразумительный ответ. Разве ее вина, что Адам скрывал от Джейка свое заболевание? Однако, узнав об этом только после похорон, Холлингсуорт-младший весь свой гнев обрушил на нее.

Весть, что Адам отказал ей половину своего состояния, привела ее в ужас; через адвокатов она тут же известила юрисконсультов Джейка, что опротестовывает завещание и оставляет себе только квартиру, «БМВ» и несколько акций, оформленных мужем на ее имя. Кроме того, под ее руководством были составлены и подписаны акты, объявляющие Джейка законным владельцем различных форм недвижимости в Австралии.

Напрямую они не общались, она лишь получила от его консультантов официальное подтверждение своего отказа от значительной части наследства в его пользу.

Таким образом, для Джейка она как бы перестала существовать, рассеянно подумала Лизетта, ставя машину в подземный гараж внушительного многоквартирного дома.

Ее квартира была на восьмом этаже; отпирая дверь, она услышала трель телефона и замерла на месте: от страха у нее засосало под ложечкой.

Но почти мгновенно Лизетта успокоилась. Ее номера нет в справочнике, вспомнила она, досадуя на себя за то, что опять дала волю воображению. Да и зачем бы Джейк Холлингсуорт стал звонить ей домой? У него вполне достаточно возможностей видеть ее воочию в офисе и унижать, как ему вздумается.

Она пересекла холл, сняла трубку и услышала в ней голос матери.

— Maman! — облегченно выдохнула Лизетта и тут же перешла на французский, который был их домашним языком и которым Лизетта владела не менее свободно, чем английским. — Как ты?

— А ты, cherie? Мне кажется, ты не ждала моего звонка.

— Ну что ты, конечно, ждала, — поспешно возразила Лизетта. — Просто я задержалась в офисе и сию минуту вошла.

— Тяжелый день? — поинтересовалась Луиза Леклер, и Лизетта явственно представила себе мать, сидящую на софе в уютной гостиной своего элегантно обставленного загородного дома во Фрэнкстоне с окнами на залив. Лизетта хотела ответить: сын Адама в Мельбурне, и я не знаю, что привело его сюда, но промолчала.

Мать непременно обратит в слова все ее страхи и сомнения, а она пока не готова встретиться с ними лицом к лицу. Поэтому она рассказала матери несколько забавных сплетен, подслушанных на службе, и мать от души посмеялась. Минут через пятнадцать, от силы двадцать они пожелали друг другу спокойной ночи.

Между матерью и дочерью давно установились отношения двух задушевных подружек. Когда ей удавалось вырваться на уик-энд из города, Лизетта по-настоящему отдыхала в тепле и спокойствии родного дома.

Ну что ты нервничаешь? — говорил ей внутренний голос. Может быть, Джейк Холлингсуорт действительно прилетел в Мельбурн по делам?

Тем не менее она не могла отделаться от гнетущей тревоги, от ощущения, что она жертва, преследуемая хищником и неведающая, уложит ли он ее сразу наповал или будет долго наслаждаться азартом погони.

Глава 2

На следующий день в офисе раздался звонок, и телефонистка соединила ее с Джейком.

— Я еду в Сидней на несколько дней, — без предисловий объявил тягучий, с легким американским акцептом голос. — Во время моего отсутствия с вами будет работать один из моих сотрудников. Вы могли бы сегодня с ним встретиться?

Она спросила, какое время удобнее всего, и быстро прикинула в уме, как передвинуть намеченные на сегодня встречи, поскольку Лейт Андерсен лично распорядился, чтобы Джейку во всем давалась «зеленая улица».

— Итак, в половине четвертого? Его зовут…

— Хэнк Престон.

— Буду с нетерпением ждать встречи, — произнесла она официально-вежливым тоном и положила трубку, не дав ему сказать больше ни слова. Один-ноль в пользу Лизетты Леклер, отметила она про себя, хотя полностью отдавала себе отчет, что это лишь мимолетная победа.

Хэнк Престон был точен как часы. В этом высоком худом техасце с первого взгляда чувствовались обаяние и деловая сметка. Он пригласил ее поужинать, но Лизетта объяснила, что ужинает сегодня с матерью.

— Тогда завтра, — настаивал Хэнк, обезоруживая ее улыбкой, призванной растопить ее холодность. — Считайте это чисто деловым свиданием. Я весь день буду осматривать наши объекты, после чего наверняка свалю на вас целый ворох бумаг. — Он испытующе посмотрел на нее. — Джейк не любит, когда его помощники не отдают двадцать пять часов в сутки работе, и соответственно поощряет тех, кто это делает.

Лизетта отложила ручку и поглядела на своего собеседника с не меньшим вниманием.

— А если я откажусь, вы лишитесь очередного поощрения?

— Нет, что вы! — не задумываясь, заверил он ее.

Может, и так, подумала она, но уж непременно доложишь Джейку, а тот в свою очередь Лейту Андерсену о ее нежелании активно сотрудничать. Как бы там ни было, ей не хотелось, чтобы шеф взял ее на заметку и попридержал продвижение по службе.

— Что ж, договорились, — решилась она. — Когда и где?

Хэнк Престон назвал отель в деловой части города, и Лизетта условилась встретиться с ним в семь вечера.

К счастью, остаток дня прошел спокойно. Воспарив над треволнениями прошедших суток, она помчалась по автостраде к Фрэнкстону с твердым намерением во время сытного ужина в обществе матери отдохнуть и выбросить Джейка Холлингсуорта из головы.

— У тебя озабоченный вид, cherie, — заметила Луиза, когда они допивали кофе в уютной гостиной.

Лизетта, зная, что от глаз матери не укроешься, призналась с вымученной улыбкой:

— Да, maman, ты Права.

— Небось какой-нибудь клиент потрепал перышки моей птичке.

Не в бровь, а в глаз!

— Это уж точно.

— И кто же этот негодяй?

— Почему ты так уверена, что это негодяй? Может, негодяйка!

Луиза, слегка повела плечами и поддразнила дочь:

— Ну, сразу видно. Я очень рада за тебя.

Лизетта вспыхнула.

— Но он мне нисколечко не нравится!

Этот глагол и впрямь слишком банален для такого метеора, как Джейк Холлингсуорт.

— Naturellement. — Мать чуть скривила губы. — Поначалу всегда так и бывает. Любопытно, во что это выльется.

Лизетта исподлобья посмотрела на мать.

— Прибереги свое любопытство для более увлекательных вещей.

— Поживем — увидим.

Они засиделись допоздна, а утром Лизетта встала рано, наскоро позавтракала и поехала в город.

Весь день она очень напряженно работала и получила удовольствие от нескольких результативных встреч, закончившихся оформлением контрактов. В полдень она едва успела запихнуть в себя бутерброд и выпить кофе, а в офисе просидела до начала шестого.

До встречи с Хэнком Престоном оставалось время расслабиться под душем, чуть перекусить и привести себя в порядок.

Чтобы подчеркнуть имидж деловой женщины, Лизетта выбрала изящно облегающий «фигуру костюм из ткани „пепита“. Туалет завершили черные украшения и минимум косметики: немного туши на ресницы — и все. Волосы она старательно уложила в пучок, на плечи набросила шерстяное пальто.

В воздухе чувствовалось приближение ливня, и, едва она отъехала, первые огромные капли ударили в лобовое стекло. Когда она добралась до центра, там уже бушевал настоящий потоп.

К счастью, ей не пришлось утруждать себя парковкой: у входа в отель она просто вручила ключи служащему автостоянки.

Ресторан помещался на втором этаже; она подошла к нему в семь с минутами и сразу увидела Хэнка у стойки прилегающего к ресторану бара.

3
{"b":"5381","o":1}