ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мельбурн славится своей переменчивой погодой, и пятница не явилась исключением. Шквалами налетали дожди, ветер, забираясь в складки одежды, пронизывал до костей, ненадолго прогладывало солнце, и тут же небо снова затягивали свинцовые тучи, набухшие дождем.

В половине седьмого вечера Лизетта завела свой «БМВ» в гараж матери, поставив его рядом с роскошным обтекаемым лимузином.

Луиза бросилась ей на шею. Выпив чашку крепкого кофе с бренди и чувствуя, как внутри разливается приятное тепло, Лизетта прошла в спальню, оборудованную специально для нее. Распаковала небольшой чемодан я приняла горячий душ.

Час спустя они сидели в маленьком ресторанчике с китайской кухней.

После бокала изумительного шардонне Лизетте стало совсем хорошо.

— Долго засиживаться не будем, n'est-ce pas, cherie? С утра пораньше надо быть в салоне. Вообще-то все уже готово, но ведь знаешь, как бывает. Лучше удостовериться. Pи сотрrends? — Луиза едва заметно пожала плечами.

— Ну конечно, maman, я всегда за то, чтобы пораньше лечь.

Луиза улыбнулась одними глазами; было видно, что она не может наглядеться на дочь.

— Завтра на ужин я приготовлю тебе что-нибудь такое… Что ты любишь. А потом посидим у камина за бутылкой хорошего вина, и ты мне все-все расскажешь, d'accord?

Лизетта удивленно на нее взглянула.

— О чем, maman? О нудных доверенностях и контрактах?

— Non, сinе. — Глаза Луизы лукаво блеснули. — О нем. О мужчине, который появился в твоей жизни.

— Никто у меня не появлялся.

— Так ли?

— Ты становишься фантазеркой, maman, — слегка нахмурилась Лизетта.

— Ну, тогда… о чем-нибудь другом, — сдалась Луиза и перевела разговори более безопасное русло, но от дочери не укрылось проницательное, хитроватое выражение ее глаз.

Около десяти они приехали домой и, решив не перебивать сон кофе, сразу разошлись по спальням.

Суббота встретила их ярким солнцем, сверкавшим на ослепительно чистом небе, но было холодно, а к югу от горной грады Данденонг собирались снеговые тучи. Слава Богу, хоть один день без дождя и ветра, думала Лизетта, входя вместе с матерью в магазин.

Включенные калориферы быстро нагрели помещение, и оставшиеся до показа часы пролетели незаметно. Лизетта обсудила с Луизой окончательный вариант программы, осмотрела модели, украшения, ответила на несколько телефонных звонков, помогла накрыть стол.

Показ прошел, как всегда, успешно. Буквально каждая модель вызвала соответствующий интерес, и после демонстрации приглашенные кинулись их разглядывать поближе и покупать.

Лизетта занялась продажей, а Луиза изображала гостеприимную хозяйку и бродила с гостями по салону между столиков, ломившихся от еды и напитков. — Вот эти два я просто обязана купить, — захлебывался голос с явным американским акцентом.

Лизетта одарила улыбкой покупательницу, желающую приобрести две очень дорогие фирменные модели.

Что-то очень знакомое почудилось ей в этой шикарной блондинке. Лизетта напряглась и вспомнила: спутница Джейка Холлингсуорта в ресторане в тот вечер, когда сама она ужинала с Хэнком Престоном.

Прошло еще несколько суматошных часов, и около пяти Луиза наконец проводила последнюю покупательницу к выходу. Было уже почти пять. Манекенщицы ушли раньше, две продавщицы собирали со столов стаканы и тарелки. Еще одна девушка, приглашенная специально по этому случаю, развешивала платья на плечики. Оставалось только прикрепить к ним ценники. Длинный, но удачный день, подумала Лизетта, помогая матери закрывать магазин. А дома ждет горячий душ, уютный халат, стакан вина и мамины деликатесы. В предвкушении всего этого Лизетта устроилась на переднем сиденье автомобиля.

— Я отложила для тебя одно бальное платье, ты в нем будешь неотразима, cherie. Считай это моим подарком по случаю успешного показа, — проговорила Луиза, поворачивая ключ в зажигании.

— Но, maman, — запротестовала Лизетта, — я сама его куплю, если оно мне понравится. Сколько можно делать мне такие дорогие подарки! — Она дотронулась до руки матери. — Нет-нет, прошу тебя, не надо!

— А сколько лет, пока болел отец, я тебе вообще ничего не дарила! Не до подарков было, Лишь бы выжить. — Голос уже немолодой женщины дрогнул. — А теперь, когда я могу себе это позволить, ты не должна лишать меня такого удовольствия.

— Ты дарила мне свою заботу, свою любовь, — мягко возразила Лизетта.

— А это гораздо дороже, чем вещи.

— Завтра вечером мы идем в гости. Рауль и Чавдра Карвальо очень приглашали. Думаю, ничего страшного, если ты вернешься утром в понедельник? Они подъехали к дому. Вечер был как-то зловеще темен, мостовая скользила от недавнего дождя. Струйки воды попадали на протектор и с шумом разлетались в стороны.

— Та хочешь, чтобы я тоже пошла?

— Да, chuae, ты ведешь слишком замкнутый образ жизни, тебе надо больше бывать на людях, — решительно заявила Луиза, на что дочь весело улыбнулась.

— Я на работе вижу много людей.

— Клиентов, да? Это не то! Ты слишком молода и слишком красива, чтобы вот так просто вычеркнуть себя из жизни.

— Если под жизнью ты подразумеваешь мужчин, дорогая, — с неожиданной горечью возразила Лизетта, — то все они одинаковы: им бы только затащить тебя в постель.

Луиза с помощью дистанционного устройства открыла двери гаража и завела туда машину.

— С хорошим мужчиной это может быть приятно.

— Maman! Ты меня удивляешь.

— Хота бы раз в жизни, моя девочка, — наставительно заметила Луиза, каждый должен испытать страсть.

— Уж не собираешься ли ты меня сватать?

— Moi? Боже упаси! — Луиза поцеловала дочь в щеку. — Пойдем скорей, перед ужином надо чем-нибудь согреться.

Еда и вино были превосходными, у Лизетты проснулся волчий аппетит. На десерт они сварили себе крепкого кофе.

— Я помою посуду, — заявила Лизетта, — а ты подсчитай дневную выручку и подготовь всю бухгалтерию к понедельнику.

— Merci, Lisette.

Они засиделись до полуночи. Потом, у себя в спальне, Лизетта завернулась в стеганое пуховое одеяло и уснула, едва положив голову на подушку. Разбудил ее шум ливня: ветер собирал дождевые струи в пучок и свирепо швырял их в стекла. В такую погоду лучше носу из дома не высовывать, подумала Лизетта, с неохотой выскользнув из-под одеяла. После душа она спустилась к завтраку.

Они с Луизой похлопотали по дому, наводя блеск, перекусили, посмотрели фильм по видео, потом стали играть в карты.

— А мне обязательно идти сегодня?

Лизетта поморщилась от мысли, что придется снимать джинсы и шерстяной свитер, влезать в вечернее платье, куда-то тащиться — пусть это в двух шагах, — улыбаться и вести светские разговоры.

— Ну разумеется, cherie! — воскликнула Луиза. — Рауль и Чандра — мои близкие друзья, они знают, что ты здесь, и обидятся, если не придешь. Лизетта не сомневалась, что все так и есть, но почему-то, упорствовала до последнего.

— Ну могла у меня разболеться голова?..

— В самом деле?

Лизетта старалась ни с кем не кривить душой, уж тем более с матерью.

— Нет.

— Тогда прими ванну и переоденься, у нас как раз останется время выпить чего-нибудь перед уходом для поднятия тонуса.

Но тонус ее, к сожалению, не поднялся. Все внутри противилось этому визиту. Лизетта пересилила себя, села в машину и натянуто улыбнулась; не снимая с лица улыбки, она вошла в гостиную Карвальо, радушно поприветствовала Рауля и его очаровательную жену Чандру.

Минут через двадцать к ней приклеился глуповатый молодой человек по имени Джереми, явно одержимый страстью к саморекламе. Слушая его монолог, Лизетта изредка вежливо кивала, более активного участия в разговоре он бы все равно не допустил.

— Лизетта, позволь тебе представить: американский компаньон Рауля Чарлз Мэтсон, его жена Андреа, их дочь Мелани.

Лизетта с облегчением повернулась к Чандре, но тут же изумленно раскрыла глаза, узнав высокую фигуристую блондинку, стоявшую в томной позе рядом с хозяйкой дома.

8
{"b":"5381","o":1}