ЛитМир - Электронная Библиотека

Обед подали к семи. Столы в ресторане были расставлены таким образом, что группа за центральным столиком — жених, невеста и их дети — была хорошо видна отовсюду. Блюда сменяли друг друга, и каждое было превосходно.

Прозвучали две речи: Слоун приветствовал Джорджию в их семье, а после него выступил Трентон.

Когда принесли свадебный торт, все ахнули от изумления. Это было настоящее произведение искусства: орхидеи, покрытые глазурью, казались живыми. Так и хотелось потрогать лепестки.

Когда торт был разрезан, Слоун откусил немного и поднес кусок к губам Сюзанны. Она подыграла ему, намеренно демонстрируя всем собравшимся интимность их отношений. Про себя она твердила, что все это только спектакль, но в глубине души, самую капельку, мечтала, чтобы все произошло по-настоящему.

А вот поцелуй… поцелуй-то действительно настоящий, и невозможно было уклониться от него, не привлекая к себе внимания.

Когда Слоун наконец оторвался от нее, ей оставалось лишь упрекать его взглядом, и на секунду ей показалось, что у него в глазах мелькнуло сожаление, — мелькнуло и исчезло.

Музыка изменилась. Трентон пригласил Джорджию.

— Последуем их примеру, — сказал Слоун, поднимаясь и ловя руку Сюзанны.

Только не это… это может быть опасно, в отчаянии подумала Сюзанна, оказавшись в его объятиях. Но уже через секунду она ощутила, что ее место здесь. Его тело было создано для нее, принимая ее всеми своими изгибами, обволакивая невидимым покровом блаженства, лишая всякого самообладания.

Чувственность в высшем своем проявлении. Волшебство узнавания. Если любовь похожа на реку, то их река была невероятно глубока. И быстра.

Сюзанна отдавала себе отчет, какого рода чувства владеют ею, но и желание Слоуна тоже бросалось в глаза. Не в силах противиться, она обвила руками его шею. Ее глаза сияли, она словно не замечала, что его губы то и дело касаются ее виска.

Потом послышался мягкий смех матери, объятия Слоуна ослабели, пары менялись партнерами.

— Какая чудесная свадьба! — воскликнула Сюзанна, когда Трентон закружил ее в вальсе.

Постепенно все больше гостей присоединялось к танцующим.

— Джорджия красивейшая женщина, и телом и душой. Вот что действительно ценно, — задумчиво произнес Трентон. — Так же, как и ты.

Замечательный комплимент!

— Спасибо.

— Обещаю, что буду беречь ее.

— Я знаю. — И это была чистая правда. — Уверена, что вы будете счастливы друг с другом.

Они сделали круг, потом опять обменялись партнерами, через пять минут — снова. В течение часа Сюзанна перетанцевала почти со всеми мужчинами.

Тонкий расчет позволил Беттине почти сразу же оказаться в паре со Слоуном. Сюзанна издалека видела каждое движение шикарной блондинки, восхищалась ее тактикой.

Все прочие могли лишь заметить, что Беттина необычайно оживленно жестикулирует. С ее губ не сходила улыбка, наманикюренные ногти обращали на себя внимание при каждом движении холеных рук. В остальном — ничего необычного.

Но Сюзанна-то видела неуловимое обещание в зеленых глазах, будто бы случайное прикосновение высокой, подправленной силиконом груди, легкое поглаживание руки. Невинные знаки внимания, которые будили в Сюзанне желание выцарапать ей глаза.

Три минуты, четыре? Они тянулись и тянулись, пока танец не кончился и Слоун не завладел Сюзанной снова.

Она напряженно выпрямилась в кольце его рук и слегка отвернулась, так что его губы коснулись уха.

— Беттина, — догадался Слоун.

— Ты удивительно проницателен.

— Это у нас в роду, — гордо сообщил он. — Знаешь, когда злишься, ты вся дрожишь.

— Неужели? — Ей хотелось оттолкнуть его.

— И кого из нас ты мечтала разорвать на части?

— Беттину, — мстительно заявила она. Он хмыкнул.

— Выпускаешь когти даже тогда, когда для этого нет причины?

— Поосторожней, -предупредила Сюзанна. — А то как бы мне не захотелось изувечить кого-то другого.

Она слегка прижалась к нему, ловя глухое биение сердца, ощущая силу его тела и наслаждаясь каждым мгновением. Потом музыка стихла. Танцы кончились, и Сюзанна ускользнула в туалетную комнату, чтобы привести себя в порядок.

Когда она вернулась, большинство гостей уже покинули танцевальный зал и расселись за столиками. Слоун, казалось, был глубоко погружен в разговор с мужем Беттины, Фрэнком. Сюзанна прошла на террасу, которую продувал ветерок с океана.

В это время года погода стояла великолепная. Долгие солнечные дни, ясные прохладные ночи, очень редкие дожди.

Через два дня Джорджия улетает в Париж. Город, словно созданный для влюбленных. Памятник старины, музеи, высокая мода, изысканные рестораны — сказочная жизнь! Сюзанна представила, как она будет читать письма, смотреть кассеты и немного завидовать, чувствуя себя обделенной.

Конечно, это не совсем так. В жизни всегда есть достижимые цели и просто мечты. И надо стараться приблизиться к их осуществлению.

И всегда будет на свете алчность, которую она так презирает, а другие видят в этом и единственный смысл жизни, и средство к достижению положения в обществе. Что ни говори, а есть люди, готовые неистово бороться за место под солнцем, чего бы это ни стоило. Разве не бывало, что любовь разбивалась, жизни рушились, и все ради богатства!

Сюзанна непроизвольно передернула плечами. Она попыталась войти в этот круг и с ужасом бежала. Но так ли уж была права? Сомнения, которые она тщательно загоняла внутрь, неожиданно поднялись на поверхность.

— Желанное одиночество или вынужденное изгнание?

Сюзанна выпрямилась при звуке насмешливого голоса и не шевельнулась, когда Слоун обнял ее за талию и привлек к себе.

— И то и другое, — честно призналась она.

— Не хочешь поплакаться?

Вопрос был поставлен так прямолинейно, что Сюзанна от удивления широко открыла глаза. Поделиться с ним сокровенными мыслями? Слишком опасно!

— Я просто вышла посмотреть, нет ли дождя.

Она почувствовала, как подбородок Слоуна лег ей на макушку.

— Ты ведь знала, что я буду тебя искать?

— Да, предполагала.

— Наверное, нам надо вернуться.

— Нас ждут, — сказал Слоун. — Трентон и Джорджия скоро уходят.

— Оставляют гостей? Неужели так поздно?

— Уже почти полночь.

— Как незаметно прошел вечер! — заметила Сюзанна и сжалась, потому что одна рука Слоуна легла ей на грудь, а другая медленно заскользила к бедру. Она знала, что их хорошо видно из комнаты. — Не надо. Пожалуйста, — добавила она тихо.

— Тогда пойдем, пожелаем нашим родителям спокойной ночи.

Рано или поздно они вернутся на свою виллу. Что тогда? Она не может позволить себе даже одной сладостной ночи, чтобы после не пришлось расплачиваться долгими-долгими горькими, одинокими ночами.

Не говоря ни слова, Сюзанна высвободилась из рук Слоуна и направилась в комнату.

— А, вот ты где, дорогая, — обрадовалась Джорджия. — Мы собираемся уходить. — Она подалась к дочери и слегка сжала ее локоть. — Все прошло великолепно, верно?

— Да-да, — согласилась Сюзанна, беря мать под руку.

— Гости встречаются завтра в девять за завтраком с шампанским. Вы, конечно, присоединитесь?

— Обязательно, мама.

— Ну а теперь мы наконец удаляемся, — решительно заявил Трентон, вклинившись между ними.

Молодожены обменялись нежными взглядами, и щеки Джорджии слегка порозовели.

Трентон сказал всем «спокойной ночи» и увел Джорджию из ресторана.

— Хочешь, я принесу тебе кофе? — спросил Слоун.

— Да, пожалуй, — согласилась Сюзанна, и в этот момент как из-под земли появилась Беттина.

— Фрэнк хочет уйти. Мы собираемся прогуляться по пляжу. Может, поплаваем. Не хотите присоединиться?

И посмотреть, как обнаженная Беттина будет соблазнять при свете луны всех мужчин без разбору?

— Спасибо, но нет. — Слоун всем своим видом выражал приличествующее случаю сожаление. Потом, взглянув на Сюзанну темными горящими глазами, добавил: — У нас другие планы.

17
{"b":"5382","o":1}