1
2
3
...
21
22
23
...
25

Не успела она потянуться за мылом, как его у нее немедленно забрали.

Все ее тело запульсировало, ожидая продолжения. Каждый нерв откликался на его прикосновения.

Потом Слоун молча протянул мыло ей. К концу оба уже едва дышали от эмоционального напряжения.

Слоун перекрыл воду, взял ее лицо в свои ладони и крепко прижался губами к ее губам. И сразу же поспешил подать ей полотенце.

— Думаю, наряжаться не стоит. Сойдет что угодно.

Сюзанна выбрала черные шелковые вечерние брюки и нарядную блузку, немного подкрасилась, надела тоненькую золотую цепочку, которую Джорджия подарила ей, когда дочери исполнился двадцать один год. Довершили наряд босоножки на невысоком каблучке.

В льняных брюках цвета слоновой кости и темно-голубой рубашке Слоун выглядел олицетворением мужественности. Сердце ее быстро забилось, когда он подал ей руку.

Обед, как всегда, был великолепен. Местные дары моря подавались с разнообразными салатами из свежей зелени. На десерт принесли прекрасный сыр, за ним последовали виноград и мускусная дыня. Трапезу завершил крепкий кофе.

Потом все вместе неторопливо направились к вилле, любуясь иллюминированным садом.

В игре Сюзанну интересовал не выигрыш сам по себе. Она заранее предвкушала состязание в хитроумии и умении блефовать. Приятно было, когда сбывались ее предположения о том, у кого какие карты на руках, кто как поведет игру. Она никогда не жульничала, уверенная, что удачу не может принести только ловкость рук или откровенный обман.

Они с Джорджией выиграли первый раз, потом второй. Когда стало ясно, что и третья игра принесет удачу женщинам, разгорелся горячий спор, стоит ли начинать четвертую.

— Я думаю, не стоит и пытаться, — признал поражение Трентон, отвечая улыбкой на улыбку Слоуна.

— Если мы опять выиграем, можно поменяться партнерами, — великодушно предложила Джорджия.

— Вот это другой разговор, — обрадовался Слоун. Сюзанна усмехнулась.

— Зачем, мама? Лучше разбить их подчистую. Похоже, это наше единственное преимущество!

Слоун погладил ее по щеке.

— Ну, не знаю, я мог бы вспомнить и о некоторых других преимуществах. — Его глаза смеялись, делая смысл намека понятным всем, и Сюзанна невольно покраснела.

— Ты шокируешь мою маму, — напала она на Слоуна.

Трентон улыбнулся.

— Сомнительное утверждение, дорогая, — уверила ее Джорджия. — Я давно уже кое-что подозревала.

Сюзанна перевела взгляд с одних смеющихся глаз на другие и решила замять разговор.

— Давайте же продолжать игру.

Когда они останутся вдвоем, она с лихвой отплатит Слоуну. И насладится местью сполна. Бросив на него уничтожающий взгляд, Сюзанна заметила, что он чрезвычайно доволен результатами своей провокации.

К большому ее удовлетворению, они опять выиграли, и она выбрала себе в пару Трентона против Джорджии со Слоуном. Последовала новая серия партий, которая закончилась с незначительным преимуществом Джорджии и Слоуна.

Место напротив Слоуна давало Сюзанне возможность наблюдать за каждым его движением, сменой мимики.

Он был блестящим стратегом и умел великолепно выбирать нужную тактику. И еще — он очень быстро учился. Так быстро, что она усомнилась, не нарочно ли он поддается.

— Кто хочет кофе?

— Нет, спасибо, дорогой. — Джорджия бросила взгляд на часы и поднялась. — Увидимся за завтраком. Около восьми, да?

Слоун вместе с Сюзанной проводил гостей до двери. Джорджия наклонилась и коснулась щекой щеки дочери.

— Спокойной ночи.

Как только дверь за ними закрылась, Сюзанна подошла к столу, сложила спички в коробку и начала собирать карты.

— Оставь.

Его улыбка завораживала, обещая и требуя. Она беспомощно взглянула на него.

— Слоун… — Как объяснить ему, что она и так уже вся издергалась? Ей страшно добавлять еще одну ночь любви к тому, что обречено стать лишь мучительным воспоминанием. Она покачала головой, стараясь собраться с силами.

— Это не займет много времени.

Он был близко, слишком близко. Его дыхание шевелило ее волосы, его страсть опаляла, заставляя учащенно биться пульс.

— Посмотри на меня.

Все внутри у нее сжалось.

— Слоун…

— Посмотри на меня, Сюзанна, — настойчиво и мягко, слишком мягко, сказал он.

Она непроизвольным жестом обхватила себя руками, словно пытаясь защититься.

— Ты так пуглива! — И, как всегда легко читая ее мысли, добавил: — Не хочешь поговорить со мной?

Что она может сказать? Да и стоит ли начинать? Слова казались слишком поверхностными, невыразительными. И все же кое-что было необходимо сказать.

Сюзанна смотрела в его лицо, словно вырезанное искусным скульптором, и ей казалось, что она ходит по самому краю бездонной пропасти.

— Мне хочется спать. Уже поздно, я устала.

Он взял ее за подбородок, приподнял его.

— Уходишь от прямого разговора?

Ее глаза потемнели.

— Завтра мы возвращаемся в Сидней. Наши пути в жизни расходятся.

— Если ты думаешь, что я допущу это, то ошибаешься.

Он с силой прижался к ее губам, словно накладывая на них свою печать.

Все, что она могла, — это попытаться не реагировать, борясь со своим предательским телом.

Двое, слитые воедино желанием и одновременно разделенные словно стеной. С разными мыслями, разными мотивами поведения.

Когда Слоун оторвался от ее губ, Сюзанна стояла как оглушенная, в ее расширенных глазах стыло страдание.

Он положил ладонь ей на спину, но она уперлась ему в грудь, пытаясь сохранить между ними хоть какое-то расстояние. Безуспешно.

— Пожалуйста, не надо.

— Не надо что, Сюзанна? Тащить тебя в постель? Ты это имеешь в виду?

— Секс — не решение всех проблем.

Как хотелось ему стереть горькую складку с нежных губ, изгнать тоску из измученных синих глаз! Вернуть безграничное доверие, которое она подарила ему в самом начале их знакомства.

— То, что нас соединяет, не исчерпывается словом «секс».

Нет, то, что соединяло их, действительно никогда не было одним лишь сексом. Абсолютное понимание на уровне шестого чувства, проникновение в души друг друга, единение не только тел, но и мыслей.

— Прошлой ночью…

— Прошлая ночь была ошибкой, — вымученно проговорила Сюзанна.

Глаза его сузились, лицо казалось холодной маской гнева.

Глава ДЕСЯТАЯ

— Черта с два!

— Слоун…

— Что ты собираешься придумать на этот раз, моя дорогая? Сослаться на то, что тебе ударило в голову шампанское? Придумай что-нибудь пооригинальнее.

О, мой бог. Сюзанна на мгновение закрыла глаза.

— Все не так.

— Тогда объясни, как.

Она попыталась небрежно пожать плечами, и ей это почти удалось.

— Я притворялась. — Боже правый, ну помоги мне, долго этот допрос я не выдержу.

— Ты думаешь, я этому поверю? — В его голосе слышалось опасное спокойствие.

— Черт возьми, Слоун! Ну чего ты хочешь? Подробного анализа моих чувств?

— Лучше всего правды!

— Какой правды?

— В постели было двое. И ты прошла со мной каждый дюйм пути.

— И что это доказывает, кроме того, что ты мастерски владеешь искусством обольщения?

— Ты хочешь сказать, что всякий другой мог бы вызвать у тебя такой же отклик?

Нет. Никогда. Так сильна была ее уверенность в этом, что солгать показалось невозможно.

— Сюзанна? — Его глаза впивались в нее, чувствуя, что ее оборона вот-вот рухнет. — Ты не ответила мне.

Яростно сверкнув глазами, она вскинула голову.

— И что ты сделаешь, если я скажу «да»?

Выражение его глаз испугало ее.

— Боюсь, я не устою перед искушением хорошенько тебя поколотить.

— Навряд ли можно назвать похвальной подобную необузданность. Ты не такой, — сказала она, стараясь, чтобы ее слова звучали как можно убедительнее. На мгновение она испугалась, что он вовсе не шутит. Застывшее лицо человека, который, не отрываясь, смотрел на нее, могло испугать кого угодно. Нет, ну что за нелепость.

22
{"b":"5382","o":1}