1
2
3
...
23
24
25

Так она и сделала. Страстно, безоглядно, не сдерживая себя никакими страхами и ограничениями.

И вместе они достигли такой высоты блаженства, на которую не поднимались прежде.

Сюзанна прижалась щекой к теплому телу Слоуна. Ей не хотелось двигаться. Наверное, она и не смогла бы.

— Думаю, прогулка при луне покуда откладывается.

Смешливый голос Слоуна вывел Сюзанну из полудремоты. Открыв глаза, она увидела, что комната залита розовым светом раннего утра.

— Ну и пусть, — пробормотала она, — ее можно заменить утренним купанием.

Слоун засмеялся. Она подняла голову, поглядела на него и сморщила нос.

— Думаешь, у меня сил на это не хватит?

В уголках его глаз появились озорные морщинки.

— Ну, я ведь буду с тобой на случай, если ты станешь тонуть.

— Ты, конечно, полон энергии в это прекрасное утро? — Она небрежно провела рукой по его груди, путаясь в курчавых волосках, чувствуя, как напрягаются мускулы.

— Попробуй спуститься пониже, и я не отвечаю за последствия, — хрипло предупредил Слоун.

— Это была просто небольшая проверка, — сказала она лукаво, и в тот же момент сильные руки подняли ее к нему на грудь. Потом он перекатился с ней вместе, подминая под себя и одновременно впиваясь в ее рот поцелуем.

Она обхватила его ногами, разделяя его пыл, отдаваясь с неистовством, которое не скоро сменилось более спокойными ласками…

— Пошли купаться, — проговорила она наконец дрожащими губами. — Иначе мы никогда отсюда не выберемся.

Они встали, надели купальники. Сюзанна взяла халат, а Слоун полотенце.

Снаружи царила полная тишина. Птиц не было слышно, ветер стих, только их шаги по дорожке к пляжу нарушали утреннее безмолвие.

Новый день просыпается, думала Сюзанна, глядя, как постепенно расцветают все краски вокруг. Похрустывал белый песок, море меняло оттенки от нежно-голубого до ярко-синего, сливаясь на горизонте с лазурным небом. Воздух был теплым, но в нем пока не ощущалось дневного жара.

Прямо перед ними появился золотой краешек солнца. Поднимаясь все выше, оно озаряло мир ясным светом. В ветвях проснулись и защебетали первые птицы.

Слоун смотрел только на нее. Окружающая красота, казалось, не занимала его.

— Хочешь пройтись вдоль берега?

Она слегка обернулась:

— Что, побродить по щиколотку в воде, пособирать ракушки?

— А может, принести купание в жертву томному теплому душу?

Сюзанна поймала его руку, усмехнулась:

— Трусишка! Освежающее холодное купание, обильный завтрак… Как раз то, с чего должен начинаться день. — Не закончив, она пустилась в бегство к воде. — Слоун! Ты не посмеешь…

Прохладная, удивительно приятная вода. Обильный завтрак после теплого душа.

Потом события замелькали с удивительной быстротой.

Священник не удивился, когда его попросили провести еще одну церемонию. Джорджия и Трентон были поражены и обрадованы. Персонал ресторана с готовностью пообещал приготовить небольшой, но изысканный свадебный стол.

Сюзанна только восторженно ойкнула, когда Джорджия сняла чехол с бледно-кремового шедевра портновского искусства из шелка и кружев, достала туфли и длинную фату.

— Оно прекрасно. И размер, и длина — все идеально. А ты не?..

— Была в сговоре? — сказала Джорджия. — Клянусь тебе, нет.

— Ты не спрашиваешь, нет ли у меня сомнений?

— Зачем? — мягко ответила мать. — Ты бы не сделала этого, если бы они у тебя были.

Нет, согласилась Сюзанна, задумчиво разглядывая себя в зеркале.

Была почти половина двенадцатого, когда она в последний раз поправила фату и отошла от зеркала.

— Ты неотразима, — улыбнулась Джорджия.

— Не смей плакать, — дрожащими губами предупредила Сюзанна. — А то я тоже заплачу и придется краситься снова, а Слоун пошлет за нами Трентона, прибежит следом сам, а после явится и священник. Предпочитаю обойтись без этого. К тому же лучше не давать повода для разговоров о том, что поспешное венчание прикрывает вульгарное похищение невесты. Представляешь, сколько сплетен появится в колонках светской хроники!

Джорджия взяла дочь под руку.

— Да, немыслимо допустить что-нибудь подобное.

С одного конца ресторана столы сдвинули, чтобы освободить место для изящной арки, украшенной гирляндами нежно-розовых цветов. Звучала нежная музыка. К арке вел неизменный красный ковер.

Сюзанна глубоко вдохнула, мать ободряюще сжала ее локоть. Под аркой их уже ждали Слоун с Трентоном и священник.

Почти одновременно мужчины повернулись, глядя, как их любимые приближаются к ним.

Сюзанне казалось, что время остановилось. Ее глаза встретились с глазами Слоуна, и все остальное перестало существовать. Изнемогая под тяжестью своего безмерного чувства, она едва держалась на ногах.

Слоун взял ее руку и поднес к губам.

Она едва сознавала, что Джорджия встала рядом с ней, смутно различала голос священника, произносившего торжественные слова обета и наконец после обмена кольцами объявившего их мужем и женой.

— Вы можете поцеловать невесту.

Слоун поднял фату и прижался губами к ее губам с такой страстью, что Сюзанна слегка покраснела.

Потом они пили шампанское из хрустальных бокалов, фотографировались и наконец заняли свои места за празднично украшенным столом. Им подали множество замечательных блюд и в завершение — грандиозный свадебный торт. А потом опять шампанское, фрукты, кофе…

Должно быть, это одна из самых тихих свадеб, подумала Сюзанна. Зато и все вокруг дышало домашним теплом. Наконец молодожены поднялись, поблагодарили Джорджию и Трентона, священника, персонал ресторана и вышли. К сожалению, романтическая идиллия подходила к концу. Через полчаса им предстояло отправляться катером на остров Данк, где будет ждать частный самолет, готовый вылететь в Сидней.

На вилле Слоун взял ее за руки и привлек к себе.

— Не думаю, что у нас есть время для этого, — чуть запинаясь, сказала Сюзанна, увидев, что он наклоняется к ней.

— Зависит от того, что ты понимаешь под словом «это», — поддразнил Слоун, касаясь ее губами.

Со стоном Сюзанна приникла к нему. Казалось, прошла целая вечность, пока они наконец оторвались друг от друга.

— Думаю, — с трудом выговорила Сюзанна, — надо все-таки переодеться и упаковать вещи.

Его дыхание касалось ее лба.

— Переодеться, но не упаковываться. — Он прижался лицом к ее виску. — Мы остаемся здесь.

— Как мы можем остаться? Я должна быть завтра на работе. И у тебя наверняка намечены деловые встречи. — Голос ее сорвался до едва слышного шепота. — Это невозможно.

Слоун поднял голову и внимательно посмотрел ей в лицо.

— Возможно. Просто пришлось позвонить в несколько мест.

— Но ты же не…

— Да.

— Моя работа…

— Никуда не денется, пока ты хочешь ее сохранить.

Сюзанна перевела дыхание.

— Что ты им сказал?

— Правду. — Его палец лег в ложбинку у ее шеи, словно в ожидании отклика. — Тебе дали отпуск на неделю и шлют поздравления.

Что ж, работа, конечно, может и подождать. Но Слоун, между прочим, в совершенно ином положении.

— А ты?

— Все было заранее распланировано. — Он пожал плечами. — Кое-что пришлось отложить.

— Надолго?

— До пятницы.

Ей захотелось обнять и поцеловать его крепко-крепко.

— Я люблю тебя, — выговорила она с благодарностью. — И докажу тебе, как сильно.

— Обещаешь?

Сюзанна улыбнулась ему.

— О, да. Совершенно определенно. Но теперь мы переодеваемся и провожаем Джорджию и Трентона на катер.

Он покорно склонился перед ней.

— А после?

— День свадьбы должен быть необыкновенным. — Сюзанна улыбнулась. — Надо позаботиться, чтобы воспоминания сохранились на всю жизнь. — Она начала загибать пальцы, один за другим. — Шампанское, вальс молодоженов, бросание букета невесты. — Ее синие глаза, казалось, стали еще ярче. — Первый день все устраивал ты. По-честному, второй принадлежит мне.

Слоун взял ее руки, целуя запястья.

24
{"b":"5382","o":1}