ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сюзанна?

Она встретила его взгляд и заставила себя улыбнуться.

— Да, да, конечно. — Насколько ей помнилось, за последнее время она только один раз сходила в кино. Сюзанна назвала фильм и кратко пересказала сюжет. — А ты? Твоя-то жизнь, не сомневаюсь, была заполнена до краев?

— Как сказать! — отозвался Слоун. — Я отвертелся от приглашения на обед к Паркинсонам. — Краем глаза он взглянул на нее. — Предположим, у тебя была мигрень.

— А остальное время?

Он иронически усмехнулся.

— Мы обедали вдвоем или оставались дома.

Сюзанна слишком хорошо помнила подобные вечера. Долгая игра в поддразнивание начиналась с порога квартиры. Обмен лакомыми кусочками, чашками. Обжигающий кофе. Тщательно выбранный фильм по видео или по кабельному ТВ. Пальцы, будто невзначай касающиеся кожи. Мягкие прикосновения губ. Пробуждение чувственности, таящее в себе обещание страсти, и, наконец, полное и сладостное слияние.

Иногда никакой предварительной игры не было. Просто всепоглощающая страсть заставляла губы искать губы любимого, нетерпеливые руки расстегивали застежки, срывали одежду. Бывало, что они не доходили до спальни.

Сюзанна встретила взгляд Слоуна и не отвела глаза. На его слова она ничего не ответила.

Натянутая усмешка замерла на ее губах. Если она откроет рот, то сможет издать лишь жалкий лепет.

Бездна его темных глаз затягивала, в них таился всепоглощающий огонь. Очень медленно губы Слоуна изогнулись в чувственной улыбке.

— Воспоминания, Сюзанна?

Надо попробовать перевести все в шутку, чтобы он не догадался, каково ей.

— Порой они довольно приятны. — Уж это-то он заслужил. А кое-что можно попробовать забыть. Злобные выходки некоторых его знакомых, например.

О, черт! С каждым шагом она увязает все глубже. А ведь они вместе всего час. Что же будет к концу уикенда?

Сюзанна достала заранее приготовленный журнал и принялась перелистывать глянцевые страницы, пока, наконец, не наткнулась на статью, которая могла избавить ее от разговоров до самого Брисбена.

К счастью, самолет вскоре приземлился. У дальнего выхода с аэродрома, рядом с ангаром, стоял сверкающий лимузин. Отец Слоуна появился в самолете, как только спустили трап.

— Доброе утро.

Сходство между отцом и сыном было разительно, только Трентон немного отяжелел и раздался в талии, да и волосы заметно тронула седина.

Это был добрый человек с живым умом. Способности и опыт позволяли ему с редкой проницательностью справляться с самыми сложными деловыми вопросами.

Сюзанна встала, позволяя обнять себя.

— Как приятно видеть тебя, моя дорогая. — Трентон тепло улыбнулся сыну. Махнув в сторону лимузина, он добавил: — Джорджия разговаривает по телефону. — Улыбка его стала еще шире, в глазах заплясали смешинки. — Отдает последние распоряжения по поводу цветов. Пойди поговори с ней, — обратился Трентон к Сюзанне, — а я пока займусь багажом.

Джорджия, глядя в зеркальце, наводила красоту. Увидев Сюзанну у машины, она чуть покраснела. Девушка поцеловала мать и спросила:

— Нервничаешь?

— Нет! Просто очень нужно, чтобы кто-нибудь сказал, что я выгляжу не слишком глупо.

Джорджия овдовела очень рано и осталась с ребенком на руках. Отца Сюзанна почти не помнила. Он погиб в автокатастрофе, столкнувшись с машиной, за рулем которой был наркоман под кайфом. У них остались кое-какие сбережения, и вместе с режимом строгой экономии это позволяло им время от времени доставлять себя некоторые удовольствия, не доступные людям действительно бедным.

— Не вижу в твоем поведении ничего глупого, — нежно заверила Сюзанна мать.

Джорджия виновато погладила дочь по щеке.

— Я бы предпочла отложить все до вашей свадьбы. Но ведь ты не возражаешь, правда?

— Не глупи, мама, — мягко сказала Сюзанна. — Слоун постоянно занят. Мы ничего не можем пока планировать. — Она старалась говорить беззаботно, и преуспела. — Кроме того, я уверена, что Трентон и слышать не захочет ни о какой отсрочке.

— Конечно, не захочет, — раздался низкий голос. — Он этого просто не потерпит. — Трентон нежно взглянул на Джорджию. — Пора лететь, моя радость!

Сюзанна снова поднялась на борт самолета, за ней шли Трентон и Джорджия. Самолет развернулся, разгоняясь для взлета.

Отдельный самолет, интимная обстановка. Глядя на Трентона, можно было не сомневаться: он увлечен Джорджией не меньше, чем она им.

Сомнения Сюзанны очень скоро улетучились. Магическая аура, казалось, окружала влюбленных, пронизывала воздух вокруг них. От этих волшебных флюидов у нее перехватывало горло.

«То же самое было и у вас со Слоуном», — тихо нашептывал ей внутренний голос.

Как только появилась надпись «можно отстегнуть ремни», Трентон встал и извлек из холодильника-бара бутылку шампанского и четыре бокала.

— Время для тоста подходящее, как вы думаете? — Он хлопнул пробкой и, наполнив бокалы, поднял свой. — За здоровье, счастье, — его глаза встретились с глазами Джорджии, потом он повернулся к Слоуну и Сюзанне с беззаботной улыбкой, — и любовь!

Слоун слегка прикоснулся краем своего бокала к бокалу Сюзанны, и, увидев выражение его лица, она замерла.

Осторожней, одернула себя девушка. Это же только игра. Она овладела собой настолько, что подарила ему ослепительную улыбку, прежде чем повернулась к матери и Трентону.

— За вас.

Она никогда не пила до завтрака, и шампанское на голодный желудок было не самым лучшим началом дня.

Слава богу, в баре стояло блюдо с маленькими бутербродами, и Сюзанна съела один до того, как второй раз глотнула шампанского.

Слоун протянул руку и намеренно неторопливым движением заправил прядь волос ей за ухо. При этом он с удовольствием заметил, как широко раскрылись ее глаза и негодующе взметнулись ресницы. А жилка на шее запульсировала быстрее.

Предстоят четыре забавных дня. Да еще три ночи! — посмеивался про себя Слоун.

А Сюзанна чувствовала напряжение во всем теле. Может, она сходит с ума? Зачем только позволила втянуть себя в такую рискованную ситуацию!

Глава ТРЕТЬЯ

Остров Бедарра напоминал ярко-зеленый драгоценный камень, брошенный посреди лазурного моря. Уединенный, удаленный от остального мира, прекрасный, как только может быть прекрасен уголок нетронутой дикой природы. Попасть туда можно было лишь на катере с ближайшего острова Данк.

Казалось, что тропический лес покрывает остров целиком. Но, когда катер подошел поближе, Сюзанна увидела, что среди густой листвы мелькнули черепичные крыши домов.

Море было удивительно прозрачно. Она заглядывала в его пронизанные светом глубины, которые, казалось, можно разглядеть до самого дна. Все вокруг дышало удивительной умиротворенностью, звало отдохнуть от шума и гама городской жизни.

Шестым чувством Сюзанна уловила появление Слоуна. Легкая дрожь пробежала у нее между лопаток, когда он подошел и встал совсем рядом.

Они не касались друг друга, но она осознавала, как мало расстояние между ними и как легко, чуть отклонившись назад, прислониться к нему.

Она зажмурилась, пытаясь забыть, что именно так они стояли когда-то раньше. Смотрели на спящий город из громадного, от пола до потолка, окна его квартиры. И Слоун притягивал ее к себе близко-близко и прижимался губами к ямке на шее, целовал затылок, теребил мочки ушей.

То были времена, когда она откликалась на каждое его прикосновение, поворачивалась в полукруге его рук, обращая к нему лицо, требуя поцелуя. И этот поцелуй бывал то нежным и мягким, то требовательным и страстным. И неизбежно они оказывались в постели, долгие часы предаваясь любви.

Пальцы Сюзанны впились в борт катера. Тот тем временем сбавил скорость, причаливая к маленькой пристани. Были ли воспоминания Слоуна такими же живыми?

В этот момент послышались голоса Джорджии и Трентона.

— Пора выгружаться, — сказал Слоун.

— Как прекрасно, — тихо заметила Сюзанна, ступая на тропку, которая вела к главному строению.

5
{"b":"5382","o":1}