ЛитМир - Электронная Библиотека

— Совершенно напрасно. Не было никакого состязания. — Слоун говорил очень медленно, отчетливо выговаривая каждое слово.

— Не было?

— Ты обвиняешь меня в домогательствах других женщин?

Она так сжала руки, что побелели костяшки пальцев, но ее голос звучал относительно спокойно.

— Не больше, чем виню тебя за то, что ты такой, какой есть.

— И, оставаясь самим собой, я, по-твоему, обязан выбрать одну из светских красавиц, . предложить ей руку и произвести на свет двух необходимых для продолжения рода отпрысков?

Как легко он нарисовал то, чего ждала от него семья! Она почувствовала такую боль, что прикрыла глаза, пытаясь изгладить из своего воображения эту картину.

— Вступить в брак без любви? — тем временем продолжал Слоун. — Из чувства долга терпеть друг друга? По-твоему, такой судьбы я достоин?

— Черт тебя возьми! Как ты смеешь обращаться со мной, словно я свидетельница в суде?

Он не прикасался к ней, но у нее было такое чувство, что ее сжимают жесткие клещи.

— А было бы забавно. Может, попробуешь сыграть эту роль?

— Разыграть для вашей милости представление? Извини, Слоун. Меня не интересуют подобные игры.

Он смотрел на нее, пытаясь поймать ускользающий взгляд.

— Меня тоже.

— Ты-то занимаешься этим изо дня в день в суде, — цинично усмехнулась Сюзанна.

— Я не путаю профессию и личную жизнь. Не ей было пытаться пробить его защиту.

Она только захлебывалась от бессильного гнева.

— Ты так ловко обращаешься со словами!

Сомневаюсь, что сумеешь в нужный момент остановиться, удержаться от искушения.

— Ты так думаешь? — Он шагнул вперед, и ей инстинктивно захотелось отшатнуться. Лишь усилием воли она заставила себя остаться на месте. Он не собирался угрожать и все-таки внушал страх.

— Слоун…

Он пальцем провел по ее щеке, подбородку.

— Скажи мне, что любовь прошла.

О, боже мой. Сюзанна закрыла глаза, потом открыла снова. Не в силах пошевелиться, она беспомощно стояла, пока он наклонялся к ней. Поцелуй опьянил ее, все ее существо рванулось ему навстречу. Тело отказывалось считаться с требованиями здравого смысла. Просто тянулось к нему, охваченное голодом. Прижаться к нему. Обхватить за шею. Удержать рядом с собой. Подняться вместе с ним на такую высоту чувства, которой ей не удавалось испытать ни с кем другим. Но эта случайная волна поднимет их и схлынет, оставив ее один на один с оскорбленной гордостью.

Его чудесное обаяние разбивало в пух и прах доводы рассудка. Переставало существовать все, кроме горячего мужского рта, который сулил дикое, необузданное наслаждение… когда они сливались воедино душой и телом.

Глубокий стон поднялся из самой глубины ее существа. Хотелось скинуть с себя одежду, почувствовать под пальцами его кожу, перекатывающиеся под ней мускулы, ощутить его губы, которые ласкают каждый дюйм ее тела.

Что мы делаем? — пронеслось у нее в голове. Несколько долгих мгновений она еще пребывала в чувственном опьянении, потом грубая реальность напомнила о себе, гася огонь в крови.

Слоун ощутил, что настроение Сюзанны переменилось. Поборов искушение, он отказался от попытки немедленно и до конца сломить ее сопротивление.

Пока надо отступить. Борясь с желанием, он постепенно отпускал пленницу. Оторвавшись от ее губ, покрывал легкими поцелуями лицо.

Руки его тем временем скользили вдоль изящных плавных линий ее тела, касаясь шеи, спины, обнимая тонкую талию. А губы от изгиба шеи пропутешествовали к ложбинке у горла.

Ему хотелось взять Сюзанну ни руки и овладеть ею сейчас же, немедленно. Своими ласками убедить ее, как нелепы сомнения в истинности их чувств.

Но она может решить, что с его стороны это лишь стремление удовлетворить свои низменные животные инстинкты. Обладание ее телом может лишь смягчить терзающую его боль, но не унять ее. Ему нужна она вся, без остатка, ее мысли, ее душа. Все.

Чьим же ядовитым словам он обязан утратой ее доверия? Кто заставил Сюзанну решиться на разрыв их отношений?

Мысленно Слоун перебирал своих бесчисленных знакомых женщин и пришел к горькому заключению, что многие из них, не задумываясь, постарались бы отравить ей жизнь.

Он последний раз нежно поцеловал ее в губы и отпустил. Дразнящая улыбка застыла на его лице. Действительно, казалось, его поведение несколько сбило ее с толку.

— Там дорожка. Мы можем проверить, не ведет ли она назад, на виллу.

Сюзанна внушала себе, что испытывает облегчение, стараясь скрыть от себя самой смутное разочарование.

— Пошли, — согласилась она. — А перед обедом можно будет поиграть в теннис.

Слоун пристально посмотрел на нее:

— Похоже, ты неутомима!

Как объяснить ему, что она хочет измотать себя физически, чтобы, упав на постель, мгновенно уснуть? Иначе придется всю ночь не смыкать глаз, опасаясь потревожить человека, который будет спать на большой кровати так близко от нее.

— Возможно, я позволю тебе выиграть, — бросила она. Еще бы не позволила! С его ростом, силой и мастерством он не оставлял ей ни малейшего шанса на победу!

Слоун довольно хмыкнул, пропустив ее нахальное заявление мимо ушей, надвинул солнечные очки и протянул ей руку.

Слегка поколебавшись, Сюзанна положила на его широкую ладонь свои тонкие пальчики.

Они не спеша двинулись по песчаной тропинке, которая петляла среди густых зарослей. Здесь, под зеленым шатром, жара чувствовалась не так сильно.

Было очень тихо. Даже тропические насекомые куда-то исчезли. Райская тишина. В это царство идиллии хотелось навсегда удалиться от мира.

Если бы… Она задушила на корню предательскую мысль. Жизнь изобилует всевозможными «если бы»… За недели, проведенные в одиночестве, Сюзанна научилась расправляться с ними без долгих сомнений.

Не стоит особо задумываться и сейчас, лучше поскорее переключиться на какую-нибудь отвлеченную тему.

— Могу поспорить, что ты выигрываешь то дело Алленберга.

Слоун имел репутацию юриста, въедливо и дотошно вникающего в мельчайшие детали дела. Он получал удовольствие от процесса, принимая вызов, ведя сложные и запутанные дела просто ради стремления одержать победу, а не только ради платы за работу.

— Как интересно…

Он мастер на подобные двусмысленные заявления. Что, собственно, интересно? Что она упомянула об этом деле? Или как она пытается уклониться от разговора на личные темы?

Она осторожно попыталась нащупать почву:

— А разве нет?

Тропинка поднялась вверх и пошла дальше вдоль берега. Скорее всего она приведет к центральному гостиничному комплексу.

— Надо всегда быть готовым ко всяким сюрпризам.

У Сюзанны осталось странное ощущение, что он говорил вовсе не о судебном разбирательстве.

— Но ты, конечно, предусмотрел все случайности.

Он лукаво глянул в ее сторону, потом слегка улыбнулся.

— Хочется верить.

От царившей вокруг тишины звенело в ушах. Как будто, кроме них, на острове больше никого не было.

Впрочем, где-то неподалеку суетился обслуживающий персонал. Трентон и Джорджия тоже были рядом, а завтра начнут прибывать гости.

По крайней мере она сможет меньше времени проводить вдвоем со Слоуном.

Глава ПЯТАЯ

Дорожка бежала между деревьями, прихотливо извиваясь. Наверно, ее нарочно проложили так, чтобы создать иллюзию пребывания в девственном лесу.

Слоун шел рядом, приноравливаясь к ее шагам. Сколько им осталось идти? Десять минут? Больше? Дорожка предназначалась для неторопливых прогулок, для людей, которые любуются видами и никуда не спешат.

— Мне кажется, к пляжу мы дошли гораздо быстрее, — раздраженно проговорила наконец Сюзанна.

Слоун только улыбнулся в ответ.

— Зато здесь нет расщелин в скалах и скользких валунов.

Она хладнокровно выдержала его взгляд.

— Их нетрудно было бы преодолеть.

Солнечные очки сползли ему на кончик носа, и это придавало Слоуну сходство со школьным наставником. Сбивал с толку только озорной огонек в глазах.

9
{"b":"5382","o":1}