A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
27

Пятница, суббота и воскресенье были свободными, и она планировала использовать их по своему собственному усмотрению. Парикмахерская, массаж. Хоть немного отдохнуть.

Ненароком ее глаза встретились с глазами Доминика, подернутыми чувственной поволокой. От него одно сплошное беспокойство, к тому же она нисколько не сомневалась, что под внешним ленивым равнодушием таится неколебимое желание сделать все по-своему.

Франческа выпила свой кофе, отказалась от второй чашки и поднялась.

— Надеюсь, вы извините меня, но мне пора. — Она одарила теплой улыбкой своих близких. — Это был замечательный вечер.

— Присоединяюсь, — проговорил Доминик, быстро вставая со стула. — Было очень весело.

Он и тут подстроил так, что они уходят вместе. Почему бы и нет? вопрошал внутренний голос, пока она шла рядом с Риком, целовала его у двери, быстро спускалась по ступеням.

— Сбегаете? — Доминик явно насмехался.

Она прошла мимо черного «лексуса» и, подойдя к своей припаркованной рядом машине, выхватила из сумочки связку ключей.

Коснувшись ее руки, он шагнул вперед, придержал дверцу.

— Как провели день?

Она проскользнула мимо него и села за руль.

— Вас это не должно интересовать.

Он склонился к ней.

— Но интересует. Удовлетворите мое любопытство.

Франческа вытащила ремень безопасности и щелкнула застежкой. Она должна быть хозяйкой положения, но что-то говорило ей о том, что преимущество — на его стороне.

— Три тридцать — начало съемок на восходе солнца у моря, парад мод в «Хилтоне», обед с семьей.

— И гость.

— Нежданный гость, — поправила она.

— Вы предпочли бы, чтобы он не появлялся.

Франческа подняла голову и встретила его взгляд.

— Возможно, вы просветите меня, каким образом вам удалось раздобыть приглашение?

— Случайно. У нас есть дела с вашим отцом. — Доминик слегка пожал плечами. — Кажется, Мадлен нравятся мои картины. Договориться по телефону было нетрудно.

Конечно, нетрудно, подумала Франческа.

Всего-то и делов: вставить в разговор несколько наводящих вопросов — и цель достигнута.

Она искоса глянула на него, его манящая улыбка оказывала странное воздействие на нее, пробуждая непонятные желания, распространяя по всему телу жар.

— Чего мне ждать в следующий раз? — Франческа говорила намеренно холодным тоном. — Предложения «поедем ко мне или к вам»?

Доминик устоял перед ее натиском.

— Я не играю в такие игры.

— Ни с одной женщиной?

— С вами, — проговорил он с ударением.

Наклонившись еще ниже, он провел указательным пальцем по ее подбородку. — Может, попробуем снова? Завтра.

— Завтра не будет. — Голос ее внезапно осип.

— Нет, — сказал он спокойно, — будет.

Завтра, и послезавтра, и послепослезавтра. И на следующей неделе. И потом.

Франческа посмотрела на него долгим взглядом, его жесткие глаза видели ее насквозь.

Страх, предчувствие смешались в ее душе. И еще узнавание. Как будто глубоко внутри она осознала, что нашла свою половину.

Ей не хотелось разбираться в том, что он собой представлял. Ей нужно было время, чтобы подумать, оценить. «Да», сказанное этому человеку в ответ на любое предложение, может завести слишком далеко.

— Увы, вашим радужным надеждам не суждено исполниться, — заверила она его.

— Неужели вы так думаете?

— Я это знаю.

— Докажите же, что я не прав, разделив со мною ланч. Назначьте день.

Вызов. Принять или отказаться?

Ну ладно, подумала Франческа с мрачной решимостью. Если это поможет доказать, что она не заинтересована в нем. Кроме того, ланч — это не ужин. Во-первых, встреча будет происходить при свете дня, а во-вторых, в любой момент можно сослаться на неотложные дела и исчезнуть.

— Пятница, — хмуро бросила Франческа. — Назовите ресторан, и я вас там встречу.

— «Клод». Оксфорд-стрит, Вулехра. Час дня, — четно отрапортовал он.

Шикарный французский ресторан, места только по предварительной записи.

— Прекрасно. — Она завела мотор, Доминик закрыл дверцу.

Выехав на широкую, обрамленную деревьями пригородную улицу, она через несколько минут добралась до нового южного шоссе.

В центре города было светло, электрические фонари, чередуясь с неоновыми вспышками переливающейся разноцветной рекламы, придавали улицам праздничный вид. Темные воды порта Джаксона пересекал паром, большой пассажирский лайнер сверкал огнями, следуя за буксиром во внутреннюю гавань.

Волшебное зрелище, подумала Франческа, странным образом переносясь в другой город на противоположной стороне Земли. Другая машина, «феррари тестаросса», ведомая Марио через спящие холмы Рима. Как она радовалась расстилающейся перед ней панораме, смеялась от распиравшей ее радости жизни, задыхалась от скорости, с которой Марио стремился домой, чтобы скорей оказаться с ней в постели.

Сумасшедшие, безмятежные дни, которые длились, к несчастью, так недолго. Но даже тогда Франческа страшилась, что Марио суждена недолгая жизнь.

Было почти одиннадцать, когда она поставила машину в гараж и поднялась в квартиру.

Медленно стянула с себя одежду, смыла косметику, надела шелковую ночную рубашку и бросилась на прохладные простыни.

Глава 6

Софи, как женщина элегантная и светская, очень любила появляться на людях. А поэтому выбранное ею место встречи было одним из самых посещаемых мест города.

Франческа уселась за заказанный ею столик и попросила принести кофе.

Мать, как обычно, опоздает. Долгие годы общения с ней доказали, что у Софи нет чувства времени. Извинения, многочисленные и разнообразные, потоками обрушивались на ожидающих, и ее домашние и друзья вынуждены были прощать ее врожденную непунктуальность.

Тридцать минут — это еще куда ни шло, подумала Франческа, заметив входящую мать.

Были случаи, когда приходилось ждать и по часу.

Тициановские волосы, спадающие волнами на плечи, тонкие черты лица, изящная фигурка, которой позавидовала бы и женщина вдвое моложе, наряд от известного дизайнеpa — и получится образ Софи, всегда вызывающий всеобщее восхищение.

— Извини, золотко. — Софи беззаботно развела руками, усаживаясь в кресло напротив. — Арман… — Ее ротик слегка скривился. — Знаешь, как это бывает у французов — все о любви да о любви.

— Мне казалось, что у тебя все кончено с французами.

— Ах, они такие любезные кавалеры. — Софи шаловливо улыбнулась. Кроме того, дорогая, он бесподобен в постели.

— Ну хорошо.

Глаза Софи весело сверкнули.

— Это полностью компенсирует его грехи.

Франческа с философским спокойствием размышляла, является ли Арман достойным преемником предшественника, бывшего пажом ее матери на протяжении десяти месяцев.

— Ну ладно, золотко. Скажи мне, что ты думаешь об отце. В последнее время мне кажется, он выглядит чересчур… — Софи помедлила, — зрелым. Морщин у него поприбавилось. Я могла бы порекомендовать своего косметолога, но можешь себе представить, какая будет реакция.

— Несомненно. Взрыв негодования, по меньшей мере.

— Я понимаю. Тут и Мадлен требует внимания, и дети…

В эти эмоциональные тонкости Франческе вникать не хотелось.

— Хочешь кофе?

— Пожалуйста. — Глаза Софи сузились. — Сегодня ты выглядишь иначе, не совсем как обычно. — Она явно заинтересовалась. — Да.

Определенно. — Выпятила губы. — Мужчина, конечно?

Мужчина. Слишком мягкое определение для такого типа, как Доминик Андреа.

— Почему ты так думаешь? — Голос Франчески прозвучал ровно, но мать усмехнулась.

— Все в порядке?

— Не совсем.

— Ага, — протянула Софи со странным удовлетворением. — Да, кстати, ты же мне еще не рассказала о матери Марио. Так печально. Надеюсь, у нее была сиделка?

— Да, почасовая. — Франческа не стала добавлять, что сама просиживала у кровати дни и ночи напролет, позволяя себе спать лишь урывками.

Пребывание в элитном кафе предполагало, что в их разговор будут вмешиваться. Сначала рядом объявился один из друзей Софи, затем другой. Представляя Франческу, Софи не упоминала, что она — ее дочь. А уж тема возраста вообще старательно избегалась. Оно и понятно: как женщина, выглядящая на тридцать, может объяснить существование двадцатипятилетней дочери?

12
{"b":"5383","o":1}