ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ммм, — промычала она удовлетворенно. — Я на это надеялась.

Его смех был низким и раскатистым.

— Можно набраться храбрости и спросить, что из предложенного пользуется наибольшим приоритетом?

Что за дурацкий вопрос! Ее губы сложились в обаятельную улыбку.

— Так приятно, когда есть с кем разделить путешествие.

— Неужели?

— Угу. И конечно, твое присутствие в демонстрационном зале будет действовать на меня ободряюще. — Улыбка стала шире. — Но хочу предупредить: дизайнеры — жутко вспыльчивые, вряд ли им понравится, если ты будешь мешаться за кулисами.

— Надо понимать, ты не хочешь, чтобы я там появлялся?

— Если жизнь тебе дорога.

— А что, могут применить физические меры воздействия? — Он нарочно изводил ее, и она подыгрывала ему.

— Нет, но я могу. — Слишком много полуодетых женщин.

— Ты кое-что забыла.

— Разве? — Медленная, сладкая улыбка осветила ее черты. Она по-кошачьи потянулась. — Ах, да. Ты собираешься поселиться со мной в одном номере.

— Ведьма, — откликнулся Доминик.

Прошло довольно много времени, прежде чем Франческа смогла собраться с силами, чтобы заговорить снова:

— Медовый месяц в парижской мансарде будет прекрасным завершением моей карьеры.

Что-то дрогнуло у него внутри.

— Ты думаешь закончить карьеру модели?

Ей не требовалось много времени на обдумывание.

— Профессиональной модели, — уточнила Франческа. — Ты не хочешь спросить почему?

На несколько томительно долгих секунд наступило молчание. На этот раз ему было сложно найти правильный ответ.

— Почему?

— Я хочу ребенка. Детей, — поправилась она. — Конечно, если ты…

Доминик не позволил ей закончить, прижав ее к себе в страстном порыве.

— Ты будешь прекрасной матерью, — тихо сказал он.

Ей хотелось заплакать. Она удержала слезы, он успел лишь заметить маленькие сверкнувшие бриллиантами капельки на кончиках ресниц.

Глава 11

Лимузин, в котором ехали Франческа, Габби и Катрин, медленно миновал Портовый мост и плавно развернулся, направляясь к Бьюти-Пойнту.

Стоял прекрасный летний день, в лазурном небе плыло только одно легкое облачко.

Франческа подняла руку и рассеянно ощупала нитку жемчуга на шее, на которой висел кулон — крупная жемчужина в окружении бриллиантов. В ушах у нее были жемчужные серьги. Подарок Доминика.

Ее дар будет проще, но исполнен особого смысла. Тайная улыбка тронула ее губы, глаза потеплели в предвкушении его реакции.

Ее пальцы поискали тоненькую золотую цепочку и не нашли. Легкая морщинка прорезала лоб. Она определенно должна была быть под жемчугом. Она снимала ее перед душем…

Цепочка осталась на тумбочке у кровати.

— Нам надо вернуться. — Слова вырвались раньше, чем она осознала, что произносит их.

— Но мы почти приехали, — запротестовала Габби.

Катрин вторила ей с ужасом.

— Франческа, мы опоздаем.

Что-то говорило ей, что Доминик не будет возражать.

Она дала указания водителю, затем позвонила по мобильному телефону. Когда и то и другое было сделано, она откинулась на спинку сиденья.

— Ты не хочешь сказать нам, в чем дело? — с любопытством спросила Габби.

— Я забыла дома подарок для Доминика.

— Ты могла бы отдать его позже, — высказала Габби здравую мысль.

— Да, — согласилась Франческа. — Могла бы. Но только это было бы совсем не то же самое.

Через полчаса лимузин подъехал наконец к дому Доминика. Франческа выскочила из него и остановилась, давая Габби и Катрин возможность в последний раз проверить, как выглядит ее подвенечное платье из старинных кружев, покрывающих чехол цвета бледно-золотого шампанского.

Габби одобрительно хмыкнула:

— Ну что ж, устроим шоу на дороге.

Рик ожидал в доме и, стоило им появиться в коридоре, бросился к ним.

— Франческа. — Он поймал ее за плечи и рассматривал, держа на некотором расстоянии от себя. — Все в порядке?

— В полном, — заверила она, подавшись вперед, чтобы чмокнуть его в щеку. — Если, конечно, Доминик все еще меня дожидается.

— Со значительно большим терпением, чем большинство мужчин в сходных обстоятельствах, — сухо откликнулся Рик.

— Тогда не будем испытывать его терпение, — весело предложила Франческа.

Сад был великолепен, цветы и кусты ухожены, лужайка — как зеленый ковер.

На стульях сидели гости, но она едва заметила их. Ее внимание привлекла высокая фигура Доминика в темном костюме.

Он не спускал с нее глаз, пока она шла по красной ковровой дорожке.

Франческа заглянула в глаза Доминику и увидела там все, на что надеялась. Взгляд ее затуманился, по телу пробежала легкая дрожь, губы сложились в улыбку.

Еще несколько шагов, и она сможет вложить свою руку в его, соединяя их судьбы. Не оставалось ни сомнений, ни опасений, одна лишь любовь.

Доминик сгреб ее в охапку и поцеловал с такой страстью, что у нее закружилась голова.

Сколько длился поцелуй — несколько секунд или несколько минут, — она не знала: время замерло.

Минут, решила она, услышав смешки, раздавшиеся среди собравшихся.

— Мистер Андреа, невесту принято целовать после церемонии.

— Поверьте, я и тогда собираюсь это сделать, — протянул Доминик невозмутимо.

Священник хмыкнул, прочищая горло.

— Начнем?

— Можно подождать минутку? — спросила Франческа. — Есть кое-что, что мне надо сделать сейчас.

Она обернулась к Доминику, заметила его слегка приподнятые брови и, улыбнувшись, подняла обе руки к своей шее. А потом опустила ему в ладонь тонкую золотую цепочку, на которой висело обручальное кольцо Марио.

Поймет ли он значение этого поступка?

Узнает ли, что, даря ему это кольцо, она добровольно отдает и свое сердце? Все целиком.

Франческа затаила дыхание и не дышала до тех пор, пока он не улыбнулся и глаза его не осветились пониманием. И застыла снова, когда он поднес ее левую руку к губам и поцеловал палец, ожидающий его кольца.

— Спасибо, — тихо произнес он.

— Я подумала, что это будет значить для тебя больше, чем что-либо другое, — сказала она, тут же добавив с лукавым видом:

— По крайней мере сейчас.

Его глаза вспыхнули.

Франческа повернула сияющее лицо к священнику:

— Мы готовы.

Это была традиционная церемония, после которой Доминик поцеловал свою жену с такой бесконечной нежностью, что большинство мужчин почувствовали неловкость, а женщины быстро заморгали.

Обед был превосходным, обслуживающий персонал сновал между столиками на террасе, с которой открывался вид на гавань. Торт был разрезан, фотографии сделаны.

Франческа едва прикоснулась к угощению, только отпила немного шампанского.

Она остро ощущала присутствие Доминика, касания его руки. Его глаза, темные, глубокие бездны, были полны любви и нежности.

Лукавая улыбка появилась у нее на губах, когда он наклонился к ней.

— Думаю, ничего страшного не случится, если мы улизнем пораньше.

Она незаметно повернула голову и слегка коснулась его губ своими.

— Сомневаюсь.

— Черт, — выругался он.

— Потерпи еще часок.

Его рот искривился в ответной усмешке.

— Я испытываю настоятельную необходимость… — Его губы приблизились к ее уху, и голосом нежным, как шелк, он начал объяснять, что именно собирается сделать, как только они останутся одни.

— Я думаю, мы должны присутствовать, — сказала она нетвердо. — Иначе можно шокировать гостей.

Его рот накрыл ее губы, задержался ненадолго, потом он завладел ее рукой.

Вместе они обходили столы, останавливались у каждого, смеялись, пока наконец не подошло время переодеваться, собирать сумки и садиться в лимузин, который должен был доставить их в центральный отель.

— Вот это да! — Франческа остановилась посередине огромного номера. Вот это роскошь! Прекрасно!

Доминик закрыл дверь, подошел к ней.

— Но прекраснее всего здесь ты. — Он поднял руку и коснулся ее щеки. Он видел сияние в ее чудесных глазах. Для него. Только для него. — Я люблю тебя, — сказал он тихо. — Сегодня. И завтра, и всегда. — Он обвел пальцем ее губы. — Обещаю никогда не обижать тебя нарочно. Ты повелительница моего сердца и души.

26
{"b":"5383","o":1}