ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через час, грызя яблоко, она сидела уже под зонтиком, заслоняющим ее от солнца, устремив взгляд на далекую линию горизонта.

С океана дул легкий, прохладный ветерок.

В лицо летели соленые брызги, слышались редкие крики одиноких чаек, парящих над гребешками волн.

Одиночество расслабляло и успокаивало.

Наплывающие воспоминания были подчас болезненны, и, сделав над собой усилие, Франческа вынула книгу и целый час читала, затем достала из сумки банан и персик, вымыла их, щедро поливая водой из бутылки.

Потом занялась телефонными звонками.

Первый звонок — самой любимой подруге, с которой она училась в школе-интернате, делила трудные годы, когда обе они конфликтовали со своими мачехами, бурно переживая последствия сложных семейных взаимоотношений.

Набрав номер, она попала к консьержке, потом к секретарю и наконец рассмеялась в ответ на восторженное приветствие Габби и ее сразу же последовавший вопрос о том, когда они встретятся.

— Сегодня, если вы с Бенедиктом пойдете на выставку у Леона, — весело откликнулась Франческа. Знаменитый владелец галереи был известен своими вечерами, приглашения на которые высоко ценились среди элиты города. — Что? Идете?! Превосходно! Я ужинаю с мамой, поэтому немного опоздаю.

— Ну-ну, повеселись, — бросила Габби, и Франческа хмыкнула, уловив легкий сарказм в ее словах.

Коньком Софи были диеты, которыми она увлекалась. В настоящее время она употребляла только свободные от жира низкокалорийные продукты, и то в самых минимальных количествах.

Талантливая рассказчица, она умела сделать любую тему интересной, приправляя ее язвительными остротами.

Было около девяти, когда официант принес счет. Франческа расплатилась и, посадив Софи в такси, направилась к своей машине.

Двадцатью минутами позже она уже разыскивала место для парковки где-нибудь в уголке недалеко от модной галереи Леона. Поставив машину, она подошла к ярко освещенному входу.

Здесь было полно народу, сквозь гул толпы едва доносилась джазовая музыка.

— Франческа, дорогая!

Леон, ну конечно, Леон! Она откликнулась на его бурное приветствие и разрешила обнять себя за плечи.

— Ты должна выпить перед тем, как броситься в это людское море.

В ее глазах мелькнула искорка смеха.

— Это так обязательно?

— Да нет. Но бокал в руке необходим. — Он выразительно замолчал, приняв позу развеселого повесы. — Тебе, конечно, надо делать вид, что это что-то покрепче минеральной воды.

Он вскинул руку, и как бы ниоткуда возник официант с подносом в руке.

Повинуясь, она выбрала высокий бокал.

— Есть что-нибудь особенное, что ты порекомендовал бы мне добавить к моей коллекции?

— Скульптура, — ответил Леон не раздумывая. — Она, конечно, не вполне совершенна, ты понимаешь, но талант мастера чувствуется. — Он коснулся кончиками пальцев губ и послал воздушный поцелуй. — Tres magnifique. [1]Через несколько лет она будет стоить в десять, двадцать раз больше, чем просят за нее сейчас.

Улыбнувшись, он осторожно погладил ей щеку.

— Иди, cherie, [2]и проверь. Номер четырнадцать. Возможно, ты не сразу отдашь ей свое сердце, она войдет в него постепенно и захватит полностью.

Точная характеристика, подумала Франческа несколькими минутами позже, не совсем уверенная в том, что понимает эту скульптуру.

И все же в ней было нечто, что привлекало ее внимание вновь и вновь.

Леон считался экспертом в мире искусства, Франческа доверяла его суждениям и уже владела, благодаря его советам, несколькими произведениями, которые значительно выросли в цене с момента покупки. И все же она побродит еще немного, потом вернется и, возможно, увидит эту скульптуру иными глазами. Она существенно отличается от всего того, что уже есть в ее коллекции.

По залу бродили несколько посетителей, чьи лица были ей знакомы, она улыбалась, иногда останавливалась, чтобы обменяться вежливыми фразами, называла некоторых по имени, затем шла дальше.

— Франческа!

— Габби!

Они кинулись друг другу в объятия.

— Как приятно снова встретиться!

— И мне. А Бенедикт где? — Для мужа Габби было нехарактерно надолго оставлять свою жену.

— Глянь правее.

Уловив напряженность в голосе подруги, Франческа бросила косой взгляд в указанном направлении. В поле зрения оказалась высокая фигура Бенедикта, рядом с ним Аннелиз Шуберт — модель, с которой она часто делила подиум как дома, так и за границей.

— Моя дорогая коллега, похоже, направила свои помыслы и усилия в привычное русло?

Попытки соблазнить Бенедикта Николса были любимым развлечением Аннелиз. Казалось, ее нисколько не смущает то, что они не увенчались успехом ни до, ни после его женитьбы.

— Понимаю, о чем ты, — криво усмехнулась Габби. — Как Рим?

Франческа слегка заколебалась, не сознавая, что глаза ее вдруг затуманились.

— Показы были великолепны. — Ее плечи слегка приподнялись, затем опустились вновь.

Мать Марио проиграла свою долгую битву с раком.

Франческа была благодарна Габби за то, что она воздержалась от долгих соболезнований.

— Давай позавтракаем вместе, — мягко предложила Габби. — Например, завтра?

— Решено.

— Прекрасно. — Габби взяла Франческу под руку. — Пошли поищем на этой выставке какой-нибудь талант.

Они отправились бродить, медленно обходя зал, затем Габби остановилась поговорить со знакомой, а Франческа прошла вперед, чтобы поближе рассмотреть холст, на котором был запечатлен неистовый хаос ярких красок.

Она наклонила голову в попытке увидеть хоть какое-то подобие формы или симметрии.

— Напрасный труд: это абстракция, — мужской голос с легким акцентом звучал чуть насмешливо.

Франческа напряглась, нехорошее предчувствие охватило ее прежде, чем она медленно повернулась.

Банк, магазин, а теперь выставка?

Доминик сразу заметил ее приход, после чего с интересом следил за всеми ее перемещениями. С некоторым удовлетворением он отметил, что Франческа дружески поздоровалась с женой его делового партнера. Это значительно упрощало церемонию представления.

Франческа молча рассматривала Доминика.

Глаза его светились улыбкой, но в ней чувствовалась настороженность, что не вязалось с его внешним обликом светского льва.

Вот человек, который знает, чего он стоит, и не нуждается во внешних атрибутах, чтобы доказать свое богатство или мужественность.

От него так и веяло силой, управляемой и контролируемой, но в нем присутствовало и что-то первозданное, магнетическое, необузданное — то, что затрагивало инстинкты Франчески, ускоряя биение ее сердца, заставляя дышать чаще.

— Франческа…

Мягкий американский выговор привлек ее внимание. Повернувшись, она вся расцвела.

— Бенедикт! — Радостно улыбнувшись, она подалась вперед, чтобы принять его приветственный поцелуй. — Давненько не виделись.

— Да уж. — Выражение лица Бенедикта говорило об искренней симпатии. Затем он заметил мужчину рядом с ней. — Ты знакома с Домиником?

— Похоже, мне этого знакомства не избежать.

Что-то мелькнуло в глазах Бенедикта и тут же пропало.

— Доминик Андреа. Франческа Анджелетти.

Ее фамилия объясняет, кто она такая, подумал Доминик. Все становилось ясным.

Он скорее грек, размышляла Франческа, не итальянец. Эти двое свободно себя чувствуют друг с другом, что указывает на близкую дружбу.

— Франческа…

Ее имя в его устах звучало непривычно.

Сексуально, вызывающе, соблазнительно. Но она не хочет иметь ничего общего с каким-либо мужчиной. И тем более с этим.

Интересно, знает ли она о том, что замечательные золотые крапинки в ее глазах становятся ярче, когда она сердится… и пытается скрыть это? подумал Доминик. В глубине его сознания, помимо очевидного желания прижаться губами к ее губам, исследовать и обладать, шевелилось что-то еще.

вернуться

1

Грандиозно — (франц.).

вернуться

2

Милая (франц.).

3
{"b":"5383","o":1}