ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В Кропале странным образом сочетались жестокость и сентиментальность. Ему ничего не стоило приказать вырезать семью провинившегося перед ним, и в то же самое время он мог, прогуливаясь в сопровождении двух телохранителей, подобрать бездомную кошку.

Его квартира иногда напоминала зверинец, так много в ней обреталось разномастной мяукающей и лающей живности. Однако Илья Еремеевич регулярно совершал акты благотворительности, раздавая наскучивших ему животных своим подчиненным, И горе было тому, кто смел отказаться.

Лишь два четвероногих существа находились в привелигированном положении и их никогда не касались такие чисток: белый персидский кот Мясо и бассет Шконка. Этой парочке несказанно повезло. Они были уникальными существами, которые видели от Кропаля проявления тепла и заботы.

Женат Кропаль не был, как не имел и постоянной любовницы, предпочитая обходиться услугами проституток. А они, по мнению Ильи Еремеевича, заслуживали самого презрительного отношения. Женщина, в понятиях Кропаля приравнивалась к "петуху" на зоне.

В этот вечер Бурков, после заключения весьма выгодной сделки, развлекался с двумя девицами. За несколько минут удовлетворив свои половые потребности, Илья Еремеевич заставил девушек заниматься любовью друг с другом.

В квартире находился только один телохранитель. Второй отпросился на часок по каким-то своим делам.

Раздался звонок в дверь. Бурков, занятый созерцанием композиции из двух обнаженных девичьих и одного собачьего тела, не обратил внимания на этот звук, посчитав, что вернулся его охранник.

Но Илья Еремеевич ошибся. Он осознал это, когда в дверях возник незнакомый человек, вооруженный огромным тесаком. С лезвия стекали темно-красные капли. Проститутки, забыв о гениталиях бассета, с визгом кинулись в угол. Одна из них, очевидно, самая смелая, попыталась выскользнуть из спальни, но незнакомец хладнокровно вонзил нож в ее живот и девушка, вскрикнув, повалилась на пол.

– Ты кто? Что тебе надо?! – Грозно проговорил Кропаль. Но убийца не обратил на эти возгласы никакого внимания. Он вплотную подошел к Илье Еремеевичу и без замаха, спокойно ударил Буркова своим оружием.

Мафиози даже не успел защититься, настолько неожиданным было движение убийцы. Кроме того, глаза его были абсолютно пусты, словно сознание этого человека находилось в каком-то другом мире. Это-то и подвело Кропаля. На него уже несколько раз нападали, пытаясь убить, но всякий раз Бурков мог определить, в какой момент последует удар.

Но глаза этого человека ничего не выражали ни до, ни после удара.

Чувствуя, что умирает, Илья Еремеевич попытался из последних сил нокаутировать своего убийцу, но тот легко уклонился от кулака Кропаля и нанес еще один удар. В грудь.

Убедившись, что Бурков мертв, неизвестный направился к проститутке.

– Не надо… – Пролепетала девушка, но и ее слова не возымели действия. Нож рассек ладонь, которой она пыталась загородиться от разящей стали, и вошел в шею несчастной. Телохранитель разминулся с убийцей более чем на четверть часа. Войдя в подъезд, охранник увидел кровавые отпечатки ботинок. Чувствуя неладное, он кинулся по следам, которые привели его к двери шефа.

Ключ у телохранителя был и он, войдя в квартиру, едва не закашлялся от странного резкого запаха. Его источник стоял тут же, у двери: баллончик "Дихлофоса".

По всему коридору виднелись кровавые отпечатки подошв убийцы. Когда же охранник заглянул в спальню Кропаля, он застыл на пороге. На кровати, в лужах крови лежал сам Илья Еремеевич, оставшийся дежурить телохранитель, две проститутки и все животные – обитатели этой квартиры, в количестве полутора десятков, среди которых выделялся Шконка и разрезанный пополам Мясо.

Неизвестный убийца лишил жизни абсолютно все живое, включая и тараканов, которые, надышавшись отравы, уже выползали умирать изо всех щелей.

ГЛАВА 1

1.

– Закройте глаза. – Приказал экстрасенс. Пациент послушно смежил веки и целитель, Игорь Сергеевич Дарофеев, тут же прекратил размахивать перед ним руками, делая таинственные пассы.

Дарофеев был целителем наивысшей квалификации и большая часть его работы по лечению больных проходила без помощи рук. Размахивал же он ими лишь для того, чтобы пациент проникся атмосферой загадочности, которая, по мнению Игоря Сергеевича, должна была окружать ритуал исцеления.

Присев в кресло, стоявшее за спиной визитера, молодого человека, которого Дарофеев лечил от искривления позвоночника, экстрасенс набрал в грудь воздуха и запел:

– О-о-о-о-оммммм!

Это тоже было действие, рассчитанное лишь на сознание пациента. Раньше, когда опыта у Игоря Сергеевича было меньше, он использовал пение этой тибетской мантры для самонастройки. Теперь же он мог настраиваться и без нее, но звучание этого магического слова погружало пациентов в легкий транс, что несколько облегчало процесс энергетического воздействия. Когда затих последний звук и воцарилась умиротворяющая тишина, Дарофеев приступил непосредственно к сеансу целительства. Мысленным взором он прошелся по позвоночнику парня, отметил про себя, что некоторый прогресс уже есть, и, вырастив у себя дюжину энергетических рук, стал снимать ими напряжение в мышцах спины, накачивать праной [1] межпозвоночные диски, выстраивать в прямую линию сами позвонки.

Все эти операции заняли у Игоря Сергеевича не более тридцати секунд. Но сказать пациенту, что уже все, целитель пока не мог.

Дарофеев знал, что со стороны, в том числе и с точки зрения больного, такая продолжительность сеанса покажется непомерно малой. Обвинений в шарлатанстве Игорь Сергеевич с недавних пор не боялся, но поддерживать свою репутацию, считал делом необходимым.

Десять минут вынужденного безделья Дарофеев обычно посвящал тщательному исследованию сидящего перед ним человека, просматривал своим астральным взором его внутренние органы, наблюдал за работой сердца, печени, разглядывал тонкие тела. Занятием это было бы бессмысленным, если бы с помощью такого наблюдения Игорь Сергеевич не знакомился со своим пациентом гораздо лучше, нежели во всех предварительных беседах.

Кроме того, Дарофеев считал, что вообще любому человеку полезно так посидеть, расслабившись. Эти десять минут чистого отдыха, полной релаксации, были как раз тем, что необходимо пациенту в его суматошной жизни.

Когда время сеанса подошло к концу, Игорь Сергеевич неслышно поднялся. Он, осторожно ступая, встал перед парнем и резко дунул ему в лицо.

Пациент, очнувшись от транса, заморгал, словно не понимая, как он здесь очутился.

– Как самочувствие? – Участливо спросил Дарофеев.

– Спасибо. – Отозвался пациент. – Очень хорошо. Ничего не болит…

– Тогда, на сегодня все. – Сообщил целитель. – Я запишу вас на послезавтра. На это же время.

– Спасибо, доктор. – Парень смущенно улыбался, прислушиваясь к своим ощущениям.

Экстрасенс улыбнулся в ответ. Случай у этого молодого человека был достаточно простой, но Игорь Сергеевич для себя решил, что сделает ему пять сеансов, хотя, без особых усилий, мог бы вылечить и за один-два.

Дело тут было не в деньгах, хотя они тоже играли некоторую роль. Излеченный должен был прочувствовать, что с ним работают, что на него тратят время и силы. И, поскольку Дарофеев пытался показать, что сил уходит немало, пациент должен был оценить эти усилия и понять, что легче, да и дешевле, поддерживать себя в здоровом состоянии, чем чуть что прибегать к услугам экстрасенса.

Еще год назад при акте самого банального, самого простого целительства Игорь Сергеевич закатывал целые представления, торжественные ритуалы. Это производило неизгладимое впечатление на людей, прибегавших к его услугам. Дарофеев облачался в черный халат, подозрительно смахивающий на рясу священника, надевал поверх него большой золотой крест, нараспев читал молитвы. За такую приверженность к показухе и, словно немного осуждая его пристрастие к атрибутике, знакомые экстрасенсы прозвали Игоря Сергеевича Пономарем.

вернуться

1

Прана. – Согласно индуистской мифологии, энергия, наполняющая все пространство.

2
{"b":"538323","o":1}