ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь все происходило гораздо проще. Крест благополучно лежал в стенном сейфе, извлекаемый лишь для психотерапевтического воздействия на богомольных старушек. Чтение молитв сократилось до необходимого минимума, черный халат, пересыпанный нафталином, валялся где-то в кладовке, а Дарофеев принимал народ в обычном медицинском халате.

Парень, который был предпоследним пациентом на это утро, ушел. По записям, должна была прийти какая-то женщина. Первичная, то есть наносящая первый визит к известному целителю. Но она немного задерживалась, и Пономарь стал приводить в порядок свои записи.

2.

– Я вас так долго искала!.. – С порога заявила визитерша. Игорь Сергеевич сразу почувствовал ложь, но, очевидно у женщины на то были какие-то причины, а узнавать их, прибегая к ясновидению, Дарофееву было недосуг, он и так опаздывал на работу в один из филиалов Центра Традиционной народной медицины, где он читал лекции так называемого «курса повышения квалификации» народным целителям.

Проводив даму в комнату, служившую кабинетом,

Пономарь начал заполнять карточку больного.

– Фамилия, имя, отчество. – Задал он первый обязательный вопрос.

– А чьи говорить? – Нервно замялась женщина. Она уже достала из сумочки конверт из желтой плотной бумаги и крутила его в пальцах. – Я ведь по поводу дочери пришла…

– Пока ваши. – Строго сказал Игорь Сергеевич. – А там, если надо, дополним.

– Простова Мария Михайловна. – Представилась женщина. Дарофеев записал.

– У меня дочка пропала… Вы найдите ее… – И Мария Михайловна немедленно разрыдалась. Чувствовалось, что делает она это уже далеко не в первый раз и приобрела немалый опыт по разжалобливанию собеседника.

– Успокойтесь, пожалуйста. – Устало проговорил Пономарь. – Я ее обязательно найду. Но сперва надо все заполнить. Какого вы года рождения?

Глотая слезы, но постепенно приходя в норму, Простова ответила на все дарофеевские вопросы. Когда данные оказались в карточке, Игорь Сергеевич позволил себе откинуться на стуле. Целитель пристально оглядел притихшую женщину:

– Итак?..

– Ее уж и милиция искала, и экстрасенс один, Да все без толку, лишь деньги взял…

Почувствовав, что женщина сейчас опять разрыдается, Пономарь изобразил на лице благожелательную улыбку:

– Не волнуйтесь. Отыщем. Никуда она не денется… А если дело в деньгах – заплатите по результату. Если захотите… Игорь Сергеевич не раз разыскивал таких заблудших девушек. Большей частью оказывалось, что у них просыпалась тяга к познанию окружающего мира. Одну такую путешественницу Дарофеев обнаружил во Владивостоке, куда та непостижимым образом добралась автостопом, другая нашлась в Стамбуле, куда ее взял знакомый "челнок". Но такие дальние вояжи были скорее исключением, чем правилом. Подавляющее большинство девиц не забиралось дальше границы Московской области. Некоторые вообще никуда не уезжали, оседая во всякого рода притонах, откуда их приходилось извлекать с помощью милиции. С особой ненавистью Пономарь отслеживал наркотические притоны. И если обнаруживал юную наркоманку в одном из них, то не успокаивался, пока средствами ясновидения не обнаруживал его хозяина, которого незамедлительно передавал своим знакомым из МВД.

Случаи убийства девушек бывали, но, по сравнению с общим количеством исчезнувших из-под родительского крыла, их число было относительно невелико. Хотя в последний года два число жертв разного рода негодяев несколько выросло. Но этот случай почему-то насторожил целителя.

Интуиция подсказывала ему, что тут не все просто, и именно поэтому он и произнес фразу о времени оплаты его услуг.

– Ой, да я сколько хотите заплачу! – Запричитала Мария Михайловна, – Только найдите ее, Розочку мою!

– Как, вы говорите ее зовут? – Ненавязчиво поинтересовался Игорь Сергеевич.

– Розалия Степановна. Розочка… Вот она у меня какая! – Женщина извлекла из измусоленного пальцами конверта цветной снимок и протянула его целителю. Дарофеев принял фотографию. Молодая, ничем особенным не выделяющаяся девушка с красными, от вспышки зрачками, смотрела на Пономаря с пестрого диванчика. Она фривольно закинула ногу на ногу и бесхитростно скалила в объектив ровные зубы.

С первого же взгляда Игорь Сергеевич определил, что девушка жива. Но с ходу вычислить ее местонахождение он не мог.

– Я хотел бы извиниться, – Осторожно молвил целитель, – Дело в том, что я уже опаздываю на собственную лекцию и у меня нет времени работать с ним именно сейчас. Если вы оставите мне этот снимок, я посмотрю его дома и потом сообщу вам результат. Договорились?

Простова обреченно пожала плечами:

– Как хотите…

– Вы позвоните мне, скажем, завтра вечером. Хорошо? И я вам все скажу.

– Спасибо. – Мария Михайловна покорно склонила голову, но Дарофеев видел, что на такой поворот событий она не рассчитывала.

"Что ж, – Ухмыльнулся про себя Игорь Сергеевич, – Может, опаздывать больше не будет…"

3.

Группа, которой Дарофеев читал уже третью лекцию по основам энергоинформатики, подобралась из на удивление серых личностей. Половину ее составляли дамы климактерического возраста, которым, после выхода на пенсию, стало абсолютно нечем себя занять. Примерно треть слушателей составляли потенциальные или действительные клиенты психоневрологических диспансеров. Кроме этой, уже привычной, публики, наблюдалось несколько молодых людей с фанатичным блеском в глазах.

Все, как один, дословно записывали речь Игоря Сергеевича, и на их макушках, которые он был вынужден созерцать большую часть лекции, без труда читалось, что никто из них ничего не понимает.

Мало того, все эти люди культивировали свое непонимание предмета. Они не давали себе труда хотя бы на мгновение напрячь свои мозги и осознать, что же конкретно вещает им этот импозантный мужчина на пятом десятке. Закончив изложение материала, Дарофеев, как обычно, спросил:

– Есть вопросы?

Но слушатели, закрыв конспекты и, уже убрав пишущие принадлежности, торопились по своим делам. Никому ничего интересно не было.

Вздохнув, целитель стер с доски схематические изображения чакр, и отправился вслед за учениками. С бульвара Рокоссовского, на котором находился психоневрологический диспансер, где проходили занятия, Игорь Сергеевич выехал на Окружную и направился домой, в Кунцево. Серый "Москвич", купленный на страховку от предыдущей машины Пономаря, угнанного и сожженного "Форда", резво бежал по дороге, петляя между красно-белых пластиковых ограждений. Оставив машину у подъезда и включив за ветровым стеклом светодиод, Дарофеев поднялся к себе на одиннадцатый этаж. Переодевшись в домашнее черное кимоно, с вышитым на спине летящим драконом, Игорь Сергеевич перекусил на скорую руку.

Поглощая фабричные пельмени, в которых теста было раза в три больше чем мяса, целитель который раз, с чувством скорби, вспомнил о своей покойной супруге, Елизавете Игнатьевне. О ее вкуснейших обедах.

Вслед за этим воспоминанием последовали другие, связанные с трагической смертью супруги в психиатрической клинике. Вновь всплыли в памяти кадры с видеокассеты, на которой была запечатлена гибель Светланы, дочери целителя, от рук оголтелых наркоманов.

Дарофеев, поморщившись, отогнал эти страшные картины, сосредоточившись на еде. Прошлого уже не вернешь. А Игорь Сергеевич сделал все, для себя возможное, чтобы обеспечить душам погибших достойные реинкарнации в человеческих телах.

Энергетически работать сразу после еды было нежелательно, и Пономарь в следующие полчаса разбирал карточки пациентов. Когда он закончил эту операцию, как раз подошло время для астральных путешествий.

Если еще год назад Дарофеев безоглядно блуждал по тонким мирам, не беспокоясь о своей безопасности, то сейчас он делал все несколько иначе. Прошел тот период, когда Игорь Сергеевич радовался любому контакту с иноматериальными сущностями. Теперь же целитель взял за правило избегать таких встреч, делая исключение лишь для тех, с кем ему непосредственно надо было поработать в настоящий момент.

3
{"b":"538323","o":1}