ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прошу, мисс Маккензи, садитесь, — пригласил директор, внимательно и пристально, как бы оценивающе, оглядывая ее. — Вы ознакомились с пьесой «По уши влюбленный или Оглоушенный любовью» Беда Муфа?

Не сдержавшись, Флора захохотала. Потом, заметив, что директор не разделяет ее веселья, хоть и с трудом, но все-таки взяла себя в руки.

— Итак, мисс Маккензи, я повторяю свой вопрос, — опять обратился к ней шеф. — Вы прочитали «Оглоушенного…»?

Флора смешливо прыснула, но тут же ногтями пребольно впилась в свои ладони, чтобы только опять не расхохотаться. Она коротко выдохнула:

— Да.

— И что вы думаете об этой пьесе мистера Муфа? — спросил директор, не отводя от нее взгляда.

— Да что о ней думать? — удивилась Флора. — Полный бред! Я выбросила ее в мусорную корзину!

Директор аж подскочил в кресле.

— То есть как… «выбросила»?!! Когда? Куда?

Окончательно растерявшись, Флора объяснила.

Шеф, сняв трубку, отдал распоряжение немедленно разыскать и доставить злополучную пьесу прямо в его кабинет.

— Ох, мисс Маккензи! С вами с ума сойдешь! «Выбросила»!.. Выбросила курицу, которая несет золотые яйца!

— Да какие там «золотые яйца»?!! — возразила, не сдержавшись, Флора. — Говорю вам, это или розыгрыш, или затея свихнувшегося графомана. Одно название чего стоит! «По уши влюбленный или Оглоушенный любовью»! Оно же говорит само за себя. И псевдоним автора какой-то дурацкий и смешной. Бед Муф — Нехороший Недотепа. Обалдеть!!!

И Флора, несмотря на прилагаемые усилия и поцарапанные в кровь ладони, снова захохотала.

Директор укоризненно посмотрел на нее и заметил:

— Во-первых, таково имя автора. Во-вторых, мисс Маккензи, вам не будет так весело, если пьесу не найдут. Она — в единственном экземпляре! А вы этот экземпляр выбросили! И теперь подумайте, какую компенсацию мы должны будем выплатить автору!!! Ведь он заранее обговорил все условия, все учел. А благодаря вашим усилиям, мисс Маккензи, не только вы и я, но и все наши сотрудники пойдут по миру голые и босые с протянутой рукой!

Теперь уже Флоре было не до смеха. Она выкрикнула, похолодев от ужаса:

— Но меня не предупредили!!! Я подумала, что это глупый розыгрыш!!! Поймите, все походило именно на розыгрыш: имя автора, название пьесы, содержание!..

Она вскочила и ринулась к двери, но на пороге столкнулась со своим заведующим, который держал в трясущихся от волнения и радости руках злополучную рукопись.

Директор облегченно вздохнул, налил из графина полный стакан воды и залпом выпил. Затем отер платком мокрое от выступившего пота лицо и устроился в кресле.

— Садитесь, мисс Маккензи, — опять предложил он, отпуская знаком начальника Флоры. — Итак, как вам этот труд?

У Флоры после пережитых волнений не осталось совершенно никаких сил. Она упала в кресло и устало произнесла:

— Это — бред.

А потом уверенно и твердо повторила:

— Я не изменила за это время своего мнения, мистер Годдарт. Полный бред!

— Вам придется быть немного посдержанней в своих оценках, мисс Маккензи. Подобные выражения при авторе недопустимы! А вам с ним предстоит длительная работа.

— Мне?!! — Флора от удивления привстала. — Работа? Да зачем? Кому нужна эта макулатура графоманствующего сумасшедшего?

— Мисс Маккензи, — терпеливо начал объяснять мистер Годдарт, — пьеса будет поставлена на сцене в самое ближайшее время…

Флора изумленно перебила его, что, конечно, при других обстоятельствах было немыслимым делом:

— На сцене… поставлена?!!

— Да, мисс Маккензи, — подтвердил директор. — Вот, ознакомьтесь. Это предварительный список актеров, которых пригласил режиссер.

Он протянул Флоре бумагу.

Сказать, что Флора была удивлена, было бы мало. У нее перестало стучать сердце, глаза вылезли на лоб, когда она прочитала перечень фамилий супер известных актеров и актрис, возглавляемый прославленным режиссером.

— И они… согласны… играть в этой белиберде? Ставить ее?.. — ошеломленно вымолвила Флора.

Мистер Годдарт качнул в знак согласия головой и пояснил:

— Все согласны. У автора могущественный финансовый спонсор. И нашему агентству выпал редкий шанс, который бывает раз в жизни! Поэтому представьте, какой удар вы нанесли мне, размечтавшемуся о приличном доходе, выбросив рукопись! Я чуть умом не тронулся! Так что приступайте, мисс Маккензи, к работе.

— Я?!! — выдохнула Флора. — Почему я?

— Таково одно из условий автора. Поэтому именно вам пьесу и доставили для прочтения. Вы, конечно, поняли, что она совсем «сырая». Но ничего. Поработаете с автором и потихонечку…

— Я не смогу! — перебила его Флора. — Эта «пьеса»… — она презрительно произнесла это слово, — не поддается и поддастся никаким улучшениям и исправлениям! Я категорически отказываюсь.

Мистер Годдарт встал у стола в полный рост и, побагровев, явно сдерживая себя, отрезал:

— Приступайте к работе, мисс Маккензи. Нельзя же, в конце концов, думать только о себе! Нравится вам или нет, вы у нас работаете и извольте выполнять порученное вам без лишних дискуссий и комментариев. Вы справитесь, я думаю. Да и потом… Ваше обязательное участие особо обговорено автором. И еще. За качество пьесы не беспокойтесь. Выступить соавтором, кое-что дописать и переписать согласился Рональд Фармер. Так что…

— Ронни?.. — ошеломленно выдохнула Флора. — Ронни будет соавтором «Оглоушенного любовью…» Беда Муфа? Кажется, я схожу с ума! — объявила Флора.

— Желаю успеха и удачи, мисс Маккензи, — проводил ее до двери, что окончательно повергло Флору в шок, мистер Годдарт. — Будут трудности или проблемы — милости прошу! Всегда буду рад помочь.

Выйдя из кабинета, Флора прижалась лбом к холодной стене в коридоре и с тоской подумала: «Это не Муф «оглоушенный», а я. Только, в отличие от него, не любовью, а его бессмертным творением. Теперь для меня главное — сдерживаться, делать серьезное лицо и стараться хоть что-нибудь выжать из этого «шедевра». Подумать только! Звездный состав, маститый режиссер, Ронни — соавтор Недотепы! А может, я сплю? И это все происходит во сне?.. Точно! Точно! Вот скоро проснусь, и весь этот театр абсурда закончится…»

Флора решительно направилась в свой кабинет. Она бросилась к столу и быстро набрала номер телефона Рональда. Тот оказался, по счастью, дома.

— Ронни! Что происходит? Ты спятил? Или это только я попала в виртуальный мир? — возбужденно и громко заговорила Флора.

— Фло, погоди. Давай по порядку, — отозвался он. — Что случилось, Фло?

— Как «что случилось»?!! И ты еще спрашиваешь?!! Ронни, я схожу с ума! Уже сошла!

— Это, конечно, печально, Фло, — иронично усмехнулся в трубку Рональд.

— Но, скорее всего, это все-таки не так. Насколько я знаю, сумасшедшие не отдают обычно в этом себе отчета и сдвинутыми себя никогда не считают и не называют. Так что успокойся, Фло. Ты вполне нормальна. Только возбуждена немного.

— Ронни, уверяю тебя, мой диагноз сейчас не главное. Меня волнует другое!

— Объясни.

— Ронни, я только что узнала, что ты согласился быть соавтором какого-то Муфа. Это, действительно, так?

— Да, Фло, согласился, — спокойно подтвердил Рональд.

— А ты пьесу читал? С автором познакомился? — продолжила расспросы Флора.

— Нет, не знаком. И о пьесе не имею ни малейшего представления, — безмятежно ответил Рональд.

— Тогда поздравляю! Я, в отличие от тебя, читала эту пьесу. Ронни, соавторство с Муфом принесет тебе неувядаемые лавры гения всех времен и народов. Ронни, ты не должен соглашаться ни в коем случае! Ты…

Рональд перебил ее:

— Фло, я не могу отказаться.

— Почему, Ронни?

— Во-первых, я уже дал слово. Во-вторых, меня просил об участии в этом проекте очень уважаемый мною человек. В-третьих, мне обещано грандиозное вознаграждение.

— Ронни, но это «творение» — полный бред!

— Тем лучше, Фло. Значит пьеса будет недолго идти на сцене. И о ней быстро забудут.

17
{"b":"538349","o":1}