A
A
1
2
3
...
14
15
16
...
65

Его лицо приняло озадаченное выражение.

— Я не представляю, откуда он об этом узнал. Он просто сказал мне, чтобы я пошел и забрал его.

Я приподнял карабин.

— И дал тебе эту штуку. Полагаю, я должен был быть ликвидирован. — Я посмотрел на Элин, а затем снова на Грахама. — А как насчет Элин? Что было бы с ней?

Грахам закрыл глаза.

— Я не знал, что она здесь.

— Может быть, — сказал я. — Но Слейд знал об этом совершенно точно. А как еще «лендровер» мог оказаться здесь? — Веки Грахама слабо дернулись. — Ты сам прекрасно понимаешь, что должен был бы устранить всякого свидетеля.

Струйка крови стекла из уголка его рта.

— Грязный ублюдок! — воскликнул я. — Если бы я был уверен в том, что ты до конца осознаешь свои собственные действия, то прикончил бы тебя прямо сейчас. Слейд сказал тебе, что я предатель, и ты поверил ему на слово — ты взял оружие, которое он тебе дал, и последовал его указаниям. Когда-нибудь слышал о человеке, которого звали Биркби?

Грахам открыл глаза.

— Нет.

— Это случилось еще до тебя, — сказал я. — Тогда Слейд разыграл такой же трюк. Но сейчас не время об этом говорить. Ты пришел один?

Грахам плотно сжал губы, и на его лице появилось упрямое выражение.

— Не строй из себя героя, — посоветовал я ему. — Я способен вытянуть это из тебя достаточно легко. Как тебе понравится, если я сейчас встану ногами на твой живот? — Я услышал, как Элин сделала судорожный вздох, но проигнорировал ее. — У тебя серьезное внутреннее ранение, и ты умрешь, если мы не доставим тебя в госпиталь. А я не стану этого делать, пока существует вероятность, что кто-то может на нас напасть, когда мы покинем Асбьюрги. Я не собираюсь подвергать Элин риску ради твоего спасения.

Он посмотрел мне за спину, на Элин, а затем кивнул.

— Слейд, — сказал он. — Он здесь… примерно в миле…

— У входа в Асбьюрги?

— Да, — произнес он едва слышно и снова закрыл глаза.

Я пощупал его пульс и обнаружил, что он стал значительно слабее. Я повернулся к Элин.

— Начинай собираться, оставь место для Грахама, чтобы его можно было положить поверх спальных мешков. — Я встал и перезарядил карабин.

— Что ты собираешься делать?

— Может быть, я смогу подобраться к Слейду достаточно близко для того, чтобы поговорить с ним, — произнес я медленно. — Чтобы сказать ему, что его мальчик тяжело ранен. А если нет, тогда я поговорю с ним при помощи вот этого. — Я поднял карабин.

Она побледнела.

— Ты убьешь его?

— О Боже, я не знаю! — воскликнул я с раздражением. — Я знаю только то, что он, по-видимому, не возражал, если бы убили меня — и тебя тоже. Он сидит у входа в Асбьюрги, как пробка в горлышке бутылки, и это единственная открывалка, которую я имею.

Грахам тихонько застонал и открыл глаза. Я склонился над ним.

— Как ты себя чувствуешь?

— Плохо. — Струйка крови в уголке его рта выросла до целого ручейка, стекающего вниз по шее. — Это интересно, — прошептал он. — Откуда Слейд смог узнать?

Я спросил:

— Что в свертке?

— Не… знаю.

— Кто сейчас главный в Департаменте?

Его дыхание стало затрудненным.

— Та… Таггарт.

Если кто-то и может снять Слейда с моего загривка, то это Таггарт. Я сказал:

— Хорошо, пойду увижусь со Слейдом. Мы скоро вытащим тебя отсюда.

— Слейд сказал… — Грахам прервался и начал снова. Ему, по-видимому, было трудно глотать, и он слегка закашлялся, пуская губами ярко-красные пузыри. — Слейд сказал…

Кашель усилился, а затем поток артериальной крови вырвался из его рта, и он уронил голову набок. Взяв его за запястье, я понял, что Грахам никогда не скажет нам о том, что же говорил Слейд, поскольку он был мертв. Я закрыл его остекленевшие глаза и поднялся на ноги.

— Лучше мне самому поговорить со Слейдом.

— Он умер! — прошептала Элин, по-видимому, глубоко потрясенная.

Грахам был мертв — еще одну пешку смахнули с доски. Он умер потому, что слепо повиновался приказам; так же как делал я в Швеции; он умер потому, что не осознавал, как следует, своих поступков. Слейд сказал ему, что нужно сделать, он попытался, но совершил ошибку, которая привела его к смерти. Я тоже не осознавал до конца, что я делаю, поэтому мне лучше не совершать ошибок в своих попытках.

Элин плакала.

Крупные следы лились у нее из глаз и стекали по щекам. Она не рыдала, а просто стояла и беззвучно плакала, глядя вниз на тело Грахама. Я сказал хрипло:

— Не плачь о нем — он собирался тебя убить. Ты сама это слышала.

Когда она заговорила, ее голос не дрожал, хотя слезы по-прежнему катились из глаз.

— Я плачу не о Грахаме, — произнесла она с отчаянием. — Я плачу о тебе. Кто-то должен это сделать.

2

Мы быстро свернули лагерь и загрузили все в «лендровер», все, включая тело Грахама.

— Мы не можем оставить его здесь, — сказал я. — Кто-нибудь обязательно наткнется на него — в течение ближайшей недели. Цитируя барда, мы оттащим потроха в соседскую комнату.

Слабая улыбка тронула лицо Элин, когда она уловила аллюзию.

— Куда?

— В Деттифосс, — предложил я. — Или в Селфосс.

Пройдя через пару водопадов, один из которых был самым протяженным в Европе, тело изувечится до полной неузнаваемости, и, если нам повезет, никто не сможет установить, что Грахам был зарезан. Его примут за одинокого туриста, с которым произошел несчастный случай. Так что мы положили тело Грахама в «лендровер». Я взял в руки ремингтон и сказал:

— Дай мне полчаса, после чего езжай следом за мной так быстро, как только сможешь.

— Я не смогу ехать быстро, соблюдая при этом тишину, — возразила она.

— Тишина пусть тебя не беспокоит — просто жми на полной скорости с включенными фарами по направлению к выходу. Затем немного притормози, чтобы я мог вскочить в машину.

— А что потом?

— Потом мы направимся к Деттифоссу, но не по шоссе. Мы поедем по грунтовой дороге, которая проходит по западному берегу реки.

— Что ты намерен сделать со Слейдом? Ты собираешься его убить, не так ли?

— Он может убить меня первым, — сказал я. — Не строй иллюзий насчет Слейда.

— Не надо больше убийств, Алан, — попросила она. — Пожалуйста, не надо больше убийств.

— Это зависит не от меня. Если он начнет стрелять, я выстрелю в ответ.

— Хорошо, — сказала она тихо.

Итак, я оставил Элин и направился в сторону входа в Асбьюрги, мягко ступая по наезженной машинами колее и надеясь на то, что Слейд не вышел навстречу Грахаму. Я не думал, что вероятность этого велика. Хотя он несомненно услышал выстрел, он его ожидал и теперь должен дать Грахаму полчаса на возвращение после поисков свертка. Я предполагал, что Слейд не будет ждать его появления еще в течение часа.

Я шел с хорошей скоростью, но замедлил шаг, когда приблизился к выходу. Слейд не побеспокоился о том, чтобы спрятать свою машину; он припарковал ее на виду, и она была хорошо различима, поскольку короткая северная ночь подходила к концу и небо сильно посветлело. Но он знал, что делает, так как к машине было невозможно подобраться, оставаясь при этом незамеченным, и я, устроившись за скалой, стал ждать Элин. Я не хотел пересекать это открытое пространство только для того, чтобы нарваться на пулю.

Вскоре я услышал, как она приближается. Элин с громким скрежетом переключала передачу, и я различил внутри припаркованной машины какой-то намек на движение.

Я прижался щекой к прикладу карабина и прицелился. Грахаму хватило профессионализма на то, чтобы нанести на мушку пятнышко люминесцентной краски, но в предрассветных сумерках в этом уже не было необходимости.

Я подвел прицел под место водителя, и когда шум за моей спиной достиг крещендо, послал в лобовое стекло три пули с интервалом менее секунды. Стекло оказалось безосколочным поскольку сразу же все стало матовым. Слейд, сделав широкий разворот, стронул машину с места, и, как я успел заметить, его спасло только то, что его автомобиль имел правосторонний руль английского типа, и пулевые отверстия были проделаны мной не в той части лобового стекла.

15
{"b":"5385","o":1}