A
A
1
2
3
...
56
57
58
...
65

Кенникен выглядел задумчивым. Я надеялся, что дал ему повод для длительных размышлений, но на это не было времени, и мне пришлось усилить давление.

— Я хочу, чтобы девушку привели в эту комнату — целой и невредимой. Если ей причинят какой-либо вред, ты сделаешь большую ошибку.

Он внимательно посмотрел на меня, а затем сказал:

— Очевидно, что ты ничего не сообщил исландским властям. В противном случае полиция уже была бы здесь.

— Ты совершенно прав, — согласился я. — Я не сделал этого по нескольким причинам. Во-первых, чтобы не вызвать международный скандал, который никому не нужен. Вторая причина, более важная, это то, что власти бессильны что-либо сделать со Слейдом, кроме как выдворить его из страны. Мои друзья поступят более радикально: они убьют его при необходимости. — Я наклонился вперед и постучал по колену Кенникена указательным пальцем. — А затем они натравят на тебя полицию, и ты будешь иметь на своем хвосте дипломатов и людей в униформе. Я выпрямился. — Я хочу видеть девушку и немедленно.

— Ты говоришь искренне, — сказал он. — Но, впрочем, ты всегда был искренен… — Его голос стал тише, и он прошептал: —…пока не предал меня.

— Мне кажется, у тебя нет выбора, — заметил я. — И чтобы поставить все точки над i, я скажу тебе кое-что еще. Существует лимит времени. Если мои друзья по истечении трех часов не получат вестей из собственных уст Элин, то Слейд получит то, что он заслужил.

Я мог видеть, как Кенникен обсуждает сам с собой возникшую перед ним проблему. Следовало сделать выбор, а выбор у него был невелик. Он спросил:

— Твои исландские друзья — они знают, кто такой Слейд?

— Ты имеешь в виду то, что он состоит на службе в Русской разведке? Или, коли на то пошло, в Британской разведке? — Я покачал головой. — Им известно только то, что он заложник, которого можно обменять на Элин. Я больше ничего им не говорил. Они думают, что вы банда гангстеров, и, Бог свидетель, они не далеки от истины!

Это окончательно решило дело. Он подумал, что сможет изолировать меня, если правду о том, что Слейд двойной агент знали только Элин и я. Сделав такое допущение, которое было достаточно обоснованным, поскольку мои исландские друзья являлись чистым вымыслом, он мог перейти к заключению сделки. Он был поставлен лицом перед выбором. Стоит ли пожертвовать Слейдом, который за многие годы кропотливого труда превратился в превосходного троянского коня, ради простой исландской девушки? Выбор был очевиден. Он не ухудшит ситуацию по сравнению с тем, какой она была до того, как ему удалось схватить Элин, и его изворотливый ум уже подыскивал способы перехитрить меня.

Он вздохнул.

— По крайней мере, ты можешь увидеть девушку. — Он сделал знак человеку, стоявшему позади него, и тот покинул комнату.

Я сказал:

— Ты сильно рискуешь, Вацлав. Не думаю, что Бакаев сильно обрадуется, если ты потеряешь Слейда. На этот раз тебе грозит Сибирь, если не что-нибудь похуже. Забавно, не правда ли? Ты уже провел из-за Слейда четыре года в Ашхабаде, а теперь что ждет тебя впереди?

В его глазах появилось болезненное выражение.

— Это правда то, что ты рассказал про Слейда и Швецию?

— Да, Вацлав, — сказал я. — Именно Слейд выбил у тебя там почву из-под ног.

Он с раздражением потряс головой.

— Одно я не могу понять. Ты говоришь, что готов поменять Слейда на девушку. Почему член Департамента готов совершить такой поступок?

— Мне кажется, ты совсем меня не слушал. Я не являюсь членом Департамента — я ушел в отставку четыре года назад.

Он призадумался.

— Даже если так, где твоя лояльность?

— Моя лояльность — это мое дело, — ответил я резко.

— Ты способен ради женщины пожертвовать всем миром? — спросил он иронично. — Я и сам страдал от такого образа мышления, но ты оказался хорошим доктором.

— Опять ты за свое, — сказал я. — Если бы ты не подпрыгнул вместо того, чтобы упасть, то был бы убит наилучшим образом.

Дверь открылась, и в комнату в сопровождении эскорта вошла Элин.

Я уже собрался подняться на ноги, но остановился, когда Кенникен угрожающе приподнял пистолет.

— Привет, Элин, прости меня за то, что я приветствую тебя сидя.

Ее лицо было бледным, и когда она увидела меня, на нем появилось отчаяние.

— И ты тоже?

— Я пришел сюда добровольно, — сказал я. — С тобой все в порядке? Они не причинили тебе вреда?

— Не более того, что было необходимо, — ответила она. — Просто немного вывернули руку. — Она прижала ладонь к своему раненому плечу.

Я улыбнулся ей.

— Я пришел забрать тебя. Скоро мы отсюда уйдем.

— Это еще спорный вопрос, — заметил Кенникен. — Как ты намерен отсюда уйти?

— Обычным способом — через входную дверь, — сказал я.

— Так просто! — Кенникен улыбнулся. — А как насчет Слейда?

— Я верну его тебе целым и невредимым.

— Мой дорогой Алан! Не так давно ты обвинил меня в том, что я мыслю нереалистично. Тебе следует придумать более удачный механизм обмена.

Я улыбнулся ему.

— Я и не рассчитывал на то, что ты со мной согласишься, но, как ты говорил, попробовать никогда не помешает. Но я думаю, нам вполне по силам разработать взаимовыгодные взаимоприемлемые условия обмена.

— Например?

Я потер свой подбородок.

— Например, ты отпускаешь Элин. Она вступает в контакт с нашими друзьями, а затем ты обмениваешь меня на Слейда. Детали можно будет обговорить по телефону.

— Это звучит логично, — согласился Кенникен. — Но я не уверен, что разумно. Двое за одного, Алан?

— Жаль, что ты не можешь спросить Слейда, разумно это или нет.

— Ты сделал свое предложение. — Кенникен беспокойно заерзал. Он пытался найти в нем изъян. — Мы получим Слейда назад абсолютно невредимым?

Я виновато улыбнулся.

— Э… как тебе сказать — не совсем. У него сочится кровь из раны, но она легкая и не смертельная. И еще у него, возможно, будет сильная головная боль, но почему это должно тебя беспокоить?

— И в самом деле, почему? — Кенникен поднялся на ноги. — Полагаю, что мы можем с тобой на этом остановиться, только я хотел бы еще раз все как следует обдумать.

— Но не слишком долго, — предупредил я. — Помни о лимите времени.

Элин спросила:

— Ты на самом деле захватил Слейда?

Я пристально посмотрел на нее, пытаясь передать взглядом свои мысли и надеясь на то, что она меня не выдаст. — Да, наши друзья присматривают за ним, я поручил его Вальтиру.

— Вальтир! — она кивнула. — Он достаточно силен, чтобы позаботиться о ком угодно.

Я перевел свой взгляд на Кенникена, стараясь не высказать слишком явно облегчения, которое испытал от того, что Элин подхватила мою игру.

— Решайся, Вацлав, — сказал я. — Время идет.

Он быстро принял решение.

— Хорошо, все будет так, как ты сказал. — Он посмотрел на часы. — Я тоже установлю временной лимит. Если по истечении двух часов не последует телефонного звонка, то ты умрешь независимо от того, что случится со Слейдом. — Повернувшись на каблуках, он встал лицом к Элин. — Помни об этом, Элин Рагнарсдоттир.

— Только вот еще что, — сказал я. — Я должен поговорить с Элин, прежде чем она уйдет, чтобы объяснить ей, где найти Вальтира. Она этого не знает, сам понимаешь.

— Хорошо, только я должен все слышать.

Я посмотрел на него с укоризной.

— Не будь идиотом. Ты знаешь так же хорошо, как и я, что поступить так было бы большой глупостью с моей стороны. Если тебе станет известно местонахождение Слейда, то у тебя может появиться соблазн освободить его. А что тогда останется мне? — Я осторожно поднялся со своего места. — Я поговорю с Элин наедине или не буду говорить с ней вообще. Это очередной тупик, Вацлав, но я уверен, ты понимаешь, что мне следует позаботиться о своей собственной шкуре.

— Да, я думаю, у тебя есть на это право, — сказал он презрительно и сделал знак пистолетом. — Ты можешь поговорить с ней в углу, но я останусь в комнате.

57
{"b":"5385","o":1}