ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэри пососал потухшую трубку.

— Я выражаюсь достаточно ясно?

— Вполне, — ответил Денисон. — Но я ожидал получить что-то большее, чем урок истории.

— Мы подойдем к этому в свое время, — сказал Кэри. — В конце войны Мейрику было семнадцать лет. В Финляндии царила страшная неразбериха: все карельские финны побежали с перешейка, ибо не хотели жить под русскими. Для оставшейся части страны это было настоящим бедствием. Финны так тяжко трудились на русские репарации, что у них не было ни денег, ни времени, ни людей, чтобы построить новое жилье. Поэтому они обратились к Швеции с нахальным предложением принять 100.000 иммигрантов, — Кэри щелкнул пальцами. — Именно так, ни больше и ни меньше. Шведы согласились.

— Очень великодушно с их стороны, — сказал Денисон.

Кэри кивнул.

— Итак, молодой Мейрик отправился в Швецию, — продолжал он. — Однако оставаться там надолго не входило в его планы. Переехав в Осло, он жил здесь до тех пор, пока ему не исполнилось двадцать четыре. Затем он перебрался в Англию. Все это время он жил один — его семья была уничтожена во время войны, но, приехав в Англию, он сразу же женился. У его первой жены было то, в чем он нуждался, а именно деньги.

— Кому же не нужны деньги? — с усмешкой вставил Маккриди.

— Мы закончим гораздо быстрее, если ты не будешь вставлять идиотские замечания, — сказал Кэри. — Во-вторых, вам нужно знать, что у Мейрика очень светлая голова. У него талант изобретателя, особенно в области электроники, но в отличие от других изобретателей-самоучек он способен обращать свои изобретения в деньги. У первой миссис Мейрик было несколько тысяч годового дохода — вполне достаточно для начала. Когда они развелись, Мейрик оставил ее миллионершей и себя тоже не обделил. В том же духе он продолжал и дальше.

Кэри зажег спичку и поднес ее к трубке.

— К настоящему времени он стал заметной фигурой, сохранив при этом все свои таланты. Он владелец нескольких заводов и по уши завален оборонными контрактами. В англо-французском истребителе «Ягуар» полно его электронных штучек, в «Конкорде» тоже. Он занимался разработками по проекту танка «Чифтейн». На своем нынешнем уровне он возглавляет пару специальных комиссий по техническим вопросам, связанным с обороной; премьер-министр протолкнул его в мозговой трест при правительстве. Он чертовски значительная персона, но человек с улицы ничего о нем не знает. Картина ясна?

— Думаю, да, — ответил Денисон. — Но мне это пока что не помогает.

Кэри выпустил клуб дыма.

— Мейрик унаследовал мозги от отца, — сказал он. — Поэтому нам надо разобраться, что же представлял из себя старый Мейрик.

— Это необходимо? — Денисон вздохнул.

— Это относится к делу, — сурово сказал Кэри. — Ханну Меррикен был физиком — и, по всем отзывам, блестящим физиком. Есть мнение, что если бы он не был убит, то после войны оказался бы среди претендентов на Нобелевскую премию. Война положила конец его исследовательской деятельности; он начал работать на правительство в Виипури, втором по величине городе Финляндии. Но Виипури находится в Карелии. Сейчас это русский город, и русские называют его Выборгом, — взглянув на полуприкрытые глаза Денисона, он резко спросил:

— Надеюсь, я не слишком вас утомил?

— Продолжайте, — сказал Денисон. — Я всего лишь пытаюсь запомнить все эти названия.

— Во время войны Виипури был сильно разрушен; лабораторию, в которой работал Меррикен, разбомбили. Поэтому старик дал деру оттуда и отправился в Энсо, расположенный примерно в тридцати милях от Виипури. К тому времени он понимал, что русских уже не остановить, и хотел поместить свои бумаги в безопасное место. Перед войной он провел большую работу, результаты которой еще не были опубликованы и оставались в рукописях.

— Что же он сделал? — с интересом спросил Денисон.

— Он сложил все материалы в металлический ящик, заварил его и зарыл в саду возле своего дома. Молодой Гарри Меррикен — наш Гарри Мейрик — помогал ему. На следующий день Ханну Меррикен, его жена и младший сын были убиты при бомбежке. Если бы Гарри в то время был дома, то его постигла бы та же участь.

— Это важные материалы? — спросил Денисон.

— Да, — с горечью ответил Кэри. — В прошлом году Мейрик был в Швеции и случайно встретился с женщиной, у которой он жил несколько дней, когда эвакуировался из Финляндии. Она сказала ему, что убиралась у себя на чердаке и нашла старую коробку, которую он забыл перед отъездом. Мейрик забрал у нее эту коробку. Той же ночью в отеле он вскрыл ее и изучил содержимое. Сначала его позабавили реликвии юношеского энтузиазма более чем двадцатилетней давности. Там были схемы миниатюрного радиоприемника его собственного изобретения — уже тогда он интересовался электроникой, наброски радиоуправляемой модели самолета и тому подобный хлам. Но между страницами старого радиотехнического журнала он обнаружил листок, написанный его отцом, и благодаря этому материалы, зарытые в саду Меррикена, обрели первостепенное значение.

— Что это за материалы? — спросил Денисон.

Кэри не обратил внимания на вопрос.

— Мейрик быстро осознал, что попало к нему в руки, — продолжал он. — Сначала он поговорил об этом с парочкой шведских ученых, но затем у него в голове звякнул звоночек. Он быстренько вернулся в Англию и начал говорить с нужными людьми — на наше счастье, он достиг того положения в обществе, при котором человек знает, к кому следует обращаться в каждом конкретном случае. Люди, с которыми он поговорил, очень заинтересовались его сообщением, и после долгой закулисной возни к делу подключили меня.

— Задача состоит в том, чтобы произвести раскопки в саду?

— Совершенно верно. Единственная загвоздка — садик находится в России, — Кэри выбил трубку в пепельницу. — В данный момент двое моих людей околачиваются возле русской границы. По нашему плану сразу же после их отчета они должны были совершить татарский набег на Светогорск и выкопать материалы.

Просто, как прогуляться по Пиккадилли, — вставил Маккриди.

— Но Мейрика похитили, — продолжал Кэри. — Вместо него появились вы.

— Да, — с усилием произнес Денисов. — Но почему именно я?

— Не думаю, что нам стоит углубляться в этот вопрос, — мягко сказал Кэри. — На вашем месте мог оказаться любой человек, в достаточной степени похожий на Мейрика для несложной пластической операции.

Существовало множество и других ограничений, о которых Кэри умолчал, — требовался человек, исчезновение которого было бы замечено лишь через некоторое время, человек с подходящими психологическими данными, человек, с которым несложно войти в контакт. Кто-то в Англии осуществил тщательно продуманный план, и сейчас в Лондоне команда из десяти человек разбирала жизнь Денисова буквально по минутам в надежде найти ключ к его похищению. К сожалению, Денисона нельзя было спросить напрямик: Хардинг категорически запретил это, и Кэри подчинился — ему не хотелось, чтобы Денисов сошел с ума.

— Перейдем к следующему акту, — продолжал Кэри. — Какие-то люди — назовем их «группа X» — похитили Мейрика. Само собой, они не собираются предавать этот факт широкой огласке. Они не знают, известно ли нам о подмене, а мы не собираемся рассказывать им о нашем открытии, — он изучающе взглянул на Денисона. — Поэтому мы нуждаемся в вашем сотрудничестве, мистер Денисон.

— В каком смысле? — осторожно спросил Денисов.

— Мы хотим, чтобы вы остались доктором Мейриком и отправились в Финляндию.

У Денисона отвисла челюсть.

— Но это невозможно, — медленно сказал он. — У меня ничего не получится. К тому же я не говорю по-фински.

— До сих пор у вас все прекрасно получалось, — заметил Кэри. — Вы одурачили миссис Хансен и отлично справляетесь с дочерью Мейрика. Хардинг был прав — вы прекрасно владеете собой.

— Но язык! Мейрик же говорит по-фински!

— Он свободно владеет финским, шведским, норвежским и английским, — добродушно сказал Кэри. — Его французский вполне сносен, но с итальянским и испанским дела обстоят похуже.

22
{"b":"5386","o":1}