ЛитМир - Электронная Библиотека

Денисон поскреб подбородок, ощутив уже привычную жировую складку.

— Какое применение можно найти для рентгеновского лазера?

— Представьте себе баллистическую ракету с ядерной боеголовкой, летящую со скоростью несколько тысяч миль в час. Вам нужно перехватить ее другой ракетой, но вы не можете выстрелить с достаточной точностью — вы целитесь в то место, где предположительно будет пролетать вражеская ракета. На это уходит много времени и чертова уйма компьютерных расчетов. Имея рентгеновский лазер, вы целитесь непосредственно во вражескую ракету — луч движется со скоростью 186.000 миль в секунду — и прожигаете в ней аккуратненькую дырочку.

— Чушь! — сказал Кэри. — Вы разрезаете эту блядь пополам.

— Боже мой, — Денисон поежился. — Жуткая штука. Но можно ли сделать лазер достаточной мощности?

— Лазеры сильно изменились по сравнению с первыми образцами, — объяснил Маккриди. — Теперь не пользуются газоразрядными лампами — энергия черпается из ракетного двигателя. Существуют лазеры мощностью в миллионы лошадиных сил, но в них опять-таки используется обычный свет. При помощи рентгеновского лазера вы можете сшибить спутник с орбиты, находясь на земле.

— Теперь вы понимаете, как это важно? — спросил Кэри.

Денисон кивнул.

— Каково же будет ваше решение?

Наступила долгая пауза. Кэри поднялся с кресла, подошел к окну и принялся изучать окрестности, барабаня пальцами по подоконнику. Маккриди улегся на кровать, сложив руки за головой, и внимательно разглядывал потолок.

Денисон пошевелился и разжал кулаки. Положив руки на подлокотники кресла, он выпрямился и глубоко вздохнул.

— Меня зовут Гарри Мейрик, — сказал он.

Глава 13

Тремя днями позже, спустившись позавтракать, Денисон купил в киоске газету и устроился за столиком с чашкой кофе.

— Что нового? — спросила Диана, присоединившись к нему.

Он пожал плечами.

— Мир по-прежнему катится в преисподнюю на ручной тележке. Послушайте. Пункт первый: еще две попытки угона самолетов — одна удачная, другая неудачная. При неудачной — да простят их небеса за такое слово — убито двое пассажиров. Пункт второй: загрязнение окружающей среды. Два танкера столкнулись в Балтийском море, нефтяное пятно площадью пятнадцать квадратных километров движется к Готланду. Шведы проявляют понятное беспокойство. Пункт третий: забастовки в Британии, Франции и Италии с соответствующими беспорядками в Лондоне, Париже и Милане. Пункт четвертый… — он поднял глаза. — Продолжать, или как?

Диана отхлебнула кофе.

— Вы становитесь чересчур желчным, — сказала она.

Он пожал плечами.

— А где Лин?

— Молодежь любит поспать.

— Ох, точит она свои когти, чтобы выцарапать мне глаза, — мечтательно произнесла Диана. — Недавно она сделала парочку смешных замечаний, — она наклонилась вперед и мягко дотронулась до руки Денисона. — Считает, что се папочка попал в дурную компанию.

— Ребенок совершенно прав.

— Ребенок? — Диана приподняла брови. — Она всего лишь на восемь лет моложе меня. Она вовсе не ребенок, а здоровая молодая женщина со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так что следите за собой.

Денисон склонил голову набок.

— Хорошо, — удивленно сказал он. Про себя он подумал, что Диана немного покривила душой. Он считал, что ей за 32, возможно, 34 года, а значит, она как минимум на десять лет старше Лин.

— Кэри хочет вас видеть, — сказала Диана. — Когда выйдете из отеля, повернете налево. Через триста ярдов увидите площадку, где строят какой-то монумент. Он будет там в десять часов.

— Хорошо, — сказал Денисон.

— А вот и ваша очаровательная дочь, — Диана повысила голос. — Доброе утро, Лин.

Денисон обернулся. Лицо его расплылось в широкой улыбке: Лин в самом деле выглядела великолепно. «Все дело в деньгах, — подумал он. Во что превратились бы идеи законодателей моды, если бы их клиентками были женщины с доходом начинающей лондонской машинистки?»

— Ты хорошо спала? — спросил он.

— Отлично, — Лин уселась рядом с ним. — Не ожидала увидеть вас за завтраком, миссис Хансен, — она искоса взглянула на Денисона. — Вы ночевали в отеле?

— Нет, дорогая, — проворковала Диана. — Я принесла сообщение для вашего отца.

— На утро у меня назначена деловая встреча, — сказал Денисон. — Вы не хотите вдвоем погулять по магазинам?

По лицу Лин пробежала тень.

— Хорошо, — сказала она. Диана приторно улыбнулась.

Кэри облокотился на каменный парапет, повернувшись спиной к Королевскому Дворцу. Денисон подошел к нему.

— Мы готовы к отъезду, — сказал он. — Все в порядке?

Кэри кивнул.

— Как обстоят дела с девушкой?

— Мне надоело быть добрым папочкой, — с горечью сказал Денисон. — Держусь из последних сил. Она задает чудовищные вопросы.

— Что она из себя представляет?

— Прелестный ребенок, вполне счастлива, за исключением некоторых мелочей.

— Например?

— Ее родители развелись, и это сильно осложнило ей жизнь. Этот Мейрик ведет себя с ней как бесчувственная скотина… Или вел? — Денисон с подозрением посмотрел на Кэри. — Есть какие-нибудь новости?

Кэри отрицательно покачал головой.

— Расскажите еще о девушке.

— Ее мать — богатая сука, ей наплевать на дочь. Думаю, Лин не слишком огорчилась бы, если бы мамаша завтра окочурилась. Но Лин всегда с почтением относилась к отцу; она не любит его, но уважает. Глядит на него снизу вверх, как… как на какого-то бога, — Денисон поскреб подбородок. — Люди относятся к Богу с почтением, но многие ли действительно любят его? В общем, каждый раз, когда она пыталась сблизиться с Мейриком, он грубо отталкивал ее. Это причиняло ей сильную боль.

— Я и сам недолюбливал его за высокомерие, — сказал Кэри. — В конце концов эта его черта может выдать вас. Для Мейрика у вас недостаточно скверный характер.

— Благодарю, — проворчал Денисон.

— Но пока что вы с ней ладите?

Денисон кивнул.

— До поры до времени, но никаких гарантий на будущее.

— Я думал о ней, — сказал Кэри. — Допустим, мы возьмем ее с собой в Финляндию, — что подумают наши противники?

— О Боже! — с отвращением сказал Денисон.

— Подумайте, — настаивал Кэри. — Они начнут проверять ее и будут жутко озадачены, когда выяснят, кто она такая. Они решат, что раз вам удалось одурачить дочь Мейрика, то обо мне уже и говорить нечего.

— Мимо цели, — язвительно заметил Денисон. — Мне пришлось объяснять вам, кто я такой.

— С их точки зрения этого могло и не произойти, — возразил Кэри. — Это увеличивает общую неразбериху, и наши шансы возрастают. Нам нужно использовать любую подходящую возможность. Почему бы вам не предложить девушке съездить в Хельсинки на несколько дней?

Денисон заколебался.

— Со мной-то все в порядке, — наконец сказал он. — Я вступил в игру с открытыми глазами, но она… ее придется обманывать. Вы гарантируете ее безопасность?

— Разумеется. Она будет в такой же безопасности, как если бы вы поехали в Лондон, а не в Хельсинки.

Денисон надолго задумался.

— Ну хорошо, — решительно сказал он. — Я спрошу у нее.

Кэри похлопал его по руке.

— Учитывайте характер Мейрика, — сказал он. — Вы сами сказали, что он настоящая скотина, — имейте это в виду, когда будете говорить с ней.

— Вы хотите, чтобы она поехала в Финляндию, — сказал Денисон. — Я против этого. Если я поведу себя так же, как ее отец, она убежит и надолго затаится, как это уже бывало раньше. Вы этого хотите?

— Не хочу, — ответил Кэри. — Но перегните палку в другую сторону, и она сообразит, что вы не Мейрик.

Денисон подумал о том, как много раз он уже причинял Лин боль своей вынужденной беспамятностью. Взять, к примеру, случай с плюшевым медвежонком: он небрежно поднял его и спросил, что это такое. «Но ты же знаешь!», — изумленно произнесла Лин, а когда он неосторожно покачал головой, взорвалась: «Ты же сам дал ему имя! — в ее глазах стояли слезы. — Ты назвал его Мишкой-Оборванцем!»[2]

вернуться

2

Игра слов в оригинале: в слове thveadbare (оборванец) часть «bare» звучит так же, как bear (медведь). Teddy-Bear — плюшевый медведь.

24
{"b":"5386","o":1}