ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо, — сказал он. — Мы приехали для переговоров с финским правительством.

— О чем?

— Новый оборонный проект.

— С кем из правительства?

— Не совсем из правительства, — быстро сказал Денисон. — С человеком из армии, из армейской разведки.

— Имя? — Денисон молчал, и ствол пистолета снова дернулся. — Имя, Мейрик!

Денисон лихорадочно пытался придумать более или менее подходящую финскую фамилию.

— Сааринен, — наконец выдавил он.

— Это архитектор.

— Не тот! Этот Сааринен — полковник, — сказал Денисон, надеясь, что в финской армии существует чин полковника. Он напряженно вслушивался, но по другую сторону от яркого света слышался лишь шорох одежды.

— Что за проект?

— Электронный шпионаж — оборудование для наблюдения за русскими радиостанциями, особенно на военных частотах.

Наступила тишина.

— Полагаю, вам известно, что такое наблюдение ведется уже много лет.

— Но не тем способом, который я имею в виду, — возразил Денисон.

— Хорошо: что вы имеете в виду? Не заставляйте меня выдавливать из вас ответы, иначе мы выдавим кое-что из вашей дочери.

— Я изобрел автоматический декодер, — сказал Денисон. В его мозгу рухнул какой-то барьер, и его охватила волна неудержимого ужаса. Ощущая, как по груди стекает струйка пота, Денисон медленно загнал ужас туда, откуда он появился. Но нужные слова остались.

— Это стохастический процесс, — продолжал он, не понимая, о чем говорит. — Дальнейшее развитие метода Монте-Карло. Передачи русских последовательно записываются и пропускаются через серию случайных трансформаций. Результат каждой трансформации сравнивается с образцами в памяти компьютера — если обнаружено сходство, то включается процесс ветвления ведущий к новому ряду трансформаций. При этом возникает большое количество тупиков, поэтому требуется очень мощный, быстродействующий компьютер.

По лицу Денисона стекал пот.

— В общих чертах все ясно, — Денисону показалось, что в голосе говорившего послышались благоговейные нотки. — Вы изобрели эту штуку?

— Я спланировал рабочий цикл и помогал разрабатывать программное обеспечение, — угрюмо пояснил Денисон.

— Я никак не могу понять одну вещь, которую я должен знать наверняка. Зачем вы передаете все это финнам?

— Мы ничего не передаем, — сказал Денисон. — Они передают нам. Они разработали основу, но у них недостаточно средств, чтобы довести замысел до конца. Поэтому они поделились идеей с нами.

— Кто? Профессор Кааринен?

— Вот что, — сказал Денисон. — Дайте мне еще раз послушать запись.

— Зачем?

— Я не скажу больше ни слова, пока не услышу запись, — упрямо сказал Денисон.

Пауза.

— Хорошо. Сейчас я перемотаю ленту.

Пистолет исчез; послышался щелчок.

«А теперь скажите, что ваш отец делает в Финляндии?»

«Он в отпуске».

Денисон до предела напряг слух, сравнивая голос. Вытянув руки, он медленно развел их в стороны так, что цепочка наручников натянулась.

«Он хотел узнать что-то, связанное с его отцом — моим дедом».

«Что именно?» Пауза. «Говорите, мисс Мейрик. Если вы ответите на мои вопросы, то ни с вами, ни с вашим отцом ничего не…»

Денисон прыгнул вперед. Перед этим он как следует уперся ногами в пол и теперь взлетел как отпущенная пружина, вложив в этот бросок всю свою силу. Его расставленные руки были вытянуты перед собой, словно он собирался схватить своего тюремщика за уши. Цепочка, соединявшая наручники, врезалась допрашивавшему в горло.

Магнитофон и фонарик упали па пол; фонарик покатился, отбрасывая па стены комнаты гротескные тени, магнитофон зашипел. Денисон продолжал вдавливать цепочку в горло противника, одновременно вцепившись пальцами ему в лицо. В неверном колеблющемся свете снова блеснул металл: незнакомец вытащил из кармана пистолет. Денисон молниеносно протянул руку и сумел ухватиться за его запястья, когда пистолет начал подниматься.

Сжимая левой рукой правое запястье незнакомца, он с силой рванулся вперед и вверх. Стальная цепочка снова врезалась его противнику в горло. Пистолет, оказавшийся в результате возле правого уха незнакомца, выстрелил с оглушительным грохотом, тот невольно отшатнулся и выронил оружие.

Денисон наклонился за пистолетом и тут же выпрямился. Где-то рядом хлопнула дверь, магнитофон дребезжал и щелкал. Распахнув дверь, Денисон оказался в узком коридоре, в конце которого виднелась другая дверь. Когда он бежал по коридору, до него донеслись слова Дианы Хансен:

«Лин, если ты будешь продолжать так себя вести, то всем будет только хуже».

Денисон расслышал слова, но смысл их не дошел до его сознания. Распахнув вторую дверь, он выбежал в ярко освещенный коридор отеля. Вокруг никого не было. Он добежал до поворота к лифтовскому холлу и застыл перед изумленной парочкой в вечерних туалетах. Один из лифтов шел вниз.

Денисон устремился к лестнице, слыша за спиной возмущенные крики, спустился на два лестничных пролета и произвел изрядную суматоху, ворвавшись в холл голым, в наручниках и с пистолетом, во весь голос вызывая полицию.

Глава 17

— Невероятно! — сказал Кэри. Его голос прозвучал глухо и сдавленно, как будто он сам не верил своим словам.

— Однако это случилось, — ответил Денисон.

Маккриди поднял голову.

— Похоже, на раскаленные камни была выплеснута не вода, а что-то другое, — заметил он.

— Да, — сказал Кэри. — Некоторые финны, когда им приходит охота поэкспериментировать, используют для loylya «Конскенкорву».

— Что это такое? — спросил Денисон.

— Что-то вроде финской водки, — Кэри отложил потухшую трубку. — Какой-нибудь шустрый химик может со временем войти в моду, разработав нокаутирующую газообразную смесь вроде той, что свалила вас с ног, — он нахмурился и покачал головой. — Вы можете повторить то, что рассказывали этому парню про свой проклятый декодер?

— Эти слова высечены у меня в памяти, — с горечью отозвался Денисон. — Я сказал: «Это стохастический процесс, дальнейшее развитие метода Монте-Карло. Передачи русских последовательно записываются и пропускаются через серию случайных трансформаций. Результат каждой трансформации сравнивается с образцами в памяти компьютера — если обнаруживается сходство, то включается процесс ветвления, ведущий к новому ряду трансформаций. При этом возникает большое количество тупиков, поэтому требуется очень мощный, быстродействующий компьютер».

— Так оно и есть, — сухо заметил Кэри.

— Я даже не знаю, что означает «стохастический», — безнадежно произнес Денисон.

Кэри извлек из кармана кожаный чехольчик с металлической ложечкой и ершиком, и принялся прочищать трубку.

— Зато я знаю, — сказал он. — Стохастический процесс имеет в себе элемент вероятности. Метод Монте-Карло впервые применялся для расчета скорости диффузии гексафторида урана через пористый барьер; есть и другие приложения.

— Но я об этом ничего не знаю! — вскрикнул Денисон.

— Как видно, знаете, — спокойно возразил Кэри. — Если вы думаете, что несли околесицу, то сильно ошибаетесь. Для математика или человека, имеющего дело с компьютерами, ваша тирада не лишена смысла. Вы правы и в другом: для решения такой задачи вам потребуется чертовски мощный компьютер. Даже в короткой передаче трансформации исчисляются миллионами. Я не думаю, что какой-либо из существующих компьютеров может на деле справиться с этим, если не разработать адекватный метод программирования.

Денисон содрогнулся всем телом.

— Разве я был математиком? — прошептал он. — Я работал с компьютерами?

— Нет, — ответил Кэри. — О чем вы думали, когда произносили эту речь?

— Ни о чем. Я импровизировал на ходу: не мог же я сказать ему правду!

Маккриди подался вперед.

— Что вы чувствовали, когда говорили с ним?

— Я был напуган до смерти, — признался Денисон.

— Вы его боялись?

Денисон яростно затряс головой.

— Я боялся не того человека, а себя. Того, что было во мне, — у него снова задрожали руки.

28
{"b":"5386","o":1}