ЛитМир - Электронная Библиотека

— Благодарю, — Денисон склонил голову.

— Узнаю своего старого папочку, — с жаром подхватила она. — О да! Твоя ирония режет больнее, чем лезвие ножа.

— Никакой иронии, — заверил ее Денисон.

— Я думала о разных вещах: о Мишке-Оборванце, о Киддерах, о том, что ты бросил курить. Посмотри на свои руки — никаких следов никотина! Вот тогда у меня и появилась эта дикая идея.

Денисон встал.

— Думаю, Лин, нам лучше поговорить в другой раз, — холодно сказал он. — У тебя начинается истерика.

— Нет! — выкрикнула она, тоже поднявшись с кровати. — Ты знал все работы Сибелиуса вдоль и поперек, не так ли? Ведь ты же финн! Но сегодня утром ты лишь думал, что Сибелиус писал все свои вещи для оркестра. И, не знаю насчет тебя, — ведь прошло столько лет, — но я никогда в жизни не была в Ибизо, а ты никогда не попадал в госпиталь с пищевым отравлением.

— Лин! — в ужасе воскликнул Денисон.

— Нет никакой яхты «Гесперия», — безжалостно продолжала она. — Ты всегда говорил, что парусные суда — это самое неэффективное средство передвижения, когда-либо изобретенное людьми. Никакого Билли Брукса не существует — я выдумала его. А потом ты подтвердил, что купил паруса для несуществующей яхты.

Ее лицо побелело, глаза сверкали от слез, и Денисон понял, что она смертельно испугана.

— Ты не можешь быть моим отцом, — прошептала она. — Ты не мой отец. Кто ты такой?

Глава 22

— Куда запропастился Денисон? — раздраженно спросил Кэри.

— Скоро будет здесь, — успокаивающим тоном отозвался Маккриди. — Он еще не слишком опаздывает.

— Наверное, на него опять кто-нибудь прыгнул.

— Это вы прыгаете от нетерпения. Армстронг держит его под наблюдением.

Кэри промолчал и склонился над столом, перечитывая длинную телеграмму.

— Ну вот, хоть что-то прояснилось, — наконец проворчал он. — Это была чертовски неприятная загадка.

— Что за загадка? — с интересом спросил Хардинг.

— Когда Денисона унесли из сауны и начали допрашивать, он выдал целую научную тираду, сам не зная, о чем говорит. Однако это был жаргон, которым мог пользоваться Мейрик, — он отложил телеграмму. — Теперь понятно, откуда Денисон мог его узнать.

— Возможно, слышал что-то подобное в прошлом, — заметил Хардинг.

— Вот именно. Хотя его прошлое, казалось бы, исключает такое предположение.

— Он был кинорежиссером, — Хардинг потер лоб.

— Кинорежиссером особого рода, — добавил Маккриди. — Он делал документальные фильмы. Мы выяснили, что он снял серию фильмов о математике для отдела связей с общественностью одной из крупных компьютерных фирм. Очевидно, режиссер должен иметь хоть какое-то представление о предмете, с которым ему приходится работать. Мы поговорили с сотрудниками фирмы; они помнят, что режиссер не просто тянул свою лямку, но проявлял горячий интерес к делу. Фильмы были в основном короткометражные, посвящены теории вероятности. Денисон знаком с математическим жаргоном, тут все в порядке.

— Но сначала я основательно забеспокоился, — признался Кэри. — Миссис Хансен, позвоните в отель и узнайте, почему задерживается Денисон.

Диана Хансен направилась к телефону. Она уже собиралась поднять трубку, когда раздался звонок. Прислушавшись к голосу говорившего, Диана поманила Кэри.

— Это Армстронг. Он просит вас подойти.

Кэри взял трубку.

— В чем дело, Ян?

— Я был у себя, — начал Армстронг. — Дверь я оставил приоткрытой, чтобы видеть дверь номера Денисона. Двадцать минут назад оттуда пулей вылетела мисс Мейрик. Я вышел в коридор узнать, что случилось. Она схватила меня в охапку и сказала, что с Денисоном стряслось что-то вроде припадка. Я вошел в номер — он лежал на полу без сознания. Пришел в себя минут пять назад.

— Сейчас с ним все в порядке?

— Да, по его словам.

— Тогда вези его сюда, и побыстрее, — отрезал Кэри. — Хардинг посмотрит, что с ним случилось.

Наступила пауза.

— Мисс Мейрик говорит, что она тоже приедет, — сказал Армстронг.

— Чушь! — рявкнул Кэри. — Запри ее в номере.

— Мне кажется, вы не понимаете, — сказал Армстронг. — Когда она говорила со мной в коридоре, она сказала, что припадок случился с Денисоном, а не с Мейриком.

Брови Кэри медленно поползли вверх.

— Она знает?

— Судя по всему, да.

— Забирай ее с собой и не спускай глаз с этой парочки. Будь предельно осторожен, — Кэри положил трубку. — Девушка расколола его. Хардинг, ваш пациент опять переходит на постельный режим — у него был очередной приступ.

— Провал, — сказал Хардинг. — Значит, дочь Мейрика…

— Она назвала его Денисоном, — бесцветным голосом отозвался Кэри.

Следующие двадцать минут они сидели в молчании. Кэри вытащил из кармана свою трубку, неторопливо набил ее и принялся раскуривать. Хардинг вытянул длинные йоги и со всепоглощающим интересом уставился на носки своих ботинок. На его лбу обозначились глубокие морщины. Диана Хансен прикуривала сигареты одну от другой и гасила их в пепельнице, не успев выкурить до половины. Маккриди расхаживал взад-вперед по ковру, словно протаптывая дорожку.

В дверь постучали. Маккриди бросился открывать. В комнату вошли Лин и Денисон, за ними маячила высокая фигура Армстронга. Кэри посмотрел на Денисона.

— Хардинг хочет поговорить с вами в другой комнате, — сказал он. — Вы не возражаете?

— Нет, — тихо ответил Денисон и пошел вслед за Хардингом. Когда дверь за ним закрылась, Кэри встал и повернулся к Лин.

— Мисс Мейрик, меня зовут Кэри, — сказал он. — Я работаю в британском посольстве. Это мистер Маккриди. С миссис Хансен вы уже знакомы, с мистером Армстронгом тоже недавно познакомились.

Лицо Лин было мертвенно-бледным, но, когда она увидела Диану Хансен, на ее щеках выступили розовые пятна. Взмахнув рукой, она указала на дверь, через которую вышел Денисон.

— Кто этот человек? И где мой отец?!

— Садитесь, пожалуйста, — сказал Кэри. Маккриди быстро пододвинул стул.

— Я не понимаю, — продолжала Лин. — Он назвался Денисоном, а потом рассказал мне невероятную историю…

— …которая тем не менее правдива, — закончил Кэри. — Мне очень хотелось бы, чтобы это было не так.

Лин повысила голос.

— В таком случае, где мой отец?

Кэри сделал едва заметное движение бровью. Диана Хансен поднялась с места и встала рядом с Лин.

— Мне очень жаль, мисс Мейрик… — начал он.

— Он мертв, не так ли?

Кэри кивнул.

— Мы считаем, что с ним произошел несчастный случай. Его тело было выловлено из Балтийского моря три дня назад. Незадолго до этого там произошло столкновение нефтеналивного танкера с другим судном.

— Значит, то, что этот человек, Денисон, сказал мне, — это правда?

— Что он вам рассказал?

Они выслушали Лин. Кэри задумчиво кивнул.

— Похоже, он рассказал вам все, что относится к делу.

Про себя он отметил, что Денисон не открыл ей, о чем идет речь в бумагах Меррикена, — он сказал лишь, что это очень важные документы.

— Я действительно очень сожалею о том, что случилось с вашим отцом.

— Да, — холодно отозвалась она. — Надо полагать, сожалеете.

— Один вопрос, мисс Мейрик, — сказал Кэри. — Когда Денисон закончил свой рассказ, пытались ли вы узнать что-либо о его прошлом?

— Ну да… Я хотела узнать, кем он был, то есть, кто он такой.

— Больше никогда так не делайте, — сурово сказал Кэри. — Это может оказаться очень опасным для него.

— Да если он рассказал мне хотя бы четверть правды, то вы все равно сделали с ним нечто неописуемое! — вспыхнула она. — Ему нужен психиатр!

— Совершенно верно, — согласился Кэри. — Доктор Хардинг — психиатр.

— Мы не надеялись, что это может продолжаться вечно. Но, честно говоря, я возлагал надежды на завтрашний день. Завтра я собирался отделить вас друг от друга.

— О Боже, — воскликнула Лин. — Да за кого же вы себя принимаете? Ведь мы же не шахматные фигурки.

— Денисон — доброволец, — возразил Кэри. — Он сделал свой выбор.

34
{"b":"5386","o":1}