ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если ящик проржавел, мы можем оторвать крышку и вытащить бумаги, не раскапывая ямы, — заметил Кэри.

— Я забыл прихватить с собой консервный нож, — пробормотал Армстронг. — Но попробовать можно.

Его рука скользнула к бедру и извлекла из бездонного кармана халата нож в кожаном чехле.

— Купил в Хельсинки, — пояснил он. — Думал, может пригодиться.

Увидев нож, Кэри недовольно хмыкнул, вытащил его из чехла и осмотрел широкое лезвие с деревянной рукояткой.

— Никогда не пытайтесь справиться с финном с помощью ножа, они всегда дадут тебе сто очков вперед. Вероятно, русские в здешних местах владеют ножом не хуже финнов. Ладно, эта штука нам подойдет.

Он принялся снимать землю с крышки ящика, расчистив около квадратного фута ржавого металла, а затем вонзил в крышку острие ножа. Проржавевшее железо раскрошилось, и нож с неожиданной легкостью скользнул внутрь. Кэри расширил дыру, отогнул металлический язычок, за который можно было ухватиться, и со скрежетом потянул его на себя.

Через пять минут он проделал в крышке ящика дыру, в которую можно было свободно просунуть руку. Пошарив внутри, он нащупал твердый корешок какой-то книги и обнаружил, что оказался в положении обезьяны, пытающейся вынуть орех из бутылки. Книга была слишком велика, Кэри выпустил ее и сосредоточился на расширении отверстия.

Наконец ему удалось извлечь книгу. Это была школьная тетрадь в твердой картонной обложке. Перелистав страницы, Кэри увидел математические символы и ряды длинных уравнений.

— Есть! — ликующе сказал он.

Следующей вещью, извлеченной из ямы, был рулон бумаг, схваченный резинкой. Резинка лопнула от первого же прикосновения, но бумаги, долгое время пролежавшие в свернутом виде, сохранили свою форму. Кэри с трудом развернул их. Первые страницы были написаны по-фински очень мелким почерком; математические уравнения появились на четвертой странице. Далее они становились все более обильными, а последние страницы сплошь были покрыты математическими значками.

— Как мы определим, что нам нужно? — спросил Армстронг.

— Не нужно ничего определять — мы заберем всю кучу.

Кэри снова нырнул в яму и запустил руку в ящик. Через десять минут ящик опустел, а рядом с ямой лежала объемистая пачка бумаг и тетрадей.

Кэри вытащил из кармана тщательно сложенные бумажные мешки.

— Засыпай яму, а я займусь барахлом, — он обеспокоенно взглянул на часы. — У нас осталось мало времени.

Наполнив бумагами три крепких мешка из крафтовой бумаги, Кэри запечатал их клейкой лентой.

— Земли не хватит, чтобы засыпать яму, — внезапно сказал Армстронг. — Она падает в пустой ящик.

— Я все сделаю, — Кэри подошел к нему. — А ты тем временем прогуляйся за тачкой. Ты знаешь, где ее найти.

— Пустой дом в конце улицы. Надеюсь, молодой Виртанен оставил ее там, где было условлено.

— Скоро узнаешь. Давай топай.

Кэри начал засыпать яму. Армстронг был прав: вынутой земли оказалось недостаточно, поэтому Кэри брал дерн с соседних участков клумбы и насыпал землю, не утрамбовывая ее. Это заняло достаточно много времени, но когда он закончил работу, Армстронг так и не появился.

Кэри спрятал мешки в зарослях кустарника. Время стремительно уходило: им нужно было вернуться на фабрику и контрабандой протащить бумаги в автобус.

Кэри нетерпеливо пошел к калитке и испытал несказанное облегчение, увидев Армстронга, катившего перед собой тачку.

— Где ты шлялся?

— Проклятый идиот спрятал ее, — яростно сказал Армстронг. — Как вы его проинструктировали?

— Сказал, чтобы поставил тачку за стеной так, чтобы ее не было видно с улицы.

— Он засунул эту дрянь в подвал, — сказал Армстронг. — Мне пришлось обыскать весь дом.

— Небольшая накладка, но тачка у нас все-таки есть. Пошли.

Они сложили бумаги в тачку и прикрыли их грязной мешковиной. Кинув сверху лопату и металлоискатель, Армстронг взялся за ручки и покатил тачку, но внезапно остановился.

— Кто-то идет.

Кэри повернул голову. Со стороны дома в сад входил какой-то человек, всем своим видом выражавший подозрительность и недружелюбие.

— Что вы делаете в моем саду?

Кэри выступил вперед.

— Гражданин Кунаев?

— Да, это я.

Кэри быстро изложил ему свою историю.

— Разумеется, вашей жене все известно, — добавил он. — Мы не оставили после себя беспорядка.

— Вы копали ямы? Где?

— Там, на лужайке, — Кэри указал на лужайку, отвлекая внимание от перекопанной клумбы. Кунаев поковырял дерн носком ботинка.

— Аккуратная работа, можно сказать, — он несколько раз с силой топнул ногой, и Армстронг скривился, вспомнив о бомбе. — Выходит, вы будете здесь раньше, чем ожидалось?

Кэри нахмурился.

— Что вы имеете в виду?

— Бульдозеры, конечно.

— Об этом, товарищ, мне ничего не известно; это не по нашему ведомству. Я занимаюсь только водопроводными трубами.

Кунаев посмотрел на свой дом.

— Мне нравилось жить здесь — это хорошее место. Теперь нас хотят выселить и построить здесь еще одну проклятую фабрику. Разве это справедливо, товарищ? Как вы думаете, разве это справедливо?

Кэри пожал плечами.

— Прогресс иногда требует жертв.

— А жертвы приношу я, — проворчал Кунаев. — Нас переселяют в новый район на другом конце города. Дешевые и хлипкие новые дома. Этот дом — другое дело, товарищ: финны знали, как строить.

— Выходит, советские рабочие не знают? — учтиво осведомился Кэри.

— Я этого не говорил, — быстро ответил Кунаев.

Он подошел к тачке и взял металлоискатель.

— А это лоза, с помощью которой вы находите воду?

— Да, — Кэри крепко сжал губы.

— Похоже на миноискатель, с которым я ходил во время войны. Я был в Сталинграде, товарищ. Мне тогда было четырнадцать лет.

Он подошел к забору соседнего сада с детектором в руках.

— Борис Иванович, вы дома?

— Господи спаси, — прошептал Армстронг. — Что нам делать?

— Он уже собрался на дежурство, — отозвалась из-за забора женщина.

— Добрый вечер, Ирина Александровна. Попросите его зайти ко мне на минутку, я хочу кое-что ему показать.

— Пошли, — прошептал Армстронг.

— Мы не можем уйти без металлоискателя, — сквозь зубы ответил Кэри. — Это будет выглядеть слишком подозрительно.

Кунаев вернулся обратно; он уже успел надеть наушники.

— Принцип работы такой же, как у миноискателя, — заметил он. — Само собой, он не такой тяжелый и громоздкий, но в наши дни электроника развивается быстро.

— Принцип немного другой, — возразил Кэри. — Гражданин Кунаев, нам пора идти на другой участок.

— Куда торопиться, товарищ? — небрежно спросил Кунаев. Он подошел по тропинке к полоске снятого дерна.

— Вы говорите, здесь вы нашли свою трубу?

— Сочленение, — поправил Кэри, скрипнув зубами.

Кунаев включил прибор и несколько раз прошелся взад-вперед.

— Работает, — сообщил он. — Я могу найти это сочленение с завязанными глазами. Хотите на спор? — он прикрыл глаза и снова прошелся по лужайке. — Вот здесь, верно?

— Точно. То самое место, — согласился Армстронг.

Кунаев открыл глаза и огляделся.

— А, Борис Иванович, вот и вы! — весело сказал он. — Вас наверняка заинтересует эта штучка.

Кэри обернулся и ощутил щемящую пустоту в желудке. Борис Иванович был полисменом.

Глава 31

— Здесь, в Сомпио, главным объектом изучения является экология заболоченных районов, — сказал доктор Матти Маннермаа. — В северной Финляндии много болот, развившихся в результате усыхания мелких озер. Сомпио был сделан природоохранной зоной, потому что на его территории располагаются не только болота, но и возвышенности с абсолютными отметками более пятисот метров, а также небольшая часть озера Локка. Таким образом, мы имеем разнообразную среду обитания для многих видов живых существ — в особенности птиц.

— Очень интересно, — заметил Маккриди, надеясь, что интерес отражается на его лице. Он смертельно устал.

47
{"b":"5386","o":1}