ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чертов дом в Останкино
Не смогу жить без тебя
Мой учитель Лис
Тайна мертвой царевны
Смертный приговор
Святой сыск
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Сезон крови

— Что за дьявольщина?..

Хардинг издал смешок.

— Я так и знал, что вы удивитесь.

— Не то слово — я просто поражен. Какова длина этой штуковины?

— Больше девяти футов вместе с прикладом. Ствол около семи футов.

Денисон посмотрел на чудовищное ружье и наклонился, чтобы определить его калибр. Он измерил его с помощью большого пальца: получилось примерно полтора дюйма. Ухватившись за конец ствола, он попытался приподнять ружье.

— Чертовски тяжелое. Как человек может выстрелить из такой пушки? Его и к плечу-то не приладишь.

— Совершенно верно, — согласился Хардинг. — По моим подсчетам, оно весит больше ста двадцати фунтов. Вес дробового заряда — полтора фунта.

— Так как же из него стреляют, черт побери?

— Это ружье для плоскодонки, — сказал Хардинг. — Оно лежит на носу лодки. Запальные веревки пропускаются через отверстия в бортах, таким образом плоскодонка берет отдачу на себя. Приклад нужен лишь для прицеливания — если вы прижметесь к нему плечом в момент выстрела, то перелом плеча вам гарантирован.

Денисон поскреб подбородок.

— Впечатляющий образчик артиллерии. Я никогда не слышал ни о чем подобном.

— Это ружье было изобретено в начале прошлого века, — сказал Хардинг. — Замысел состоит в том, что вы лежите ничком на дне лодки и двигаете веслами как ракетками для пинг-понга. Это достаточно легко: при полной загрузке борта плоскодонки выступают над водой всего лишь на три-четыре дюйма. Вы подкрадываетесь к птицам по воде, скрываясь в зарослях тростника, и целитесь, разворачивая всю лодку в направлении стаи. Подплываете поближе, стреляете и с Божьей помощью укладываете на месте дюжину птиц.

— Не слишком спортивно, — заметил Денисон.

— О, все это не так просто, как кажется. Подкрадывание — это целое искусство: у птиц всегда больше шансов спастись, чем у вас — убить их.

— Какие же к нему нужны патроны?

— Никакие, — Хардинг ухмыльнулся. — Попробуйте обратиться к оружейному мастеру и попросить у него патроны полуторадюймового калибра, — он решит, что вы сошли с ума. Если вам нужны такие патроны, вы делаете их сами. Берете обычный черный порох, хорошо утрамбовываете, затыкаете пыжом и насыпаете заряд дроби. Кладете детонатор на этот сосочек и спускаете курок. Боек ударяет по сосочку с детонатором, детонатор взрывается, пламя проходит через отверстие в центре сосочка и подрывает основной заряд. Банг!

— И отдача отбрасывает плоскодонку на несколько футов, — добавил Денисон.

— Идею вы уяснили, — сказал Хардинг. — Детонатор — это уже новейшее веяние. Первоначально использовались сталь и кремень — опасно и ненадежно. С детонатором осечка случается лишь в одном случае из ста.

— Интересно, — пробормотал Денисон.

— Но без пороха совершенно бесполезно, — Хардинг похлопал по тяжелому стволу. — Я бы с удовольствием испытал его. Подобно Маннермаа, я не прочь полакомиться жареной уткой.

— А может быть, вы не прочь поспать? — Денисон взглянул на часы. — Я собираюсь разбудить вас через два часа. Советую прилечь, пока не подошла ваша смена.

Глава 32

Денисон проснулся оттого, что кто-то тряс его за плечо. Он протестующе заворчал, открыл глаза и увидел Диану, склонившуюся над ним.

— Проснитесь. К нам идет гость.

Он сел, протирая глаза.

— Кто?

— Идите и посмотрите.

Маккриди сидел у окна, приложив к глазам бинокль.

— Это один из парней с Кево, — сообщил он, когда Денисон подошел к нему. — Не американец, из другой шайки.

Денисон увидел человека, неторопливо бредущего к хижине вдоль края болота. Ему оставалось пройти еще около четырехсот ярдов.

— Он один?

— Других я не видел, — ответил Маккриди. — Должен сказать, у этого паренька крепкие нервы.

— Возможно, он не знает, что мы здесь.

— Тогда он просто кретин, — сказал Маккриди. — А на такую работу кретинов не посылают. Диана, встаньте за дверью с пистолетом.

Человек уверенно шел к хижине. Если бы не рюкзак за плечами, он выглядел бы как обычный отдыхающий, прогуливающийся по пляжу. Через две минуты он оказался в пределах оклика и поднял руки вверх, показывая, что в них ничего нет. Продолжая идти с поднятыми руками, он остановился в десяти ярдах перед входом и выжидающе взглянул на окно хижины.

— Он знает, что мы здесь, — буркнул Маккриди.

Вынув из рюкзака пистолет, он дослал патрон в ствол и подошел к двери.

— Если он войдет, вы будете сзади, — обратился он к Диане и открыл дверь. Человек все еще держал руки над головой.

— Что вам нужно? — спросил Маккриди.

— Я хочу поговорить с доктором Гарольдом Мейриком, — человек говорил по-английски бегло, но с заметным акцентом. Денисон попытался определить акцент, но не смог.

— А что если доктор Мейрик не захочет говорить с вами?

— Почему бы ему не решить это самому? — спросил мужчина.

— Как прикажете вас ему представить? — осведомился Маккриди.

— Э-ээ… скажем, герр Шмидт.

У Маккриди не было проблем с определением акцента.

— Я предпочел бы «пан Шмидт», — заметил он. — Хотя все равно звучит неважно. Шмидт — не чешская фамилия.

Мужчина пожал плечами.

— В Чехословакии многие носят немецкие фамилии. Маккриди задумался, и Шмидт добавил:

— Я устал стоять с поднятыми руками.

— Вы их подняли, вы их и опустите, но попозже, — сказал Маккриди и добавил, приняв решение: — Ну хорошо, мистер Шмидт, пожалуйте в наши хоромы.

Он широко распахнул дверь и отступил назад. Шмидт улыбнулся и пошел следом, продолжая держать руки над головой. Маккриди предупреждающе приподнял руку с пистолетом, и Шмидт остановился посреди комнаты. Диана закрыла за ним дверь.

— Обыщите его, — сказал Маккриди.

Шмидт слегка повернул голову и снова улыбнулся, увидев пистолет в руке Дианы.

— Так много пистолетов, — заметил он. — Я, разумеется, не вооружен.

— Никогда нельзя знать заранее, — проворчал Маккриди.

Диана знаком дала ему понять, что ничего не обнаружила. Маккриди опустил пистолет.

— А теперь медленно снимите ваш рюкзак.

Шмидт спустил лямки с плеч и сбросил рюкзак на пол.

— Так-то лучше, — сказал он, передернув плечами. — Вы, ребята, слишком легко пускаете в ход оружие. Я не случайно пришел с поднятыми руками — мне не хотелось, чтобы меня подстрелили по недоразумению. Почему вы стреляли в нас на Кево?

— Мы не стреляли, — ответил Маккриди. — Вы столкнулись с другой группой.

— Считаете, что я этому поверю?

— Мне плевать, поверите вы или нет, но вы вступили в войну с Соединенными Штатами. Я наблюдал за этой баталией: трое ваших против четырех янки. У одного из ваших парней перебита рука, а один из американцев получил пулю в ногу. У меня был отличный наблюдательный пункт на другом берегу реки.

— Вот как? — задумчиво произнес Шмидт. — Значит, и американцы тоже? — он дружелюбно улыбнулся Денисону и повернулся к Маккриди. — Наверное, доктор Мейрик носит с собой что-то очень важное.

— А вам-то какое дело?

— Я пришел получить эту вещь, — спокойно ответил Шмидт.

— Даже так?

— Именно так, мистер Маккриди, — он усмехнулся. — Как видите, мне знакома ваша фамилия. В сущности, я могу назвать всех присутствующих в этой хижине: миссис Хансен, доктор Хардинг, доктор Мейрик и, разумеется, мисс Мейрик. Узнать это было несложно.

— Само собой, — согласился Маккриди. — Но почему вы думаете, что доктор Мейрик отдаст вам то, что вас интересует?

Шмидт посмотрел Денисону в глаза.

— Мне кажется, он дорожит безопасностью своей дочери. Довольно неосмотрительно — отправиться на охоту за сокровищами и при этом взять с собой сокровище значительно более ценное. Не так ли, доктор Мейрик?

Денисон взглянул на Лин и прочистил горло.

— Но у нас есть вы, мистер Шмидт, — если это ваше настоящее имя.

Шмидт с улыбкой покачал головой.

— Я вижу, вы плохой тактик, доктор. Видите ли, я не представляю собой никакой ценности для кого бы то ни было. Уверен, что мистер Маккриди понимает, что я имею в виду.

50
{"b":"5386","o":1}