ЛитМир - Электронная Библиотека

— Следовательно, мы окружены? — спросил Маккриди.

— Конечно. На этот раз здесь уже не три человека, а больше, — Шмидт взглянул на часы. — У вас осталось двадцать пять… нет, двадцать четыре минуты.

— Возможно, он блефует, — подал голос Хардинг, сидевший у окна. — Я никого не вижу.

— Ответ будет очень прост, — сказал Шмидт. — Можете меня проверить. Я готов подождать, если мне разрешат сесть.

Он медленно шагнул в сторону и зацепил носком ботинка ножку стула, не сводя глаз с пистолета Маккриди.

Маккриди уперся локтями в стол.

— Ладно, — сказал он. — Так что же такое в персоне доктора Мейрика могло так заинтересовать вас, чехов?

По лицу Шмидта пробежала тень недовольства.

— Не будьте идиотом, Маккриди, — он мотнул большим пальцем в сторону Денисона. — Доктор болтал об этом в Стокгольме. Он узнал о содержании бумаг отца и об их местонахождении, а потом поделился новостями со своими шведскими приятелями. Вам следовало бы знать, что ученые неспособны хранить секреты. Но вскоре он наконец понял, о чем идет речь, и вернулся в Англию.

Он замолчал. Лицо Маккриди ничего не выражало.

— Продолжайте.

— Зачем? — спросил Шмидт. — Вы знаете все ответы. Слишком поздно: секрет перестал быть секретом. Ничто не путешествует быстрее новостей о научных открытиях. Ученым нравится верить в то, что они называют «братством идей». Сначала Швеция, потом Германия и Чехословакия.

— И Соединенные Штаты, — напомнил Маккриди.

Шмидт пожал плечами.

— Все знают о репутации старого Меррикена, и всем известна его история. Логично было предположить, что он спрятал свои бумаги в каком-нибудь надежном месте. Судя по вашему поведению, он — в одиночку либо с чьей-то помощью — закопал их где-то в северной Финляндии. Итак, началась охота за сокровищами, а у вас есть карта с заветным крестиком или ее аналог, — он выпрямился. — Я хочу получить ее.

Маккриди перевел взгляд на Денисона.

— Теперь вам ясно, к чему приводит болтовня, — ледяным тоном сказал он.

Нужно было сдаться — таков был первоначальный замысел, но быстрая капитуляция могла повлечь за собой подозрения.

— Будем демократичны, — решил Маккриди. — Поставим вопрос на голосование. Хардинг?

— Думаю, он морочит нам голову, — ровным голосом сказал Хардинг. — Вряд ли здесь есть кто-то еще. Пусть убирается ко всем чертям.

Шмидт улыбнулся, но промолчал. Маккриди обратился к Денисону.

— А вы, Мейрик? Вы лучше, чем кто-либо другой, знаете, как это важно.

— Я не единственный, чье мнение следует учитывать, — ответил Денисон. — Дайте ему то, что он хочет.

— Мудрое решение, — пробормотал Шмидт.

— Заткнитесь, — бесцветным голосом приказал Маккриди. — Вы, Диана?

— Я против.

Маккриди повернул голову и подмигнул Лин. Шмидт не мог видеть его лица.

— Что скажете?

— Я голосую так же, как отец.

Маккриди снова повернулся к Шмидту.

— Похоже, решающий голос принадлежит мне. У вас здесь нет права голоса.

— Нет, но будет, — Шмидт указал на окно. — Мои голоса там.

— Думаю, вам придется доказать это, — сказал Маккриди. — Может быть, вы блефуете, а может, и нет, но я собираюсь подождать, пока вы откроете свои карты.

— Эта игра более опасна, чем покер.

Маккриди улыбнулся.

— Когда вы вошли сюда, вы сказали, что не хотите быть убитым по недоразумению. Мое предположение таково: если у вас есть решающие голоса снаружи, вы не будете использовать их против этой хижины на полную мощность. Ведь вы тоже находитесь здесь.

— Это ваше предположение, — заметил Шмидт.

— А это ваша жизнь, — Маккриди поднял пистолет. — Если хотя бы одна пуля попадет в хижину, то можете считать себя покойником. Если я не убью вас, то это сделает Диана. Кроме того, в запасе есть еще доктор Хардинг.

Шмидт обернулся и посмотрел на Диану, направившую на него пистолет. Хардинг тоже достал пистолет. Рука Шмидта скользнула к нагрудному карману его анорака.

— Не возражаете, если я закурю?

Маккриди не ответил. Пожав плечами, Шмидт закурил сигарету и выпустил безупречное колечко дыма. В хижине повисла оглушительная тишина; медленно тянулись минуты.

Глава 33

Армстронг вцепился вспотевшими руками в рукоятки тачки и катил ее перед собой со скоростью, представлявшей смертельную опасность для пешеходов Светогорска.

Кэри быстро вышагивал рядом с ним, то и дело сбиваясь на бег трусцой. На углу улицы Армстронг остановился перед красным сигналом светофора.

— Чертов Борис Иванович! — в сердцах произнес Кэри. — Боже, храни нас всех от болтливых копов! От души надеюсь, что он получит разнос за опоздание на дежурство.

— Уже недалеко, — сказал Армстронг. — Остался один квартал. Я вижу отсюда бумажную фабрику.

Кэри вытянул шею и внезапно застонал.

— А я вижу этот проклятый автобус. Он как раз отходит.

— Он поедет по этой улице? Может быть, мы сумеем его остановить.

— Нет, прах его возьми! Он едет в другую сторону, — Кэри взглянул на часы. — Точно по графику. Хуовинену следовало бы оторвать яйца: он мог хотя бы на несколько минут задержаться с отправкой.

Загорелся зеленый сигнал, и Армстронг спустил тачку с тротуара на мостовую.

— Что теперь? — спросил он, когда они перешли улицу.

— Не знаю, — глухо ответил Кэри. — Нам нужно найти место, где мы не будем привлекать к себе внимания.

— Фабрика не хуже любого другого места.

— Нет, там есть сторож. Дойдем до следующего угла, а там посмотрим.

Им повезло. Вдоль края улицы шла свежевыкопанная траншея.

— Как раз то, что нам нужно, — сказал Кэри. — Остановимся здесь.

Армстронг остановился и прислонил тачку к стене.

— Почему именно здесь?

Кэри похлопал себя по пиджаку.

— Не будь тупицей. Эта форма и эти раскопанные трубы отлично сочетаются друг с другом. Мы выглядим естественно.

Армстронг огляделся вокруг.

— Хороша бригада — забросили работу посреди рабочего дня.

— Да, — согласился Кэри. — Прыгай вниз и начинай осмотр.

Армстронг спрыгнул в траншею. Кэри присел на корточки над ним.

— Есть какие-нибудь светлые мысли?

— Я взял тачку из пустого дома, — сказал Армстронг. — Мы можем спрятаться в подвале.

— До завтра? — Кэри задумался и покачал головой. — Вся загвоздка в поголовном подсчете выезжающих на пограничной заставе. Они недосчитаются двоих, и здешняя атмосфера вскоре станет для нас очень нездоровой.

Армстронг хрустнул пальцами.

— Отсюда до Иматры идет железнодорожная ветка. Если мы сможем забраться в вагон…

— Не пойдет. Русская транспортная полиция чертовски эффективна, особенно в пограничных районах. Телефонный звонок с пограничного поста, сообщение о пропаже двух финнов, и они удвоят бдительность.

— К вам сзади подходит коп, — предупредил Армстронг.

Кэри не обернулся.

— Надеюсь, не Борис Иванович?

— Нет.

— Тогда гляди на трубу и рассказывай мне о том, что видишь.

Армстронг склонился над трубой.

— Трещины нет! — крикнул он снизу.

— Где-то должна быть утечка, — громко ответил Кэри, услышав за своей спиной скрип сапог. — Придется провести газовый тест, — он поднял глаза и увидел милиционера. — Добрый вечер, товарищ.

Лицо милиционера ничего не выражало.

— Припозднились на работе?

— Когда что-то не так, мне всегда приходится работать допоздна, — ворчливо отозвался Кэри. — Не одно, так другое, а в итоге все вешают на меня. Теперь вот утечка…

Милиционер наклонился над траншеей.

— Что это за труба?

— Дренажная труба для новой бумажной фабрики.

Полисмен посмотрел на Кэри. Его глаза напоминали два осколка гранита.

— На бумажных фабриках не бывает дренажных труб такого диаметра.

— Это не основная труба, — возразил Кэри. — Это то, что называется местным дренажом уборных, столовых и так далее.

Внезапно его осенила изумительная идея.

51
{"b":"5386","o":1}