ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сколько приехало сегодня утром?

— Не знаю. Утром я не дежурил.

— Ты не знаешь! — сержант начал багроветь. — Тогда скажи на милость, зачем пересчитывать их по головам?

Он глубоко вздохнул.

— Принеси книгу, — ледяным тоном приказал он.

Низко опустив голову, дежурный побежал на пропускной пункт. Он вернулся меньше чем через тридцать секунд и вручил сержанту небольшой журнал для записей. Сержант перевернул страницу и бросил на дежурного взгляд, который должен был заморозить кровь в его жилах.

— Приехало тридцать шесть, — мягко сказал он. — А ты, выходит, не знал.

Несчастный дежурный нашел в себе силы промолчать. Сержант взглянул на часы.

— Когда проехал автобус?

— Примерно сорок пять минут назад.

— Примерно! — заорал сержант. — Ты должен знать с точностью до секунды! — он постучал пальцем по странице. — Ты должен был записать время вот здесь!

Он резко захлопнул рот. Губы его вытянулись в тонкую прямую линию — температура разноса постепенно спадала.

— Примерно сорок пять минут два иностранца бродили возле нашей границы, и никто об этом не знал, — он понизил голос. — Мне так и доложить капитану?

Дежурный молчал.

— Отвечай, мать твою! — заревел сержант.

— Я… я не знаю, — прошептал дежурный.

— Ты не знаешь, — тихо повторил сержант. — Ну а что ты вообще знаешь? Знаешь ли ты, что случится со мной, — он постучал себя в грудь, — если я доложу об этом капитану? Через неделю я буду гнить на китайской границе, и ты тоже будешь там, мой маленький друг, но мне от этого не легче.

Кэри пытался сохранять безразличный вид. Он увидел, что на лице Армстронга появились первые признаки улыбки, и пнул его под коленку.

— Стоять смирно! — заорал сержант.

Дежурный вытянулся в струнку, выпятив грудь колесом. Сержант подошел к нему и впился в него взглядом с расстояния в шесть дюймов.

— Мне не хочется служить на китайской границе, — сказал он. — Но я обещаю тебе одну вещь. Через неделю ты очень сильно пожалеешь, что не служишь на китайской границе — причем на китайской стороне.

Он отошел в сторону.

— Стой так до моей команды, — тихо приказал он и обратился к Кэри по-фински:

— Как вас зовут?

— Maenaa, — ответил Кэри. — Pauno Maenaa. А это Симо Веллинг.

— Ваши пропуска.

Кэри и Армстронг вытащили свои пропуска. Сержант внимательно изучил их, а затем протянул обратно.

— Когда приедете завтра утром, доложите мне. Мне, и никому больше.

Кэри кивнул.

— Мы можем идти?

— Можете идти, — устало сказал сержант. Круто повернувшись на каблуках, он заорал на дежурного:

— Ну, что ты ждешь? Когда трава между пальцев вырастет? Поднимай барьер!

Дежурный подскочил, как гальванизированная лягушка. Он поднял шлагбаум, и Армстронг выкатил тачку на другую сторону границы. Кэри двинулся следом, но остановился.

— Изготовление бумаги — очень интересный процесс, — сказал он, повернувшись к сержанту. — Вам стоит зайти и посмотреть на это, когда фабрика заработает. Впечатляющее зрелище.

— Может, и зайду, — ответил сержант.

Кэри добродушно кивнул и пошел догонять Армстронга. Он сделал глубокий вдох: ему показалось, что теперь он дышит совсем другим воздухом.

Глава 34

Шмидт посмотрел на часы.

— Осталась одна минута.

Он бросил окурок на пол и раздавил его каблуком.

— Подождем, — Маккриди кивнул Денисону. — Проверьте окна, посмотрите, нет ли кого-нибудь снаружи. Вы тоже, Хардинг.

Денисон подошел к окну. Было очень тихо. Ничто не двигалось, кроме отдаленных грозовых облаков и стеблей камыша, по которым пробегал легкий ветерок.

— Все спокойно, — сообщил он.

— Здесь тоже, — сказал Хардинг, глядевший в заднее окно. — В предгорьях никого нет.

— Кажется, вы пытались одурачить нас, — мягко сказал Маккриди. — Если вы действовали на свой страх и риск, то считайте, что вы очень неудачно пошутили.

Шмидт пожал плечами.

— Имейте терпение.

Денисон заметил движение в зарослях тростника на краю болота.

— Там кто-то есть. Это человек! Он…

Его слова потонули в треске автоматической очереди. Перед хижиной взлетели фонтанчики земли. Срикошетивший камешек ударился в окно перед Денисоном, стекло покрылось трещинами. Денисон отпрянул в сторону.

Грохот прекратился, сменившись мертвой тишиной. Маккриди перевел дыхание.

— Автоматическое оружие. Как минимум три ствола.

— Пять, — поправил Шмидт. — Семь человек — восемь, включая меня.

Он запустил руку в карман и вытащил пачку сигарет.

— Считайте, что я проголосовал.

Маккриди небрежно положил свой пистолет на стол.

— Сила растет из стволов орудий, — признал он. — Ваши стволы больше наших.

— Я знал, что мы договоримся, — одобрительно сказал Шмидт. — Где эта карта, или что у вас там есть?

— Отдайте ему план, — сказал Маккриди.

Денисон вынул из кармана сложенный листок бумаги и вручил его Шмидту. Тот принялся изучать его с интересом, постепенно перешедшим в замешательство.

— Это все?

— Все, — ответил Денисон.

— Это слово… — Шмидт с трудом прочитал по слогам. — Luonnonpuisto. Что оно означает?

— В литературном переводе — «заповедник», — пояснил Маккриди. — Другие три слова обозначают озеро, холм и лощину. Цифры — это координаты в градусах и минутах. Если вы сможете найти холм, озеро и лощину, расположенные в точности так, как обозначено здесь, причем на территории заповедника, то считайте, что проблема решена, — он улыбнулся Шмидту. — Не могу сказать, что желаю вам большей удачи, чем та, что выпала на нашу долю.

— Негусто, — проворчал Шмидт. — Кстати, это фотокопия.

— Кто-то украл оригинал на Кево. Доктора Мейрика оглушили ударом по голове. Выходит, это были не вы?

— Как видите, нет, — сказал Шмидт. — Американцы?

— Не думаю.

— А я думаю, американцы, поскольку их здесь нет, — отрезал Шмидт. — Вероятно, сейчас в Кево они измеряют углы теодолитом, следуя его примеру, — он указал на Денисона.

— Может быть, — неохотно согласился Маккриди. Шмидт снова взглянул на листок.

— Идиотизм какой-то. Почему он не написал название заповедника?

— К чему? — спросил Маккриди. — Он знал название. Это всего лишь шпаргалка, чтобы не держать цифры в голове. Видите ли, Меррикен знал, где находятся бумаги, и собирался вырыть их собственноручно, ведь он не ожидал, что его убьют при воздушном налете. Но поскольку в здешних краях один клочок земли очень похож на другой, он взял на себя труд измерить углы, — Маккриди улыбнулся и взглянул на Шмидта. — Чертовски сложно их найти, особенно если тебе все время мешают.

Скривившись, Шмидт сложил листок и засунул его в карман.

— Где ваш теодолит? — спросил он.

— Здесь, стоит в углу.

— Не возражаете, если я на время одолжу его у вас? — в его голосе звучала неприкрытая ирония.

— Валяйте. Мы достанем другой.

Шмидт встал, подошел к входной двери и открыл ее. Прокричав что-то по-чешски, он вернулся в комнату.

— Положите ваши пистолеты на стол.

— Хорошо, — помедлив, сказал Маккриди. — Это относится ко всем: положите свои пистолеты рядом с моим.

— Вы очень благоразумны, — одобрил Шмидт. — Мы не можем позволить себе такую роскошь, как перестрелка, — ведь могут погибнуть люди, — он рассмеялся. — Если оружие будет только у меня, то мы все будем в безопасности.

Диана неохотно положила пистолет на стол, Хардинг последовал ее примеру. Когда в комнату вошел новый посетитель, на столе лежало пять пистолетов. Новоприбывший держал в руках автоматическую винтовку.

— Мы позаимствовали некоторые из ваших натовских вооружений, — со смехом сказал Шмидт, проследив за взглядом Маккриди. — Они не так уж плохи.

Он обратился по-чешски к своему спутнику и указал на рюкзаки, а затем собрал пистолеты, рассовав три штуки по карманам, а остальные держа в руках.

— Вы говорили о том, что вам мешают, — обратился он к Маккриди. — Но нам вы больше не помешаете. Вы вышли из игры.

53
{"b":"5386","o":1}