ЛитМир - Электронная Библиотека

Он разбудил Маккриди.

— Идите сюда и посмотрите в окно.

Маккриди с задумчивым видом уставился на стену тумана.

— Он быстро сгущается, — заметил Денисон, — если так пойдет и дальше, то через час видимость упадет до десяти ярдов.

— Думаете, стоит рискнуть?

— Думаю, нам следует быть наготове, — осторожно ответил Денисон. — И еще: до того, как туман сгустится окончательно, нам нужно выйти и проверить, на месте ли наши друзья.

— То есть мне нужно выйти и проверить, — с кислой миной сказал Маккриди.

Денисон усмехнулся:

— Сейчас ваша очередь. Впрочем, вы можете послать Хардинга или Диану.

— Я выйду, но сначала давайте разбудим остальных.

Через десять минут они убедились в том, что охрана по-прежнему находится на месте. Маккриди захлопнул дверь.

— Я не слишком нравлюсь этому ублюдку. Пуля просвистела у самой щеки.

— Я видел его, — сказал Денисон. — Стрелял со скирдов, не больше. Он мог убить вас, но не стал этого делать.

— Туман сгущается, — заметила Диана.

— Собираем вещи, — решил Маккриди.

Все, кроме Денисона, глядевшего в окно, начали паковать рюкзаки. Через пятнадцать минут Маккриди подошел к нему.

— Вы не собираетесь уходить?

— Видимость упала до пятидесяти ярдов, — сказал Денисон. — Любопытно, что произойдет, если кто-нибудь выйдет из хижины сейчас.

— Если тот парень все еще сидит в тростниках, то он нас не заметит.

— С чего вы решили, что он остался на месте? Если у него есть хоть капля разума, то он подошел поближе, как и остальные.

— Остальные?

— По логике их должно быть четверо: по одному наблюдателю и сменщику сзади и спереди.

— Не уверен, — проворчал Маккриди. — Это лишь теория.

— Попробуйте высунуться из заднего окна, — сухо предложил Денисон. — Но кое в чем вы правы: здесь есть неувязка. Шмидт мог оставить двух охранников прямо здесь, в хижине, и таким образом сэкономить двух человек.

Маккриди покачал головой.

— Нет, Шмидт — ученая птица. Когда у вас есть винтовки, убивающие с расстояния в четверть мили, то вы не станете сидеть в трех ярдах от охраняемых. На близком расстоянии внимание охранника можно отвлечь разговором, его можно обмануть ложным движением. Мы не можем разговаривать с этими прохвостами, а они разговаривают с нами на языке пуль.

Он постучал по оконному стеклу.

— Но Шмидт не предусмотрел этого тумана. Когда видимость упадет до десяти ярдов, думаю, нам стоит рискнуть.

— Тогда рискуйте в одиночку, — холодно сказал Денисон. — Если вы думаете, что я согласен бродить в тумане, когда поблизости находятся четыре снайпера с автоматическими винтовками, то вы просто сумасшедший. Может быть, они и не хотят убить нас намеренно, но убьют наверняка, стреляя наугад. Я не пойду, Лин тоже останется здесь. И Хардинг — если мое слово хоть чего-нибудь стоит.

— Такой шанс, и вы не хотите им воспользоваться, — с отвращением пробормотал Маккриди.

— Мы не на скачках, и рисковать бессмысленно. Скажите-ка: допустим, вы выбрались из хижины. Куда вы направитесь?

— Назад, в Вуотсо, — ответил Маккриди. — Мы не промахнемся, если пойдем вдоль края болота.

— Не промахнетесь, — согласился Денисон. — И чехи тоже не промахнутся. Вы собираетесь сделать самое очевидное. Подойдите сюда.

Он подошел к столу и расстелил карту, используя патроны Хардинга в качестве грузов на уголках.

— Я вообще не рекомендую уходить из хижины — сейчас, по крайней мере, но в случае необходимости мы должны выбрать этот путь.

Маккриди взглянул туда, куда указал Денисон.

— Через болото? Да вы спятили?

— Отчего же? Это неожиданное направление. Им и в голову не придет, что мы можем пересечь болото.

— Вы определенно спятили, — убежденно повторил Маккриди. — Когда мы спускались с предгорий, я внимательно рассмотрел это болото. Совершенно невозможно определить, где кончается вода и где начинается суша, а там, где есть вода, вы не знаете глубину. При видимости не больше десяти ярдов вам предоставляется стопроцентный шанс утонуть.

— Нет, если мы возьмем лодку, — возразил Денисон. — Две женщины и один мужчина сидят в лодке, двое мужчин идут сбоку и толкают ее. На глубоких участках они цепляются за борта и плывут, а те, что сидят в лодке, начинают грести, — он постучал по карте. — Ширина болота две мили — даже в непроглядной темноте его можно пересечь за четыре часа. Достигнув берега, мы двинемся на восток и попадем на главную дорогу, ведущую от Рованиеми к северу, — он склонился над картой. — Мы выйдем на пес где-то между Вуотсо и Танкапиртти. В общей сложности переход займет от семи до восьми часов.

— Черт меня побери! — произнес Маккриди. — Вы действительно все это продумали?

— Только на крайний случай, — Денисон выпрямился. — На мой взгляд, время еще не пришло. Здесь намного безопаснее, чем снаружи. Если бы выбраться отсюда стало для нас вопросом жизни и смерти, то я бы предложил этот путь, но только не сейчас.

— Вы самый невозмутимый и логичный сукин сын, с которым мне приходилось встречаться, — возмущенно сказал Маккриди. — Хотел бы я знать, что может вывести вас из себя. Неужели вы даже не чувствуете раздражения из-за того, что чехи одурачили нас?

— Скорее я доволен, что все мы еще живы, — с улыбкой ответил Денисон. — Кстати, раз уж вы сторонник демократических методов, то я и в этот раз готов поставить вопрос на голосование.

— Чушь! Вы поступаете правильно или неправильно, и голосованием тут ничего не изменишь. Мне кажется, вы правы, но я не…

Его слова прервал одиночный выстрел, секунду спустя сменившийся короткой очередью из автоматической винтовки. Маккриди и Денисон молча переглянулись. Снова треснул выстрел, более слабый, чем винтовочный, и окно хижины разлетелось вдребезги.

— Ложись! — заорал Маккриди, падая на пол.

Он вытянулся ничком на полу хижины, затем медленно повернулся на бок и посмотрел на Денисона.

— Кажется, время все-таки пришло.

Глава 36

Снова наступила тишина.

— Последний выстрел вроде бы был сделан из пистолета, — сказал Маккриди, все еще лежавший на полу. — Надеюсь, что из пистолета.

— Почему, ради всего святого?

— Молитесь, чтобы они не начали палить по хижине из своих чертовых автоматических винтовок, — мрачно произнес Маккриди. — У этих натовских штучек страшная убойная сила. В Северной Ирландии их пули пробивали дома насквозь: входили в одну стену и выходили через другую.

Денисон повернул голову.

— С тобой все в порядке, Лин?

— Да… думаю, да, — дрожащим голосом ответила та.

— А со мной не в порядке, — сказал Хардинг. — Кажется, меня зацепило. Рука совсем онемела.

Диана, пригнувшись, пересекла хижину и опустилась рядом с Хардингом.

— У вас все лицо в крови.

— Это осколки стекла. Не обращайте внимания на лицо — меня беспокоит рука. Вы можете взглянуть на нее?

— О Боже! — яростно прошипел Маккриди. — Одна-единственная паршивая пуля, и он оказался у нее на пути. Что скажете, Денисон? Вы все еще считаете, что время не пришло?

— Я больше ничего не слышу, — Денисон подполз к окну и осторожно приподнялся. — Туман заметно сгустился. Ни черта не видно.

— Отойдите от окна, — приказал Маккриди.

Денисон пригнул голову и присел на корточки.

— Как там Хардинг? — спросил он.

— Кость перебита, — отозвался Хардинг. — Кто-нибудь, принесите мою черную коробку. Она в рюкзаке, сверху.

— Я принесу, — сказала Лин.

Маккриди подполз к Хардингу и осмотрел его руку. Диана разорвала рукав рубашки, обнажив маленькое кровоточащее отверстие. Рука Хардинга приобрела необычную форму: казалось, в ней появился новый сустав.

— Пистолетная пуля, — проворчал Маккриди. — Если бы в вас попали с такого расстояния из автоматической винтовки, то вы бы остались без руки.

Снова послышались звуки очередей — на этот раз с большего расстояния. Звук напоминал тарахтение швейной машинки и время от времени перекрывался одиночными выстрелами. Все прекратилось так же быстро, как и началось.

56
{"b":"5386","o":1}