ЛитМир - Электронная Библиотека

— Похоже на сражение, — заметил Маккриди. — Каково ваше мнение, Денисон?

— Думаю, нам пора уходить. Одну пулю мы уже получили, значит, можем получить и больше. Мы с вами пойдем к лодке. Диана и Лин займутся Хардингом, пока мы не убедимся, что снаружи все тихо. Рюкзаки оставим здесь, пойдем налегке. Возьмите компас, если он у вас есть.

— Лежит в кармане, — Маккриди взглянул на Хардинга, наполнившего шприц и всадившего иглу себе в предплечье. — Как вы себя чувствуете, доктор?

— Боль на время затихнет, — Хардинг вытащил иглу. — Теперь нужно перебинтовать руку.

— Я наложу шину, — сказала Диана.

— Вот и хорошо. Сломанная рука — не сломанная нога. Я могу ходить и буду готов к выходу через пять минут. Вы говорили, что мы поплывем на плоскодонке?

— Это идея Денисона.

— Тогда почему бы нам не взять с собой ружье?

— Тащить с собой это… — Маккриди замолчал и взглянул на Денисона. — Ваше мнение?

Денисон подумал о двух фунтах дроби.

— По крайней мере им можно кого-нибудь хорошенько напугать.

— Бинтуйте крепче, — сказал Хардинг, обращаясь к Лин. — А потом принесите мне со стола патроны, — он поднял голову. — Если вы собираетесь идти на разведку, то я успею зарядить ружье.

— Хорошо, — отозвался Маккриди. — Пошли.

Теперь, когда появилась возможность что-то сделать, оцепенение сразу же слетело с него.

— Выходим ползком. Голову не поднимать.

Он открыл дверь, и в хижину потянулись клубы тумана. Видимость снаружи не превышала десяти-пятнадцати ярдов, меняясь в зависимости от плотности молочно-белых испарений, наплывавших со стороны болота. Маккриди по-пластунски выполз из хижины и остановился, поджидая Денисона.

— Разделимся, но будем держаться в пределах видимости, — прошептал он, приблизив губы к уху Денисона. — Максимальное расстояние — десять ярдов. Двигаемся перебежками.

Денисон кивнул. Маккриди, пригнувшись, устремился вперед, затем бросился на землю и махнул рукой. Денисон повернул в сторону и, оказавшись на одной линии с Маккриди, быстро опустился на землю. Маккриди снова побежал вперед — Денисон последовал за ним. Через несколько коротких перебежек его вытянутая рука погрузилась в холодную воду: они достигли края болота.

Денисон лежал на животе, поворачивая голову из стороны в сторону, и пытался проникнуть взглядом сквозь жемчужно-серую стену тумана. Подняв голову, он увидел высохшие стебли тростника. Болото было безмолвно, лишь изредка тишину нарушал шелест тростника или отдаленный крик птицы.

Маккриди подполз к Денисону.

— Где лодка?

— Слева от нас, в ста ярдах.

Они снова разделились и медленно двинулись к сараю. Маккриди как более опытный шел впереди. Когда наконец проступили очертания ветхого строения, Маккриди остановился и подождал Денисона.

— Не исключено, что там кто-нибудь есть, — прошептал он. — Я зайду с другой стороны. Ждите здесь ровно четыре минуты, а затем подходите со стороны болота.

Он откатился в сторону и исчез из виду.

Денисон лежал в сырой траве, наблюдая за секундной стрелкой. Четыре минуты тянулись мучительно долго. Через две минуты снова послышались выстрелы. Казалось, стреляли совсем недалеко, хотя Денисон не мог с уверенностью утверждать это. Несмотря на прохладу и пронизывающую сырость, он почувствовал, как по его спине стекает струйка пота.

Через четыре минуты он осторожно двинулся вперед и остановился, вглядываясь в темноту под крышей строения. Он увидел какую-то тень сбоку от сарая и ощутил холодок в желудке, но тут же понял, что это Маккриди.

— Все в порядке, — сказал Маккриди.

— Проведем лодку по воде и вытащим на берег возле хижины, — тихо отозвался Денисон.

Он вошел в воду, стараясь не делать всплесков, и осторожно спустил плоскодонку на воду. Взявшись за борта, они отбуксировали лодку поближе к хижине, а затем рывком вытащили на берег. Днище плоскодонки громко заскрипело о гальку.

— Тише, Христа ради, — прошептал Маккриди. — Вы слышали последнюю перестрелку?

— Мне показалось, что стреляли где-то сзади.

— А мне показалось — на болоте, — возразил Маккриди. — Хотя в тумане нельзя судить с уверенностью — он искажает звуки. Возвращаемся.

До хижины они добрались без происшествий.

— Похоже, поблизости никого нет, — сказал Маккриди, закрыв за собой дверь. — Во всяком случае на болоте. Ваша идея может сработать.

— Я все равно не пошел бы другим путем, — отрывисто сказал Денисон. — Ты готова, Лин?

Лицо девушки было бледно, но подбородок вздернулся вверх уже знакомым ему решительным движением.

— Я готова.

— Мы с Маккриди пойдем впереди. Вы выходите за нами, и, если потребуется, поможете Хардингу. Мы пойдем медленно, поскольку будем нести ружье.

— Оно заряжено, но не беспокойтесь: само собой оно не выстрелит, — сказал Хардинг. — Сначала нужно взвести курок и положить детонатор.

— Не нравится мне эта затея, — проворчал Маккриди. — Вы уверены, доктор, что это ружье сможет выстрелить? Мне не хочется понапрасну таскать с собой кусок старого железа.

— Из ружья можно стрелять, — ответил Хардинг. — Я пробовал порох, он отлично воспламеняется. Кроме того, во время последней перестрелки я испытал детонатор.

Денисон подумал о том, что звук сработавшего детонатора, возможно, и создал у него впечатление, что стреляли неподалеку от хижины.

— Нам нужно быть предельно осторожными до тех пор, пока мы не углубимся в болото, — сказал он. — Хардинг ранен, поэтому он сядет в лодку. Вы тоже поплывете на лодке, Джордж на тот случай, если придется стрелять. Мы с женщинами уцепимся сзади.

Маккриди кивнул.

— Я хочу, чтобы в лодку со мной сел Денисон, — неожиданно сказал Хардинг.

— Почему? — Маккриди изумленно взглянул на него.

— Можете объяснить это старческим маразмом или потерей крови, но таково мое желание. Поверьте, я знаю, что делаю.

Маккриди недоуменно взглянул на Денисона.

— Что скажете?

— Я не возражаю. Пусть будет так, если доктор хочет.

— Хорошо, — сказал Хардинг. — Пойдемте со мной.

Они с Хардингом подошли к ружью, лежавшему на полу.

— Все готово для стрельбы с плоскодонки, — продолжал Хардинг. — С установкой проблем не будет — для ружья предусмотрена специальная выемка. Запальные веревки готовы, их осталось лишь пропустить через носовые отверстия, — он сделал паузу. — Есть два важных момента, о которых следует помнить, когда стреляешь из этого ружья.

— Я слушаю.

— Первое: когда нажимаете на спусковой крючок, держите голову как можно ниже и дальше от приклада. При выстреле из запального отверстия вырывается пламя, и можно сильно обжечь лицо. Второе: во время выстрела вы лежите на животе и имеете ограниченную возможность двигать приклад по горизонтали — лишь настолько, насколько позволяют запальные веревки. Перед тем как дернуть за веревки, обязательно оторвите колени от дна лодки. Это очень важно.

— Почему?

Хардинг покачал головой.

— Мне кажется, вы еще не совсем понимаете, с каким оружием вам придется иметь дело. Если в момент отдачи после выстрела вы будете упираться коленями в дно, то в итоге получите пару раздробленных коленных чашечек. Помните об этом.

— Боже милосердный! — Денисон с любопытством взглянул на Хардинга. — Почему вы выбрали меня вместо Маккриди?

— Маккриди слишком хорошо разбирается в огнестрельном оружии. Он может впасть в заблуждение, думая, что легко справится с этим экземпляром. Мне нужен человек, который будет точно исполнять мои команды и не заниматься рассуждениями, — он сухо улыбнулся. — Не знаю, придется ли нам стрелять из этого ружья — надеюсь, что нет, но поверьте: когда вы выстрелите, то, вероятно, будете удивлены не меньше, чем человек, в которого вы прицелитесь.

— Будем надеяться, что этого не случится, — вздохнул Денисон. — Как ваша рука?

Хардинг взглянул на импровизированную шину.

— Пока действует обезболивающее, все будет в порядке. Свой медицинский саквояж я оставляю здесь, но беру с собой шприц с хорошей порцией анестетика. И еще одно: если нам придется стрелять на болоте, то могут возникнуть трудности с перезарядкой. Ружье нужно перезаряжать на мелководье, причем Маккриди должен стоять на носу с шомполом. Я поговорю с ним.

57
{"b":"5386","o":1}