ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэри с наслаждением раскурил трубку.

— Джордж, у нашего друга Жиля был тяжелый день. Отведи-ка его в постель.

Глава 40

Денисон шел через Сент-Джеймсский парк, наслаждаясь мягким октябрьским солнцем. Он пересек улицу возле Гвардейского Мемориала и прошел по площади Конной Гвардии через Дворцовую арку к Уайт-холлу, торопливо обойдя гвардейца, отсалютовавшего саблей. В это время года число туристов уменьшилось, и людей вокруг было немного.

Миновав Уайт-холл, он вошел в большое каменное здание, в тысячный раз задав себе вопрос, кому понадобилось его видеть. Это несомненно было как-то связано с тем, что произошло в Скандинавии. Назвав свое имя дежурному, он задумчиво погладил бороду, пока тот листал регистрационный журнал. «Совсем неплохо отросла за последние недели», — тщеславно подумал он.

Дежурный поднял голову.

— Да, мистер Денисон: комната 541. Вас проводят. Будьте добры, подпишите эту форму, сэр.

Денисон поставил свою подпись и последовал за юношей с прыщавым лицом по пыльному коридору к древнему лифту, а затем снова по коридору.

— Сюда, пожалуйста, — юноша открыл дверь. — Мистер Денисон.

Денисон вошел в комнату. Дверь за ним закрылась. Он взглянул на стол в углу, но там никого не было. Уловив какое-то движение слева, он обернулся и увидел Кэри, стоявшего возле окна.

— Я видел, как вы шли через Уайтхолл, — сказал Кэри. — Узнал вас только по походке. Господи, как же вы изменились!

Денисон не двинулся с места.

— Это вы хотели меня видеть?

— Нет, — ответил Кэри. — Я здесь лишь для того, чтобы провести подготовительную работу. Да не стойте же, проходите и садитесь. Здесь очень удобные кресла.

Денисон сделал несколько шагов и опустился в кожаное кресло. Кэри прислонился к столу.

— Надеюсь, ваше пребывание в клинике не причинило вам больших неудобств?

— Нет, — коротко ответил Денисон. На самом деле он с дрожью вспоминал дни после операции, но не собирался говорить об этом человеку, стоявшему перед ним.

— Я знаю, что вы раздражены и обеспокоены, — сказал Кэри. — Точнее, больше обеспокоены, чем раздражены. Вас тревожит то, что я все еще работаю в своем ведомстве, вы хотите написать заявление, но не знаете, к кому обратиться. Вас тревожит то, что у вас могут быть крупные неприятности, связанные с законом о государственной тайне. В то же время вы не хотите позволить мне выйти сухим из воды, что бы это ни означало в вашем понимании, — Кэри вынул трубку. — Насколько я могу догадаться, вы и Лин Мейрик в последние несколько дней много и серьезно беседовали друг с другом. Я прав?

Кэри мог, когда хотел, производить устрашающее впечатление. Он словно читал мысли Денисона.

— Да, мы вместе думали об этом, — неохотно признал Денисон.

— Могу вас понять. Наша задача — оградить вас от лишних разговоров. Разумеется, если вы уже говорили с посторонними, то мы можем убрать вас, но положение уже не поправишь. В некоторых других странах все очень просто: соответствующее ведомство позаботится о том, чтобы человек никогда, ничего и никому не смог рассказать, но у нас дела делаются по-иному, по крайней мере если еще не слишком поздно. Итак, мы хотим убедить вас, что всякие разговоры будут ошибочны. Сэр Вильям Линг скоро будет здесь и постарается сделать это.

Даже Денисон слышал о Линге, советнике министра обороны.

— Он зря потратит время.

Кэри усмехнулся и взглянул на часы.

— Он немного опаздывает, а вы почитайте-ка пока вот это. Это секретный документ, но не слишком секретный. В нем изложены идеи, которые витают в воздухе в наши дни, — он взял со стола папку и протянул ее Денисону. — Я вернусь через несколько минут.

Кэри вышел из комнаты. Денисон открыл папку. Пока он читал, на лице его попеременно отражались раздражение, недоумение и изумление. Пробежав взглядом документ, он принялся его перечитывать. Все неясное и загадочное начало постепенно приобретать смысл.

Кэри вернулся через полчаса; вместе с ним в комнату вошел невысокий, подвижный человек, быстротой и точностью движений напоминавший хищную птицу.

— Жиль Денисон — сэр Вильям Линг.

Линг подошел к Денисону. Денисон поднялся с кресла, и они обменялись рукопожатием.

— Итак, вы — Жиль Денисон, — оживленно начал Линг. — Мы чрезвычайно благодарны вам, мистер Денисон. Садитесь, пожалуйста, — он обошел вокруг стола и вопросительно взглянул на Кэри. — Он уже?..

— Да, он прочитал домашнее задание.

Линг уселся за столом.

— Ну и каково ваше мнение о том, что вы только что прочли?

— Честно говоря, не знаю, — Денисон покачал головой.

Линг уставился в потолок.

— Хорошо: как бы вы могли назвать этот документ?

— Наверное, это очерк или эссе по военно-морской стратегии.

Линг улыбнулся.

— Это не эссе, а оценка военно-морской стратегии, сделанная на довольно высоком уровне в министерстве обороны. Она рассматривает задачи военно-морских сил применительно к тому случаю, если страны Варшавского Договора и НАТО окажутся вовлечены в условную войну. Что вас поразило в этом документе? Как можно сформулировать основную проблему, рассматривающуюся в нем?

— Основная проблема — выявление различий между разными типами подводных лодок. Вы должны быть уверены, что собираетесь потопить ту, а не другую субмарину. Лодки, которые нужно топить, — это те, что нападают на надводные суда и на наши лодки.

— Допустим, наша страна находится в состоянии войны с Россией, — резко сказал Линг. — Какую разумную причину вы могли бы выдвинуть в пользу того, чтобы не топить определенные типы вражеских субмарин?

Денисон раскрыл папку.

— Исходя из содержания этой записки, нам не следует топить ракетные лодки — русский аналог «Поларисов».

— Почему?

— Потому что если в ходе условной войны мы потопим слишком много подводных лодок этого типа, то русские поймут, что теряют важный компонент своих ядерных сил. Это может толкнуть их к развязыванию ядерной войны во избежание полного поражения.

Линг с довольным видом кивнул Кэри.

— Он хорошо усвоил урок.

— Я же говорил, что он сообразительный парень, — отозвался Кэри.

Денисон недовольно пошевелился в кресле. Ему не нравилось, что о нем говорят в третьем лице.

— Интересная проблема, не правда ли? — продолжал Линг. — Если мы не будем топить их условные субмарины, то рискуем проиграть условную войну. Если мы потопим слишком много ракетных лодок, то война может обернуться ядерной катастрофой. Как отличить одну подводную лодку от другой в ходе сражения? — он щелкнул пальцами. — Проблема эта, разумеется, решается не нами, а инженерами и учеными, но осознаете ли вы солидность аргументов?

— В общем, да, — ответил Денисон. — Я разобрался, в чем дело, но не могу понять, какое это имеет отношение к тому, что случилось в Финляндии. Мне казалось, что со мной собираются говорить о другом.

— Совершенно верно, — Линг указал на папку. — Это лишь пример определенного типа мышления. Вы хотите что-то добавить, Кэри?

Кэри подался вперед.

— С тех пор как была изобретена атомная бомба, все человечество ходит по натянутому канату, — начал он. — Бертран Рассел однажды сказал: «Вполне разумно ожидать от человека, что он сможет ходить по канату в течение десяти минут, не подвергая свою жизнь опасности, но совершенно неразумно ожидать, что он сможет продолжать это занятие без единого срыва на протяжении двухсот лет». Вот уже тридцать лет мы ходим по натянутому канату. Теперь я хочу, чтобы вы представили себе канатоходца: он держит в руках длинный шест для балансировки. Что произойдет, если вы внезапно уроните на один конец шеста тяжелый предмет?

— Наверное, канатоходец упадет, — ответил Денисон. Он постепенно начинал понимать, к чему клонит Кэри.

Линг уперся локтями в стол.

— Человек по фамилии Меррикен изобрел нечто, не имевшее никакого практического значения в те годы, когда оно было изобретено. Теперь выясняется, что с помощью его открытия можно перехватывать в полете стратегические ракеты. Мистер Денисон, допустим, такое оружие существует в России и нигде больше. Как вы думаете, что произойдет в этом случае?

64
{"b":"5386","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Футбол: откровенная история того, что происходит на самом деле
Инженер. Золотые погоны
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Книга вторая. Магическая Экспедиция
Нора Вебстер
Кости зверя
Прощай, немытая Европа
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана