ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если нам удалось обнаружить около ближайших к Земле звезд лишь гигантские планеты типа Юпитера, на которых, вероятно, не может быть жизни, то это не значит, что других планет там нет, - просто их масса недостаточно велика. Однако есть все основания полагать, что они входят в системы типа Солнечной, в которых существуют и планеты, подобные Земле, TQ есть размеры, свойства, расстояния до звезд и прочие характеристики совпадают, а значит, они благприятны для жизни.

Если оценить "население" нашей Галактики в сто миллиардов звезд и принять, что половина из них - двойные, тройные и т.д., то останется еще пятьдесят миллиардов простых звезд. Тогда число планетных систем в одной-единственной галактике можно без всякого преувеличения оценить в несколько миллиардов. Конечно, многие из этих планет "безнадежны". На одних слишком жарко, потому что они чересчур близки к своим солнцам; другие замерзли; третьи просто представляют собой сгустки газов. Но сколько еще останется планет, похожих на Землю! В нашей Галактике, несомненно, десятки миллионов.

Во всей Вселенной - миллиарды. И это все аргументы в пользу гипотезы, отвергающей антро-.

поцентризм.

Для ясности изложения мы сразу исключили из рассмотрения звезды, сгруппированные в "архипелаги": двойные, тройные и даже шестерные, как Тэта Ориона. И сделали это потому, что люди привыкли к почти кругообразной орбите Земли вокруг единственного Солнца, и представить себе нечто другое им трудно. На самом деле вполне можно вообразить и сильно вытянутые эллиптические орбиты, хотя "естественное" образование планет на них маловероятно. Но и на таких орбитах жизнь существовать может, потому что температура на них меняется весьма медленно по сравнению с расстоянием: просто разница между временами года будет очень резкой. Стабильные орбиты могут существовать даже вокруг очень близких между собой двойных звезд. Несомненно, такие двойные солнца выглядят очень интересно, потому что приливный эффект, вызванный их взаимным притяжением, должен делать их форму, а также блеск и цвет сильно изменчивыми.

У более отдаленных друг от друга двойных звезд планета может обращаться вокруг одной из них, причем "другое солнце" будет видно на ее небе гораздо более слабо, но все же ярче полной луны.

Наконец, для систем из нескольких звезд ничто не мешает рассматривать планетные орбиты в виде восьмерки или еще более сложной формы. В книге "Дети Икара" Артур Кларк, никогда не страдавший от недостатка воображения, описывает нам, каковы могут быть эти поразительные планеты. "Вот еще один мир... Здесь никогда не поймут значения слов "день", "ночь", "год", "время года"... Его небосвод бороздят шесть разноцветных солнц, так что ночи на планете не

бывает: меняется только цвет солнечных лучей. Под хаотическими толчками противодействующих полей тяжести планета описывает крюки и выкрюки невероятно сложной орбиты и никогда не проходит дважды по одному пути... "Расположение этих шести светил на небосклоне никогда не повторится до конца времен". Кларк представляет, что и в этом странном мире существует жизнь. "Хотя планету опаляло то солнечным огнем, то холодом межзвездных пространств, на ней жили разумные существа. Чтобы додумать хоть одну мысль до конца, им требовались тысячи лет. Ну и что? Их мир был еще молод: перед ними простиралась вечность..."

Возможности Природы бесконечны. И уже не кажется безумной мысль, что около других звезд есть бесчисленное множество планет, подобных. земному шару. Сегодня никакие научные теории не могут препятствовать ни фантастическим мечтаниям Кларка; ни гипотезам некоторых ученых о том, что мы не одни во Вселенной, что наша Земля - не единственная "привилегированная" планета...

Дело второе ЖИЗНЬ КАК ЯВЛЕНИЕ

На мой взгляд, мы сами - компьютеры, порожденные Вселенским разумом в результате долгого процесса биологической эволюции, и, устанавливая компьютеры в своих лабораториях, мы просто становимся посредниками Вселенной.

Фред Хойл

Документ I ЖИЗНЬ КАК ХИМИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ

ТЕМПЕРАТУРА И ПЛОТНОСТЬ

Уильям Гершель - выдающийся ученый, открывший планету Уран, - думал, что Солнце населено. Он считал, что солнечные пятна - это те части солнечного шара, которые мы можем видеть непосредственно, а все остальное скрыто за огненными облаками. Через "дыры" в этих облаках, полагал он, жители Солнца могут наблюдать за небосводом... Ньютон тоже верил в жизнь на Солнце. А в 1904 году Мельес в фильме "Путешествие через невозможное" придумал замороженные вагоны, чтобы отправить в них на Солнце своих героев.

На самом деле Солнце настолько горячо, что жизнь там существовать не может. Его температура на поверхности - 6000° С, в недрах - еще больше. Таких температур не может выдержать ни одно сложное вещество. Так, вода на Солнце не просто испарилась ' бы, но разложилась на кислород и водород. Тем более не могут там существовать сложные молекулы.

Бывают звезды еще горячее. На некоторых из них температура достигает 100 000° С. Но есть звезды, температура которых не превышает 2000° С. Такие температуры встречаются и на Земле: электрическая дуга позволяет достигать 3000° С. Ее эффекты хорошо изучены, и мы знаем, что такой нагрев выдерживают простые

лекулы типа окиси титана или циркония, но, безусловно, не сложные органические вещества.

Заметим, что сверхвысокие температуры о которых шла речь, - даны не приблизительно, они точно вычислены с использованием научных методов. В основе их - простой принцип: так кузнец определяет по цвету температуру железной поковки. Если металл темно-красного цвета значит, температура 520° С, если вишневого - 620° С. Железо, достигшее ослепительно-белого цвета, раскалено до 1050° С.

С помощью спектрального анализа - все того же! - астрономы строго разделили звезды на различные классы в зависимости от цвета и, следовательно, температуры. Эти спектральные классы обозначаются, в порядке .уменьшения температуры, буквами: О, В, А, F, G, К, М, R, N, S, что гарвардские студен-, ты расшифровали как: "О Be A Fine Girl, Kiss Me Right Now, Sweetheart".

Спектры звезд так чувствительны-к малейшим нюансам, что десять основных классов пришлось разделить - каждый на десять подклассов, пронумерованных от 0 до 9, причем звезда класса F8 окажется ближе к классу GO, чем FI. Наше Солнце - весьма заурядная желтая звезда - в этой классификации значится как G2.

Изучение температуры звезд дает основание считать, что жизни на них не существует. По всей вероятности, не существует ее и в межзвездном пространстве. Правда, английский астроном Фред Хойл изобразил ее в фантастическом романе "Черное облако". Но трудно понять, как может зародиться жизнь в среде столь малой плотности - в царстве вакуума более полного, чем когда-либо удавалось получить в земных условиях. Известные астрономам "облака" состоят из невероятно разреженной материи. Говоря попросту, куб со

ной десять километров в космосе содержит столько же атомов, сколько один кубический сантиметр воздуха! В такой среде не может происходить никаких химических реакций: атомы там просто не встречаются друг с другом. Даже расхожий образ "ледяные пространства" в этой молекулярной пустыне не имеет смысла...

Впрочем, теперь известно, что в космическом пространстве существует немало молекул. Уже давно наблюдается и изучается радикал ОН. Позднее там открыли воду (Н^О), аммиак (NHg), а в 1969 году даже формальдегид (НСНО). С помощью 36-футового радиотелескопа на Китт Пик (Аризона) за десять дней наблюдений две группы американских ученых обнаружили шесть новых молекул. Сейчас в космосе найдено больше двадцати молекул, среди которых такие относительно сложные, как формамид HCONH.

Эти открытия не опровергают всего ранее сказанного - ведь плотность этих молекул по земным меркам все равно исключительно низка. Зато образование даже в вакууме таких молекул может служить убедительным доказательством того, что в более плотной среде - планетной атмосфере - возможен синтез органических молекул.

16
{"b":"53869","o":1}