ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Слушай, что скажет река
Если завтра не наступит
Красивое долголетие. 10С против старения
280 дней до вашего рождения. Репортаж о том, что вы забыли, находясь в эпицентре событий
The Game. Игра
Главная книга «Вожака стаи». 98 главных правил поведения для хорошего хозяина
Хрустальные Звёзды
Большая книга головоломок, задач и фокусов
Махинация
A
A

Таким образом, средняя продолжительность жизни цивилизации составит всего 6 500 лет - оценка, на наш взгляд, весьма пессимистическая. Такой пессимизм поразил и Шкловского, обрушившего по этому поводу на западногерманского

5 Досье внеземных цивилизаций ^ " "

ного град критических стрел. "Сама по себе идея, что время существования технически развитой цивилизации ограниченно, представляется... вполне разумной, - пишет он. - Однако всякие попытки конкретизации этого обстоятельства и связанные с ними оценки вероятности являются весьма субъективными и потому могут привести к нелепым выводам. Идеологи немецкой буржуазии всегда питали слабость к всемирным потопам в стакане воды. У фон Хёрнера здесь много предшественников, например, популярный в двадцатые годы философ Освальд Шпенглер с его навязчивыми идеями о "закате Европы" и "гибели цивилизации". Но под "цивилизацией" Шпенглер имел Б виду современную ему империалистическую Западную Европу"*.

Мы, однако, заметим, что фон Хёрнер не принимает во внимание возможности развития механических цивилизаций, которые примут эстафету у органических. Шкловский же, проявляя гораздо больший оптимизм, устанавливает пределы жизни цивилизации между 100 тысячами и одним миллионом лет и соглашается, что ни в каком случае цивилизация не может существовать дольше миллиарда лет.

Как видим, эти оценки и в самом деле очень субъективны. Поэтому разумней будет воздержаться от окончательных выводов.

Пример Земли заставляет нас полагать, что одни цивилизации сменяют другие. Когда одна регрессирует и затем исчезает, находится другая, которая берет новый старт. Не так ли происходило в малом масштабе нашей планеты, где то один, то другой народ возглавлял эволюцию? На пути к

* Часть этой цитаты - от слов ^идеологи немецкой буржуазии" -Х отсутствует в использованном нами издании книги Шкловского "Вселенная, жизнь, разум" (М., 1973) и дана в обратном переводе. Прим. пер.

нашей технологической цивилизации сменяли друг друга Египет, Греция, Европа, Америка. Каждый народ положил свой кирпичик в общее здание...

Если верить фон Хёрнеру, в начале своего существования цивилизация всегда уязвима, как новорожденный ребенок. Но, пережив это состояние, она естественным путем должна достичь нашей современной или более высокой ступени развития. Это-то нас и интересует - тем более что период высокого развития длится долго.

Жизнь на Земле существует, по геологическим меркам, почти столько же, сколько и сама Земля. Тот же возраст имеет Солнце, так же примерно насчитывают годы всей Вселенной. Но цивилизация начала развиваться лишь через несколько миллиардов лет с появления жизни. А могло ли быть иначе? Вряд ли, ведь чтобы прежде чем протянулась ветвь цивилизации, древо органической жизни должно было достаточно подрасти.

Так как большинство звезд имеют тот же возраст, что и Солнце, а все звезды подчинены одним и тем же законам - из них возникают планетные системы, претерпевающие, видимо, ту же эволюцию, что и наша, - весьма вероятно, что очень многие планеты с разбросом в несколько десятков сотен миллионов лет достигли стадии, на которой появляется цивилизация.

Уровни этих цивилизаций могут, разумеется, быть весьма различны. Но кто посмеет отрицать, что даже при таких условиях наши шансы на контакт сильно возрастают?

Соглашаясь с Фредом Хойлом, мы думаем, что из сотен миллиардов планет многие развиваются тем же путем, что и Земля. Это заставляет предположить существование значительного числа цивилизаций, равного нам или близкого уровня развития, с которыми землянам предстоит вступить в контакт.

Документ 4

ЖИЗНЬ ЕСТЕСТВЕННАЯ И ИСКУССТВЕННАЯ

КАК ОПРЕДЕЛИТЬ ЖИЗНЬ?

Мы рассмотрели условия существования "естественной" жизни - понятия такого ясного и вместе с тем довольно смутного, - что позволяет нам говорить: птица, червяк или древесный лист "живые", а гранитная глыба или железный брусок "неживые". Теперь зададим главный вопрос: а что же такое, собственно, жизнь?

Как уже установлено, органические молекулы, существование которых приводит к появлению жизни, не обладают какими-то особенными свойствами. Однако биохимия, биофизика и генетика ныне так успешно развиваются, что открытие тайны возникновения жизни, судя по всему, дело ближайшего будущего. И если когда-нибудь нам удастся создать сначала человеческую клетку, затем множество и, наконец, собрать их так, чтобы получить точную копию человеческого организма, - будет ли различие между такой копией и оригиналом? Все большее число исследователей считают, что они будут идентичны.

Русский ученый Ляпунов характеризует жизнь как "высокоустойчивое состояние вещества, использующее для выработки сохраняющих реакций информацию, кодируемую состоянием отдельных молекул". Его соотечественник Шкловский поясняет: "Вещество воспринимает информацию о внешних воздействиях некоторых кодированных сигналов,

перерабатывает ее и по определенным каналам связи посылает также в виде "сигналов" новую информацию. Эта последняя вызывает внутреннюю реорганизацию вещества, сохраняя его существование". Люди должны привыкнуть к этому новому языку - языку кибернетики, науки, изучающей операции управления и строение управляющих систем.

По классической теории живое существо определяется тремя характеристиками: ростом, обменом веществ (комплексом реакций, происходящих в результате питания) и размножением. Рост и размножение,. в общем-то, являются в этом аспекте второстепенными, так как служат лишь сохранению вида. Поглощение органических веществ позволяет живым организмам сопротивляться разложению. Что касается обмена веществ - иными словами, отношений организма со средой, - то он-то и требует большого количества потребляемой извне энергии.

Одним словом, система, обладающая этими тремя характеристиками, должна быть очень сложной. И вот, на наш взгляд, интересное определение: жизнь - это сложность.

Для доказательства проиллюстрируем этот вывод таким примером. Перенесемся мысленно на какую-нибудь неизвестную планету. Возьмем там множество образцов любого вещества: 1 кубический сантиметр атмосферы, столько же океанской воды, столько же грунта и т.д. Большинство этих образцов окажутся простыми.

Но если на планете существует Жизнь, мы обнаружим несколько весьма сложных образцов, непременно состоящих из сложных и разнообразных молекул. Ведь живые организмы по определению устойчивы и воспроизводимы. Смерть - это возврат к простоте. И, поскольку она противоположна всему живому, жизнь становится синонимом сложности.

Сложность образцов

Нанесем на график по абсциссе сложность образцов, а по ординате - их число. На безжизненной планете график будет представлять собой гиперболу, на населенной мы увидим пик, соответствующий возникновению жизни. Чем больше сложность клеток или систем, тем меньше их число. Дальше на графике появляется второй пик - это рождение цивилизации, представляющей собой еще боле сложную систему, отношения которой с внешней средой несравнимо более развиты. Нас интересуют именно эти связи. Ведь человечество в целом получает гораздо больше знаний, чем отдельный индивидуум, и распространяет свое влияние на гораздо большую территорию. И развитие отношений со средой требует сложной системы.

Сложность может иметь место на уровне молекулы: такова органическая жизнь вроде нашей. Но она может находиться и на высоком уровне, как комплекс простых составляющих - таков компьютер.

Идет лютый спор о том, "живут" ли и "думают" ли компьютеры? Наверное, землянам было бы гораздо интереснее обнаружить на другой планете "население" из высокоразвитых компьютеров, обладающих большой памятью, - с ними, скорее всего, легче установить контакт, чем с человекоподобными существами, находящимися на варварской стадии. Они более всего заинтересуют этнографов, встреча с ними ничего не даст нашей цивилизации*.

Интересно было бы обнаружить даже археологические остатки равной нам или превосходящей нас цивилизации. Эта тема весьма занимает любителей научной фантастики. Однако, вопреки распространенному мнению, все погибшие цивилизации были ниже нас по уровню развития. Можно утверждать, что во все эпохи, за исключением нескольких непродолжительных (не больше нескольких столетий) спадов, наш технический уровень постоянно повышался.

24
{"b":"53869","o":1}