ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Nirvana: со слов очевидцев
Рунный маг
Точка обмана
Почему коровы не летают?
Силиконовая надежда
Похититель ее сердца
Литературный мастер-класс. Учитесь у Толстого, Чехова, Диккенса, Хемингуэя и многих других современных и классических авторов
Черная кость
Сияние первой любви
A
A

Я сказал:

– Вам понадобится помощь, чтобы вывести ваш автомобиль на дорогу. Я возьму свой грузовик и подтолкну вас.

Она сказала:

– Кажется, вы поможете мне больше, чем я вам, мистер Бойд. – Она покачалась на высоких каблуках и на мгновение прижалась ко мне. Я растянул рот в улыбке:

– О, чисто по-соседски, миссис Эдертон, чисто по-соседски.

2

Я остановился у темной редакции "Летописца" и увидел свет наверху, в квартире Мака. Меня ожидал невероятный сюрприз. На стуле лицом к двери сидела Клэр Трэнаван. Вся комната была завалена вещами, выброшенными из ящиков и комодов. Мак Дугалл стоял посредине комнаты, держа в руках стопку рубашек. Клэр взглянула на меня равнодушно:

– Привет, Бойд.

Я улыбнулся ей.

– С возвращением, Трэнаван. – Я удивился, насколько я рад видеть ее.

– Мак говорит, что я должна перед тобой извиниться.

Я нахмурился.

– Не знаю, за что ты должна передо мной извиняться.

– Я тут крепко поминала тебя, когда ты уехал из Форт-Фаррелла. Сейчас я знаю, что это было несправедливо, что Говард Маттерсон и Джимми Вейстренд состряпали против тебя мерзкую историю. Извини.

Я пожал плечами.

– Неважно. Извини, что так получилось.

Она натянуто улыбнулась.

– Ты имеешь в виду мою репутацию? У меня скверная репутация в Форт-Фаррелле. Здесь я чудачка, которая ездит за границу, выкапывает из земли посуду и предпочитает якшаться с грязными арабами, а не с добрыми христианами.

Я посмотрел на разбросанные но полу вещи.

– А что здесь происходит?

– Меня выперли, – сказал Мак Дугалл буднично. – Джимми рассчитал меня сегодня днем и велел выкатываться из квартиры до утра. Я бы хотел использовать твой "лэндровер".

– Разумеется. Сожалею, Мак, – сказал я.

– А я нет, – ответил он. – Ты, наверное, куснул-таки старого Булла за нежное место.

Я взглянул на Клэр.

– Что заставило тебя вернуться? Я собирался писать тебе.

На ее лице появилась улыбка мальчишки-сорванца.

– Помнишь историю, которую ты рассказывал мне? Ну, о человеке, который послал телеграмму десятку друзей: "Вылетай, все обнаружилось". – Она кивнула головой в сторону Мак Дугалла и сунула руку в карман своей твидовой юбки. – Некий псевдошотландец по имени Хэмиш Мак Дугалл тоже способен сочинять загадочные телеграммы. – Она развернула бумажку и прочла: – "Если тебе дорог душевный покой, прилетай быстро". Какова приманка?

– Ты отреагировала быстро. Но я тут ни при чем.

– Я знаю. Мак мне сказал. Я была в Лондоне, кое-чем занималась в Британском музее. Мак знал, где найти меня. Я вылетела первым же рейсом. – Она махнула рукой. – Садись, Боб. Нам надо серьезно поговорить.

Пока я подвигал к себе стул, Мак сказал:

– Я ей поведал обо всем, сынок!

– Обо всем?

Он кивнул.

– Она должна знать. У нее есть право знать. Джон Трэнаван был ее самым близким родственником, а ты находился в "кадиллаке", когда он погиб.

Я был раздосадован. Ведь я рассказал ему о своей жизни по секрету и не хотел, чтобы эта история распространялась дальше. Она была не из тех, которую всякий правильно поймет. Клэр наблюдала за выражением моего лица.

– Не беспокойся, – сказала она. – Дальше это не пойдет. Я ясно сказала об этом Маку. Ладно. Прежде всего, о чем ты собирался написать мне?

– О лесе на твоей земле в долине Кинокси. Ты знаешь, сколько он стоит?

– Я об этом не особенно думала, – призналась она. – Меня не интересует лес как древесина. Все, что я знаю, – это что Маттерсон не заработает на ней ни цента.

Я сказал:

– Я разговаривал с твоим мистером Вейстрендом. Я сделал прикидку, и он согласился с ней, вернее, поправил меня. Если эти деревья уйдут под воду, ты потеряешь пять миллионов долларов.

Ее глаза расширились.

– Пять миллионов долларов?! – выдохнула она. – Нет, это невозможно.

– А что тут невозможного? – вмешался Мак. – Валить-то надо все, до единого дерева. Боб прав.

Розовые пятна выступили у нее на щеках.

– Ну и скупердяй, ну и сукин сын! – воскликнула она горячо.

– Кто?

– Доннер. Он предложил мне двести тысяч долларов за право рубить лес на моей территории. Я предложила ему пойти и утопиться в озере Маттерсона, когда оно будет достаточно глубоким.

Я взглянул на Мака. Тот повел плечами.

– Вот тебе Доннер, – сказал он.

– Подожди, – обратился я к Клэр. – А он не набавлял цену?

– Нет, у него не осталось времени на это. Я вышвырнула его вон.

– Маттерсон постарается не допустить, чтобы этот лес утонул, – сказал я. – Он попытается выжать из него деньги. Держу пари, что скоро он сделает еще одно предложение. Клэр, меньше четырех миллионов не бери, он и так имеет крупный доход.

– Не знаю, что делать, – ответила она. – Я не хочу класть деньги в карман Маттерсона.

– Не будь такой совестливой. Выстави его на столько, на сколько возможно, а потом подумай, как с помощью этих денег его пригвоздить. Всякий, кто не любит Маттерсона, распоряжаясь миллионами, найдет способ нанести ему немалый ущерб. Если ты считаешь, что эти деньги запачканы, не храни их.

Она засмеялась.

– Ты оригинально рассуждаешь, Боб.

Тут неожиданная мысль пришла мне в голову.

– Знает ли кто-нибудь из вас некую миссис Эдертон? – спросил я.

Брови Мака поползли вверх, как две гусеницы, пока не добрались до шевелюры.

– Люси Эдертон! Где, черт возьми, ты ее видел?

– У вас в доме.

Мак лишился дара речи и некоторое время клокотал, как индюк. Я взглянул на Клэр. Она сказала:

– Люси Эдертон – сестра Говарда. Она – Маттерсон.

Озарение не столько находит на человека, сколько ударяет в него, как молния.

– Теперь понятно, что за игру она вела. Она пыталась выяснить, откуда происходит мой интерес к Трэнаванам. Но не преуспела в этом.

Я рассказал им о моей встрече, и, когда я кончил, Мак заметил:

– Эти Маттерсоны хитры. Они знали, что меня в доме не будет, что я съезжаю с квартиры, а ты о Люси и представления не имеешь. Старый Булл послал ее на разведку.

– Расскажите о ней побольше.

– Ну что, сейчас она пока без мужа, – сказал Мак. – Эдертон был ее вторым мужем, кажется. Она развелась с ним около полугода тому назад. Удивительно, что она оказалась здесь. Обычное ее занятие – вращаться в обществе где-нибудь в Нью-Йорке, на Майами или в Лас-Вегасе. Я слышал, что она нимфоманка.

– Она – ведьма, пожирающая мужчин, – сказала Клэр спокойным, ровным голосом.

– Теперь мы точно знаем, что Булл обеспокоен, – сказал Мак удовлетворенно. – Любопытно, что его не заботит, знаем ли мы об этом. Он мог бы догадаться, что ты спросишь у меня об этой Эдертон.

– Мы поразмыслим над этим позже, – сказал я. – Сейчас надо собрать все это барахло и отвезти в дом.

– Поедем с нами, Клэр, – предложил Мак. – Ты разместишься на кровати Боба, а молодой парень может переночевать и в лесу.

Клэр ткнула меня пальцем в грудь, и я понял, что она как-то по-своему истолковала выражение моего лица.

– Я сама позабочусь о своей репутации, Бойд. Неужели ты думаешь, что я буду останавливаться у Маттерсона в гостинице?

3

Я резко сменил передачу – мы подъезжали к домику Мака. Вдруг впереди послышалось шуршание листьев и топот, что-то тяжело двигалось, удаляясь.

– Интересно, – произнес Мак озадаченно. – Сюда олени обычно не заходят.

Свет фар скользнул по стене дома, и я увидел какую-то фигуру, бросившуюся в укрытие.

– Какой это, к черту, олень? – сказал я и, выпрыгнув из автомобиля, побежал следом. Раздался звон стекла, выбитого изнутри дома. Я приостановился, развернулся и метнулся в дверной проем. Вдруг на меня кто-то налетел с кулаками. Но справиться с человеком моей комплекции не так-то легко, и я затолкал его назад просто за счет своей массы. Он скрылся во тьме дома, а я сунул руку в карман за спичками. Но тут мне в нос ударил густой удушливый запах керосина. Я понял, что дом буквально пропитан им и зажечь в нем спичку все равно что закурить в пороховом погребе.

28
{"b":"5387","o":1}