ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она улыбнулась:

– Ты, кажется, знаешь, что делаешь.

– Вероятно. Но до сих пор мои самые крупные сделки касались подержанных автомобилей. Здесь я могу оказаться не на высоте. Я никогда не торговался на миллионы.

– И я тоже, – сказала Клэр. – Но если все, что я слышала о продавцах старых машин, правда, то они торгуются ничуть не хуже всех остальных. Попытайся представить Говарда Клэри Саммерскиллом.

– Это было бы обидно для Клэренса, – сказал я.

Говард и Доннер возвратились. Говард проникновенно заговорил:

– Хорошо, забудем то, что было. Я пропускаю мимо ушей те оскорбления, которые были допущены Бойдом в виде его предложений, и делаю вам свое, новое. Клэр, я удваиваю сумму, и получается круглый миллион долларов – справедливее ничего быть не может.

Она холодно смотрела на него.

– Четыре с половиной.

Доннер произнес своим резким голосом:

– Вы слишком жестки, мисс Трэнаван.

– А вы слишком привольны и беспечны, – сказал я и улыбнулся Говарду. – У меня есть идея: давайте пригласим Тэннера из лесничества, и он даст независимую оценку. Я уверен, что Клэр согласится с ней.

Я мог совершенно не бояться того, что Маттерсон пойдет на это. И он не пошел. Его голос прозвучал как треск льдины.

– Нет никакой необходимости тратить время на чепуху. Плотина почти готова – через две недели будем пускать заслоны. Меньше чем через четыре месяца эта земля будет затоплена. До этого необходимо вывезти отсюда древесину. Сроки поджимают, и мне придется задействовать всех своих людей до единого, чтобы сделать это вовремя, даже если мы начнем прямо сейчас.

– Ну так и начинайте сейчас, – сказал я. – Соглашайтесь на разумное предложение.

Он посмотрел на меня с отвращением.

– Клэр, разве мы не в состоянии договориться? – Он перешел на умоляющий тон. – Разве мы не можем обойтись без этого типа, сующего свой нос в наши дела?

– По-моему, он все делает правильно, – сказала она. Доннер быстро проговорил:

– Полтора миллиона.

– Четыре с половиной, – флегматично сказала Клэр.

Говард негодующе фыркнул, а Доннер сказал:

– Мы все время идем вам навстречу, мисс Трэнаван, но вы не делаете никаких попыток ответить нам тем же.

– Всего лишь потому, что я знаю цену моих владений.

Я сказал:

– Ладно, Доннер. И мы пойдем вам навстречу: скажем, четыре с четвертью.

– Ради Бога! – воскликнул Говард. – Разве он имеет право вести переговоры от твоего имени, Клэр?

– Да, – сказала она, глядя прямо на него.

– К черту, – сказал он. – Я не имею дела с разорившимися геологами, для которых наскрести два цента – уже проблема.

– Тогда наши переговоры закончены, – сказала Клэр и встала.

Я никогда не восхищался ею больше, чем в этот момент. Она поверила в человека, которого едва знала, и от этого меня бросило в жар.

Вмешался Доннер.

– Не будем так торопиться. – Он локтем толкнул Говарда. – Вот мое предложение, Бойд, чистых два миллиона долларов и ни цента больше.

Доннер казался спокойным, но Говард был готов сорваться с цепи. Он прибыл сюда, надеясь заполучить пятимиллионную собственность за полмиллиона, и получил отпор, что ему совершенно не понравилось. Но в какой-то момент я усомнился, что поступаю правильно: в конце концов, моя прикидка могла быть и неверной, я ведь никак не был связан с лесом, а старый Вейстренд был всего-навсего работником по дому.

Я почувствовал, что пот ручьем течет у меня по спине, когда сказал:

– Не пойдет.

Говард взорвался.

– Все! – закричал он. – Конец! Доннер, уходим отсюда, к черту! У тебя не советник, а дурак, Клэр. Даже человеку, заблудившемуся в пустыне, он не сможет посоветовать, как тому сделать глоток воды. Когда захочешь принять наше последнее предложение, приходи. Знаешь, где меня найти.

Он направился к двери. Я взглянул на Доннера, который явно не хотел уходить, и понял, что в конце концов я оказался прав. Доннер был готов продолжать обсуждение условий сделки и сделать новое предложение. Но он уже утерял контроль над Говардом, как я и предполагал. Того уже обуяла ярость, и он не дал бы Доннеру возможности вести переговоры дальше. То, чего я боялся, кажется, должно было вот-вот произойти. И я сказал:

– Наступило время посмотреть, кто здесь мужчина и кто мальчик. Клэр, позови старого Вейстренда.

Она взглянула на меня с удивлением, но послушно вышла, и было слышно, как она звала его. Говард смотрел на меня в нерешительности. Доннер задумчиво взирал на меня. Клэр возвратилась.

– Я предупреждал тебя, Говард, – сказал я, – что твоему старикану это не понравится. Если ты выпустишь из рук хорошую сделку, на которой можно сделать большие деньги, я не думаю, что он позволит тебе оставаться во главе Компании Маттерсона. Что скажете, Доннер?

– Что вы хотите, чтобы я сказал? – сказал Доннер, криво улыбаясь.

Я обратился к Клэр:

– Принеси бумагу и перо. Напиши официальное письмо Маттерсону, в котором предложи ему право рубки за четыре с четвертью миллиона долларов. Он собьет цену до четырех и все же спокойно положит в свой карман миллион долларов. И скажи ему, что предпочитаешь иметь дело с мужчиной, а не с мальчишкой. Пусть Вейстренд сегодня же доставит это письмо.

Клэр подошла к письменному столу и села. Говард, по-моему, готов был наброситься на меня, но Доннер схватил его за пальто и потянул назад. Они оба отошли в сторону, и Доннер начал что-то яростно шептать Говарду на ухо. Я прекрасно знал, что он говорил. Если письмо дойдет до Булла, это будет означать признание Говардом факта, что он провалил серьезное дело. Из того, что я уже успел увидеть, легко было сделать вывод, что старик относится к сыну с презрением, недаром он приставил к нему Доннера в качестве няньки. Булл Маттерсон никогда не простит Говарду, что тот чуть не потерял миллион долларов.

Вошел Вейстренд. Клэр взглянула на него и сказала:

– Пожалуйста, отвези это письмо в Форт-Фаррелл, Мэтью.

Шепот в углу перерос в шипение, и Говард пожал плечами. Доннер сказал решительно:

– Подождите минутку, мисс Трэнаван. – Затем он обратился прямо ко мне, и на этот раз в его тоне не прозвучало сомнения, что у меня есть право вести переговоры. – Вы имеете в виду, Бойд, что вы берете четыре миллиона долларов?

– Мисс Трэнаван возьмет.

Его губы на мгновение сжались.

– Хорошо. Я уполномочен согласиться. – Он вынул из кармана контракт. – Все, что нужно, – это обозначить сумму и получить подпись мисс Трэнаван при свидетелях.

– Я ничего не подпишу, пока мой адвокат все не проверит, – холодно сказала Клэр. – Вам придется подождать.

Доннер кивнул головой. Он и не ожидал ничего другого, так как сам был законником.

– По возможности поторопитесь. – Он вынул ручку, заполнил графу посредине листа, затем сунул ручку в руку Говарду. – Подпишите.

Говард поджал губы и размашисто расписался. Выпрямившись, он ткнул в мою сторону дрожащим пальцем.

– Смотри, Бойд, ой, смотри. Больше тебе не удастся так вести себя со мной.

Я улыбнулся.

– Говард, в порядке утешения скажу тебе, что у тебя здесь не было никаких шансов. Во-первых, мы прекрасно знали, что имели, и, во-вторых, мне пришлось долго уговаривать Клэр согласиться на продажу. Ее это не интересовало, а это большое преимущество при деловых переговорах. Тебе нужна была сделка, непременно. Твой старик ее бы не упустил.

Доннер сказал:

– Видите? Я заверяю подпись мистера Маттерсона. – Он расписался и положил бумагу на стол. – Я думаю, это все.

Говард повернулся на каблуках и вышел, не произнеся ни слова. Доннер последовал за ним. Клэр медленно разорвала письмо, которое она написала, и сказала Вейстренду:

– Необходимость ехать в Форт-Фаррелл отпала, Мэтью.

Тот потоптался на месте, потом рот его растянулся в улыбке.

– Кажется, вас хорошо опекают, мисс Клэр. – Он взглянул на меня дружелюбно и ушел.

Я вдруг почувствовал, что у меня подкашиваются ноги, и сел. Клэр сказала деловито:

34
{"b":"5387","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Пассажир своей судьбы
Стеклянное сердце
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь
Темные стихии
Чертов нахал
Патриотизм Путина. Как это понимать
Записки путешественника во времени