ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О, доктор Уоррен! Как давно мы вас не видели. – Внезапно тень тревоги легла на ее лицо. – Вы не по поводу Джимми, нет? С ним ничего не случилось?

Уоррен ободряюще улыбнулся.

– Насколько я знаю, нет, миссис Паркер.

Он почувствовал, что у нее отлегло от сердца.

– О! – воскликнула она, – тогда все в порядке. Вы хотите повидать Джимми? Его сейчас нет, он пошел в молодежный клуб.

– Я хочу повидаться с Дэном, – сказал Уоррен. – Просто так, поболтать.

– Ой, да что ж это я, – спохватилась миссис Паркер, – держу вас на пороге. Заходите, доктор. Дэн только что вернулся, он сейчас наверху, умывается.

Уоррен уже знал, что Дэн Паркер вернулся только что. Он не хотел встречаться с ним в гараже, где тот работал, и, сидя в машине, ждал, пока он отправится домой. Миссис Паркер, пригласив Уоррена в гостиную, сказала:

– Я пойду скажу ему, что вы пришли.

Она вышла, и Уоррен стал изучать комнату. Он задержал свой взгляд на трех глиняных утятах, на фотографиях детей на комоде и молодого Дэна Паркера в форме военного моряка. Ждать пришлось недолго. Паркер вошел в гостиную и протянул руку:

– Вот уж не ждали вас, доктор. Очень приятно.

Уоррен пожал большую мозолистую руку Паркера.

– Я как раз недавно говорил Сэлли, – продолжал Паркер, – о том, что вы, к сожалению, редко заходите к нам.

– Может, это и к лучшему, – печально заметил Уоррен. – Вон как я переполошил миссис Паркер.

– Да, – согласился Дэн, – я понимаю, что вы имеете в виду. Тем не менее, нам бы все же хотелось встречаться с вами по-дружески. – В его речи чувствовался ланкаширский акцент, хотя он уже много лет жил в Лондоне. – Садитесь, доктор. Сейчас Сэлли принесет чай.

– Я пришел к вам… э-э… по делу.

– Ну что же, поговорим, только после чая, ладно? Кстати, Сэлли должна будет уйти. Ее младшей сестре что-то нездоровится, и надо посидеть с ребенком.

– Сочувствую, – сказал Уоррен. – А как Джимми?

– Спасибо, все хорошо. Вы спасли его, доктор. Вам удалось внушить ему страх Божий, и я слежу, чтобы он не принялся за старое.

– На вашем месте я был бы с ним помягче.

– Строгость ему не повредит, – возразил Паркер. – Надеюсь, он позабудет это баловство. – Он вздохнул. – Что за молодежь теперь пошла, не возьму в толк. Когда я был парнем, такого не было. Если б мне такое взбрело в голову, мой отец мигом вправил бы мне мозги ремнем. Рука у него была тяжелая, у отца. – Он покачал головой. – Да разве я посмел бы!

Уоррен привык к этим банальным родительским жалобам и покорно без тени улыбки их выслушивал.

– Да, – сказал он серьезно. – Все меняется.

Сэлли принесла чай и настояла на том, чтобы Уоррен попробовал домашних пирогов и лепешек. Пока она разливала чай, Уоррен исподволь разглядывал Паркера и размышлял о том, как лучше начать щепетильный разговор и максимально заинтересовать Паркера.

Дэниэлу Паркеру было сорок лет. Он пришел на флот в последние месяцы войны и решил связать с ним свою судьбу. После войны он упорно продвигался по службе, хотя каждое новое звание давалось нелегко. Войну он закончил в чине старшины и рассчитывал стать офицером. Но в 1962 году торпеда, сорвавшись с креплений, повредила ему ногу, и на этом его морская карьера окончилась.

Он демобилизовался с одной ногой короче другой, с пенсией по инвалидности и без работы. Впрочем, работу он нашел сразу – у него были золотые руки. С 1963 года он работал механиком в гараже. И его хозяин, думал Уоррен, должен был быть счастлив иметь такого работника.

Миссис Паркер взглянула на часы и воскликнула:

– Ах, я ведь опаздываю. Извините меня, доктор.

– Ничего, миссис Паркер, – сказал Уоррен, вставая.

– Иди, дорогая, – сказал Паркер. – Я помою посуду, и мы спокойно посидим с доктором, поговорим.

Миссис Паркер ушла, и Паркер, достав короткую трубку, стал набивать ее табаком.

– Вы вроде хотели поговорить со мной о деле, доктор. – Он посмотрел с любопытством на Уоррена, затем улыбнулся. – Может, вам нужен новый автомобиль?

– Нет, – сказал Уоррен. – А как дела в гараже, Дэн?

Паркер пожал плечами.

– Да как всегда. Вообще-то скучновато, хотя я время от времени кое-что придумываю, изобретаю. – Он улыбнулся. – В большинстве случаев меня донимают девицы. Вот недавно одна приехала, жалуется, что ее машина сжирает слишком много бензина. Я проверил – все в порядке. На следующий день опять приезжает. Он чиркнул спичкой. – Я опять проверяю, опять говорю – все нормально. Она ни в какую. Я сказал: "Мисс Хэмптон, давайте проедем вместе с вами, посмотрим на ходу". Ну, садимся. Первое, что она делает, – оттягивает ручку подсоса и вешает на нее сумочку. Оказывается, она была уверена, что эта ручка для того и предназначена. – Он неодобрительно покачал головой.

Уоррен засмеялся.

– Вы ведь давно расстались с флотом, Дэн?

– Да, это точно, – мрачно подтвердил Паркер. – И я по нему скучаю, знаете ли. Но что поделаешь? – Он рассеянно похлопал по больной ноге. – Да и для Сэлли и детей так лучше, правда, жена привыкла к моим долгим отлучкам.

– А по чему именно вы скучаете, Дэн?

Паркер в задумчивости попыхтел трубкой.

– Трудно сказать. Наверное, мне не хватает хорошей техники. Ремонт обычных автомобилей – рядовое ремесло. А мне подавай что-нибудь посложнее.

Уоррен осторожно спросил:

– А если бы я предложил вам тряхнуть стариной, вы бы согласились?

Паркер вынул трубку изо рта.

– Что вы имеете в виду, доктор?

– Мне нужен человек, который разбирается в торпедах, – напрямик сказал Уоррен.

Паркер заморгал глазами.

– Вообще-то, я вроде бы разбираюсь, но я не понимаю… – голос его как-то потух, он замолчал, растерянно глядя на Уоррена.

– Ну, предположим, мне нужно переправить какой-нибудь груз не очень тяжелый, но очень ценный в другую страну, имеющую выход к морю. Торпеда годится?

Паркер почесал в затылке.

– Я об этом не задумывался, – сказал он, ухмыляясь, – но идея неплохая. Вам нужно что-нибудь укрыть от налогов? Швейцарские часы?

– А как насчет героина?

Паркер окаменел и уставился на Уоррена так, словно у того вдруг выросли хвост и рога. Трубка выпала у него из рук.

– Вы что, серьезно? Никогда не поверю.

– Я вполне серьезно, Дэн, – сказал Уоррен, – я потом вам все объясню. Только скажите, в принципе это возможно?

Последовала долгая пауза, потом Паркер поднял трубку и сказал:

– Вполне. Старая торпеда Марк-XI несла боеголовку весом более семисот фунтов. Туда можно натолкать много этого героина.

– А расстояние?

– Максимум пять тысяч пятьсот ярдов, если предварительно нагреть батареи, – не задумываясь ответил Паркер.

– Черт! – воскликнул Уоррен разочарованно. – Этого недостаточно. Вы упомянули батареи. Они что, с электродвигателем?

– Да, между прочим, идеальный вариант для контрабанды. Никаких пузырей.

– Но такое расстояние меня не устраивает, – сказал Уоррен уныло. – Стало быть, идея неосуществима.

– А что вам, собственно, нужно? – спроси Паркер, зажигая спичку.

– Мне нужно, чтобы некий корабль, находящийся за пределами территориальных вод Соединенных Штатов, выпустил торпеду в сторону берега, и она благополучно достигла его. Это – двенадцать миль, больше двадцати одной тысячи ярдов.

– Да, дистанция приличная, – сказал Паркер, пытаясь раскурить трубку. Он долго возился, чиркая спичками. Наконец, он с удовольствием затянулся и произнес: – Но, может быть, ее и можно преодолеть.

Уоррен мгновенно преобразился.

– Неужели?

– Марк-XI выпускается с 1944 года, с тех пор многое изменилось, – задумчиво произнес Паркер. Он взглянул на Уоррена. – А где вы торпеду-то достанете?

– Ну, об этом я пока не думал. Вообще-то есть у меня на примете один американец, он в Швейцарии, имеет доступ к военному снабжению. У него столько всего, что он всю британскую армию может экипировать. Наверняка и торпеды у него есть.

9
{"b":"5388","o":1}