ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вы ведь ничего ей, надеюсь, не снимали?

Рэндолл решил играть в открытую.

- А какая была бы разница?

- Никакой. - Но вид у Милта Десмонда был очень встревоженный. Дело в том, что я и мой брат хотим эту камеру, и согласны за нее заплатить.

- Сколько?

- Любую разумную сумму. Пятьсот долларов.

Рэндолл почувствовал, как вдоль его спины пробежал холодок возбуждения. Его догадки оказались верны. Но когда он заговорил, в голосе его прозвучало притворное удивление.

- За камеру ценой в сорок долларов?

- Уверен, мистер Ламли объяснил вам, почему мы так заинтересованы - это последнее приобретение в коллекции отца - и для нас это вопрос личной привязанности...

- Не вешайте мне лапшу на уши. За такие деньги здесь явно должно быть нечто большее.

Десмонд нахмурился. - Мы с Майком знаем только то, что наш отец занимался магией.

- Разумеется. Ламли говорил мне, что он был эстрадным магом.

- Я не имею в виду сценические иллюзии. Его хобби были оккультные явления.

- Он верил в эту чушь?

- Поначалу нет. На сцене он разоблачал фальшивых медиумов и свихнувшихся мистиков. Но чем глубже он исследовал, тем больше убеждался, что некоторые области психики обладают реальной силой. Был один человек - я даже не знаю его имени - с которым отец тесно сотрудничал. Он утверждал, что способен предсказывать будущее.

- Ясновидение?

- Больше, чем ясновидение. Он полагал, что существуют силы, контролирующие наши жизни, и которые наука отказывается признавать. Когда хироманты, астрологи и ясновидящие делают правильные предсказания, они отвергаются как случайная догадка или совпадение. Но он полагал, что если подобные силы могут быть продемонстрированы через посредство какого-либо механического устройства, но эта демонстрация будет воспринята как настоящее доказательство. Он разрабатывал свой метод, но умер от сердечного приступа всего за несколько недель до смерти отца. В последнем письме ко мне и Майку папа написал, что когда мы вернемся, он покажет нам нечто важное.

- Камеру?

- Не знаю. Быть может, все это чушь, но Майк думает... Десмонд внезапно смолк и глубоко вдохнул. - Я дам вам тысячу долларов.

- За то, что может оказаться фальшивкой? - улыбнулся Рэндолл.

- Я согласен рискнуть.

Десмонд потянулся к бумажнику, но Рэндолл покачал головой.

- Сперва дайте мне подумать.

- Но мистер Рэндолл...

- Вы остановились в доме вашего отца в Клермонте? Хорошо, тогда я свяжусь с вами вечером.

- А пораньше нельзя?

- Вечером.

Рэндолл поднялся и проводил посетителя к двери, потом остался понаблюдать, как тот идет по дорожке и садится в машину. Десмонд улыбался, но Рэндолл продолжал смотреть.

Едва Десмонд завел машину и тронулся, его улыбка исчезла, и борода застыла в гримасе гнева и отчаяния.

Рэндолл отвернулся. Хорошо, что он подождал - такое выражение ни с чем не спутаешь. Парень здорово потрясен, и наверняка клянет себя за то, что выболтал так много про камеру. Теперь он гадает, как поступит Рэндолл.

Прекрасно, теперь они должны решить все вдвоем. А он пока что не знал, как поступить. Тысяча долларов - это тысяча долларов. Но с другой стороны, если камера может предсказать, как человек умрет..

Кое для кого такая информация окажется очень ценной. Старики, больные раком или сердечными болезнями богачи... они захотят это знать. Допустим, есть доктор, который их лечит и сможет гарантировать, что они оправятся от болезни или без проблем перенесут операцию. Молва о таком докторе быстро разлетится, и обладать такой властью будет стоить гораздо больше тысячи долларов.

Так прикинул он, и браться Десмонд наверняка пришли к такому же выводу. Не удивительно, что им так не терпится получить камеру обратно. У Милта Десмонда на лице было выражение безнадежного неудачника.

Безнадежного неудачника....

Рэндолл нахмурился, когда эта мысль пришла к нему в голову. Допустим, он придет вечером к Десмонду и скажет, что сделка не состоится. Насколько далеко сможет зайти парень в своем стремление получить желаемое?

Есть только один способ узнать это наверняка.

Рэндолл подошел к столу, вынул камеру и пришел с ней в спальню. Там он встал перед большим зеркалом на двери ванной и направил камеру на свое отражение.

Он помедлил, чувствуя как внутри него начинает шевелиться страх, а руки, держащие камеру - дрожать. Действительно ли он готов узнать свое будущее?

Но у него нет выбора. Рэндолл собрался с духом и нажал кнопку. Потом выдернул карточку и подошел с ней к окну, глядя, как проявляется фотография.

Вот стоит он перед зеркалом, держа в руках камеру. На мгновение охватившая его поначалу паника спала... пока он не понял, что проявление еще не закончилось. Теперь за снимке за его спиной начало появляться другое изображение. Рэндолл уставился на каштановые волосы, аккуратно подстриженную песочную бородку, и узнал Милта Десмонда. Да, Милт Десмонд - с яростью на лице и ножом в занесенной руке.

Изображения не лгут, и то, что он подозревал, оказалось правдой. Милт Десмонд собирается его убить.

В том случае, разумеется, если он не отдаст ему камеру. Отдаст то, что может стоить... быть может, миллион долларов?

- Ни за что, - пробормотал Рэндолл.

Потом он все обдумал и ухмыльнулся.

Этим вечером он сел в машину, приехал к дому Десмонда в Клермонте и постучал в дверь. Милт Десмонд впустил его.

- Вы один? - спросил Рэндолл.

- Конечно. - Лицо Десмонда немного расслабилось, когда он заметил в руке Рэндолла с надетой перчаткой пакет из оберточной бумаги. - Вы привезли камеру. Давайте посмотрим.

- Нет. Сперва я хочу увидеть деньги.

Десмонд улыбнулся и полез за бумажником. Рэндолл выхватил из пакета револьвер и выстрелил ему в сердце.

Все было проделано чисто. С одного метра промахнуться невозможно, и глушитесь сработал прекрасно. Тишину не нарушил даже стук упавшего тело, потому что Рэндолл успел его подхватить.

Он выволок его через черный ход в переулок, где оставил машину с заранее открытым багажником. В соседних домах было темно Рэндолл проверил их все, прежде чем заходить - и меньше чем через минуту тело уже лежало в багажнике, а Рэндолл вел машину.

4
{"b":"53885","o":1}