ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Верно, — согласился Харрис — Теперь мы подошли к следующему вопросу. Кто послал Нискеми в Англию и почему? Капо Нискеми является Джек Гатт, но Джек мог оказать услугу какому-нибудь другому капо. Хотя я так не думаю.

— Гатт! — воскликнул я. — Он находился в Англии в то время, когда мой брат умер.

Харрис покачал головой.

— Нет, его там не было. Я проверял его. В день смерти вашего брата он находился в Нью-Йорке.

— Но он хотел купить кое-что у Боба, — сказал я. — Он сделал предложение в присутствии свидетелей. Он был в Англии.

— Воздушные путешествия — удивительная штука, — заметил Харрис — Вы можете покинуть Лондон в десять утра и оказаться в Нью-Йорке в полдень — по местному времени. Определенно Гатт не убивал вашего брата. — Он поджал губы, а затем добавил: — По крайней мере персонально.

— Кто он такой и чем занимается?

— Глава преступного мира в Детройте, — быстро ответил Харрис — Его владениями являются Мичиган и приличный кусок Огайо. Настоящее имя Джакомо Гаттини американизировано до Джека Гатта. В Организации он стоит не слишком высоко, но все же является капо, и это делает его важным.

— Я думаю, вам лучше объяснить все поподробнее.

— Хорошо. Организация контролирует преступность, но это не централизованный бизнес, как, скажем, в Дженерал Моторс. На самом деле в ней много свободы; настолько много, что временами разные части Организации вступают в конфликт друг с другом. Это называется война гангстеров. Но она плохо сказывается на бизнесе, слишком сильно привлекает внимание копов, поэтому время от времени все капо собираются на совещание, своего рода совет директоров, чтобы разрешить все разногласия. Они распределяют территории, успокаивают горячие головы и решают, когда и как принуждать выполнять установленные правила.

Это был грубый и примитивный мир, который вторгся на ферму Хентри в далеком Девоне. Я спросил:

— Как они это делают?

Харрис пожал плечами.

— Предположим, что капо типа Гатта решил проигнорировать высшее начальство и сделать что-нибудь по-своему. Довольно скоро в городе появится молодой преступник, подобный Нискеми, который пристукнет Гатта и скроется. Если он ошибется, то очередную попытку сделает кто-нибудь другой, и так до тех пор, пока один из них не преуспеет. Гатт знает это, поэтому и не нарушает правила. Ведь пока он их соблюдает, он капо — король на своей территории.

— Понимаю. Но почему Гатт поехал в Англию?

— Ах, — произнес Харрис — Теперь мы подобрались к самому интересному. Давайте получше взглянем на Джека Гатта. Это американский мафиози в третьем поколении. Он не бедный крестьянин, который недавно покинул Сицилию и не умеет говорить по-английски, и не полуобразованный бандит, каким был Капоне. Джек цивилизован, Джек культурен. Его дочь закончила школу в Швейцарии, один сын учится в престижном колледже на востоке, другой занимается своим собственным бизнесом — законным бизнесом. Джек ходит в оперу и на балет; я даже слышал, что он оказывает существенную финансовую поддержку одной балетной труппе. Он собирает картины, и когда я говорю собирает, то не имею в виду, что он их крадет. У него, как и у других миллионеров, завязаны отношения с галереей Парки-Бернет в Нью-Йорке, а также с Сотбис и Кристис в Англии. У него очаровательная жена и прекрасный дом, связи в высшем обществе и репутация безупречно честного человека среди самых добропорядочных людей, никто из которых не знает, что он занимается чем-то еще, кроме законного бизнеса. Разумеется, он занимается и им тоже, я не удивлюсь, если вдруг окажется, что он является одним из ваших крупнейших акционеров, мистер Фаллон.

— Я это проверю, — мрачно сказал Фаллон. — А от чего он получает свою основную прибыль, ее незаконную часть?

— Азартные игры, наркотики, проституция, вымогательство, покровительство, — произнес Харрис скороговоркой. — Во всех возможных комбинациях и сочетаниях. Путь Гатта наверх усеян человеческими жертвами.

— О Боже! — воскликнул Фаллон.

— Это только может быть, — сказал я, — Но почему Нискеми так внезапно проник на ферму? Фотографии подноса в газетах появились всего несколькими днями раньше… Как Гатту удалось так быстро напасть на след?

Харрис вопросительно посмотрел на Фаллона. Фаллон мрачно сказал:

— Вы можете узнать всю историю целиком. Я был возмущен обвинениями Халстеда в том, что я украл у него письмо Виверо, и поэтому поручил Харрису проверить этот факт. — Он кивнул Харрису.

— Человек Гатта следил за мистером Фаллоном и возможно за Халстедом тоже, — сказал Харрис — Вот как он обо всем узнал.

Письмо Виверо и на самом деле было у Халстеда, перед тем как попало к мистеру Фаллону. Он купил его здесь, в Мексике, за 200 долларов. Затем он отвез его в Штаты — в то время он жил в Виргинии, и его дом был ограблен. Среди украденных вещей оказалось и письмо. — Он сложил кончики пальцев вместе и сказал: — Я думаю, что письмо Виверо взяли чисто случайно. Оно лежало в запертом кейсе, который забрали вместе с остальными вещами.

— Какими вещами? — спросил я.

— Домашней утварью. Телевизор, радиоаппаратура, часы, кое-какая одежда и немного денег.

Фаллон бросил на меня сардонический взгляд.

— Вы можете себе представить, что меня интересует ношеная одежда?

— Я думаю, что это была работа мелкого взломщика, — сказал Харрис — От вещей, пользующихся широким спросом, легко избавиться — существует большое количество не слишком разборчивых перекупщиков, которые этим занимаются. Осмелюсь предположить, что вор был разочарован содержимым кейса.

— Но письмо оказалось у добропорядочного человека — Джеррисона, — заметил я. — Как оно попало ему в руки?

— Меня и самого это удивило, — сказал Харрис — И я тщательно проверил Джеррисона. Его репутация оказалась небезупречной. Нью-йоркские копы уверены, что он скупщик краденого высшего разряда. Открылась одна любопытная деталь — Джеррисон в дружеских отношениях с Джеком Гаттом. Он останавливается в доме Джека, когда бывает в Детройте.

Он наклонился вперед.

— Теперь чисто гипотетическая реконструкция событий. Взломщик, проникший в дом Халстеда, обнаружил у себя письмо Виверо, которое не могло ему принести никакой выгоды, поскольку даже если он понимал, что оно имеет какую-то ценность, то не представлял, какую именно, и не знал, где его можно безопасно продать. Хотя существуют различные пути и способы. Я полагаю, что оно путешествовало по каналам преступного мира, пока не попало в руки человека, способного распознать его ценность, — и наверняка это был не кто иной, как Джек Гатт, культурный гангстер, имеющий собственный небольшой музей. И хотя я не знаю содержания этого письма, но полагаю, оно настолько заинтересовало Гатта, что он путем проверки установил его источник — Халстеда.

— А как насчет Джеррисона?

— Может быть, с его помощью Гатт захотел узнать мнение независимого эксперта, — сказал Харрис мягко. — Мы с мистером Фаллоном обсудили это и пришли к некоторым заключениям.

Фаллон выглядел смущенным.

— Э… дело было так… я… э… я заплатил Джеррисону за письмо 2000 долларов.

— Ну и что? — спросил я.

От отвел глаза.

— Я знал, что цена слишком низкая. Оно стоит значительно больше.

Я усмехнулся.

— Вы подумали, что оно может быть… сюда подойдет слово «горячее», мистер Харрис?

— Подойдет, — ответил Харрис.

— Нет, — бурно запротестовал Фаллон. — Я подумал, что Джеррисон допустил ошибку. Если перекупщик ошибается, то это его дело — они достаточно часто обчищают нас коллекционеров. Я решил, что на этот раз я обчищу Джеррисона.

— Но с тех пор вы изменили свое мнение.

Харрис сказал:

— Я думаю, что мистер Фаллон заглотил наживку, которую Гатт подбросил ему через Джеррисона, чтобы просто посмотреть, что он будет делать. Он не мог положиться на Халстеда, который, по его мнению, всего лишь молодой и неопытный археолог. Но если он передаст письмо мистеру Фаллону, авторитетному специалисту в своей области, и затем мистер Фаллон начнет движение по тому же маршруту, что и Халстед, то Гатт может быть уверен, он на правильном пути.

24
{"b":"5389","o":1}