ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нам это напоминает подмену понятий вроде эмоционального определения музыки, когда человек говорит, что «музыка – это то, что звучит хорошо». Его утверждение правильно, но не имеет отношения к опыту восприятия.

Антропный принцип позволяет нам не слишком беспокоиться о том, что в действительности мы не имеем права на существование. Если основываться на одном из двух подходов – антропном или религиозном, то второй сценарий по крайней мере делает попытку перевести проблему в другую плоскость вместо того, чтобы игнорировать ее за словесной казуистикой.

Большинство людей с научным складом ума, вероятно, придерживаются теории, согласно которой люди, как и все живые существа, являются продуктом миллиардов лет случайной эволюции. Однако самый знаменитый из современных ученых Альберт Эйнштейн был совершенно не согласен с тем, что природа основана на случайности. Однажды он сказал о квантовой физике: «Бог не играет в кости».

Чем больше мы смотрим на развитие нашей планеты и ее превращение в рай для живых существ, тем большее удивление мы испытываем. Чудо жизни на Земле возникло благодаря узкому температурному диапазону, обеспечивающему нас жидкой водой, а Луна поддерживает угол наклона земной оси, обеспечивающий благоприятный для жизни климат. Самым по-разительнььм образом акт сотворения Луны создал первое звено в цепочке событий, которое привело к нашему с вами существованию!

В 1911 г. блестящий молодой ученый Альфред Лотар Вегенер, работая в библиотеке Марбургского университета в Германии, обнаружил научную статью, где перечислялось множество идентичных видов растений и животных, которые можно встретить по обе стороны Атлантики. Хотя Вегенер рано защитил диссертацию по астрономии, его особенно интересовала геофизика – область науки, которая в то время находилась в младенчестве.

Содержание статьи заинтересовало Вегенера, и он начал искать другие примеры сходных растений и животных, разделенных океанами. В то время не было никаких разумных объяснений такого положения дел. Выдвигалась гипотеза о существовании сухопутных перешейков, существовавших в глубокой древности и позволявших растениям и животным перемещаться между континентами. Однако многие факты нельзя было объяснить таким образом.

Вегенер, как и другие до него, обратил внимание на ряд случаев, когда береговая линия одного континента хорошо совмещалась с очертаниями другого континента, одним из примеров чего является западное побережье Африки и восточное побережье Южной Америки. Он также обнаружил, что, если рассматривать очертания континентального шельфа, а не береговой линии, совпадение часто оказывается еще более точным.

Вегенер задал вопрос: что, если эти аномалии объясняются не существованием сухопутных перешейков, а тем, что континенты некогда были соединены в один большой континент, который каким-то образом распался и разошелся в стороны? Впоследствии он написал об этом: «Убежденность в глубинной здравости этой идеи укоренилась в моем разуме».

Долгое время Вегенер собирал новые образцы флоры и фауны, а также другие свидетельства, подкреплявшие его первоначальную гипотезу. К примеру, он обнаружил окаменелые останки растений и животных в тех местах, где климат значительно отличался от условий их жизни, – таковы были останки древних тропических растений на Шпицбергене в Арктике.

На основе всех собранных свидетельств Вегенер пришел к выводу, что континенты некогда составляли единое целое, которое он назвал «Пангеей», что по-гречески означает «вся Земля». Он предположил, что этот суперконтинент раскололся и начал дрейфовать в разные стороны 300 млн. лет тому назад. Вегенер назвал этот процесс континентальным дрейфом, и хотя не он первым предположил существование единого континента, но именно он предоставил достаточно веские доказательства в поддержку своей гипотезы. Он впервые опубликовал свои открытия в книге «Происхождение континентов и океанов». Несмотря на блестящую аргументацию, его идеи в то время не нашли понимания.

Мистерия Луны - i_012.jpg

На Альфреда Вегенера обрушился настоящий поток научного презрения и высокомерия. Это случилось по двум причинам: во-первых, его теория была революционной и неизбежно сталкивалась с консервативными мнениями других специалистов, а во-вторых, хотя Вегенер был уверен в существовании континентального дрейфа, у него не было убедительного механизма, объясняющего этот процесс. Он мог лишь предполагать, что континенты под воздействием центробежных и приливных сил при вращении Земли вокруг своей оси просто «вспахивали» поверхность планеты.

Его оппоненты справедливо указывали, что в таком случае в береговых линиях континентов вряд ли сохранилось бы первоначальное совпадение, которое можно наблюдать до сих пор, напротив, оно исказилось бы до неузнаваемости. Считалось также, что приливные и центробежные силы слишком слабы для движения целых континентов.

Бедному Альфреду Вегенеру не представилось случая глубже разобраться в этой проблеме. Он умер в 1930 г., когда принимал участие в спасательной миссии по доставке продуктов отряду ученых и изыскателей, терпевшему бедствие в Гренландии.

Вегенер имел некоторых известных сторонников, но в целом его идеи оставались невостребованными вплоть до 1950-х гг, когда новое понимание геофизического строения Земли начало согласовываться с гипотезой континентального дрейфа. Вегенер заблуждался относительно механизма движения континентов, но был абсолютно прав в своей основной предпосылке. Континенты не «вспахивают» поверхность планеты, а «плавают» на астеносфере – подстилающем слое вязких горных пород между земной корой и мантией. Астеносфера находится под таким огромным давлением и нагревается до такой высокой температуры, что становится больше похожа на патоку, чем на твердую породу.

Идеи Вегенера были подтверждены изучением горных хребтов. До него большинство ученых придерживались так называемой контракционной теории. Предполагалось, что Земля начала свое существование в виде расплавленного шара; при остывании он растрескивался, что приводило к процессам складкообразования. Эта складчатость, согласно теории, приводила к образованию горных хребтов. Но главная проблема заключалась в том, что тогда все горные хребты должны были бы иметь одинаковый возраст, что никак не соответствовало действительности. Вегенер предположил, что горы постоянно образуются при столкновении континентальных масс, когда огромное давление приводит к деформации и выталкиванию горных пород вдоль линии контакта.

За год до смерти Альфреда Вегенера появились новые косвенные свидетельства в поддержку его теории, но в то время они получили прохладный прием. В 1929 г. Артур Холмс, физик Имперского колледжа наук в Лондоне, предположил, что в земной мантии происходят процессы «термальной конвекции». Мантия Земли является регионом, расположенным под внешней корой и астеносферой. Она простирается вплоть до земного ядра. Ее состав изменяется с ростом давления и температуры, но именно она составляет большую часть Земли.

Известно, что, когда вещество нагревается, его плотность уменьшается. По отношению к мантии это должно означать, что нагретое вещество поднимается к поверхности, где оно постепенно остывает, становится плотнее и снова опускается. Каждый знает этот процесс: овсянка, которая варится в кастрюле, уплотняется. Холмс был увлечен идеей Вегенера о континентальном дрейфе и предположил, что огромное давление, создаваемое термальной конвекцией, действует как конвейерная лента. В ходе этого процесса континенты распадаются и расходятся друг от друга по поверхности планеты.

В течение многих лет к этим идеям относились пренебрежительно, но потом эмпирические знания начали согласовываться с теоретическими. В 1960-х гг. ученые многое узнали об океанических хребтах – регионах, где действительно происходила термальная конвекция. Они также убедились, что океанические впадины вместе с островными дугами возникают у континентальных окраин. Все это означало, что конвекция не только вероятна, но действительно существует. Двое других ученых, Р. Дитц в 1961 г. и Гарри Гесс в 1962 г., независимо друг от друга опубликовали сходные гипотезы, основанные на мантийных конвекционных потоках и континентальном дрейфе, которые впоследствии стали общепринятыми.

19
{"b":"539","o":1}