ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Какие наши роды
Мобильник для героя
Валериан и Город Тысячи Планет
Загадочные убийства
Любовница маркиза
Аюрведа. Пищеварительный огонь – энергия жизни, счастья и молодости
Вторая брачная ночь
Любовный талисман
Блуждание во снах
A
A

Джефферсон привел ряд доводов в пользу этой теории, указав на то, что фут, состоящий из 12 дюймов, был непосредственно связан с унцией (мерой веса) через использование кубических величин. Он сказал: «В результате тщательных экспериментов выяснилось, что кубический фут дождевой воды весит 1000 имперских унций».

То, что в кубическом футе содержится 1000 унций дождевой воды – не 999 или 1001, а ровно 1000, – могло быть простым совпадением, но Джефферсон так не думал. Мы присоединяемся к его мнению. Именно Джефферсон предложил единицы измерения, заинтересовавшие нас; они так и не были приняты, но их свойства поразительны.

Логический ум Джефферсона также навел его на мысль использовать маятник для превращения единицы времени в единицу длины. Он решил, что должен взять маятник с периодом колебания равным 1 секунде в качестве основы для своей системы измерений. Разумеется, Джефферсон не имел представления, что само понятие «секунда» зародилось в шумерской культуре и что оно с самого начала появилось благодаря использованию маятника. При этом Джефферсон ввел новшество, предложенное ему неким Грэмом из Филадельфии: он пользовался жестким маятником из очень тонкого металла без груза на конце, поскольку такой тип маятника (называемый анкерным маятником или анкером) обладает большей точностью, чем традиционный маятник. Анкер должен быть ровно на 50% длиннее обычного маятника, чтобы иметь такой же период колебаний. Устройство Джефферсона с периодом колебания 1 раз в секунду, известное как секундный маятник, имело длину 149,158145 см.

Во времена Джефферсона мир ничего не знал о шумерской культуре, и он не подозревал, что маятник с периодом колебания 1 раз в секунду имел длину ровно 3 куша, или чуть менее полутора метров. При этом следует помнить, что в то время понятие «метр» еще не существовало.

Анкерный маятник длиной 3 куша ведет себя точно так же, как обычный маятник длиной 2 куша, и поэтому совершает 240 колебаний за 1/360 часть суток. Таким образом Джефферсон случайно воссоздал ритуал, использовавшийся шумерскими жрецами-астрономами почти 5000 лет назад и связанный с принципами доисторических измерений.

Все единицы измерения, предложенные Джефферсоном, были основаны на длине этого секундного маятника. Он писал:

«Пусть вышеописанный секундный маятник будет стандартной мерой. Разделим его на пять равных частей, каждая из которых будет называться футом, ибо, возможно, в целом будет лучше сохранить название нынешней меры длины, близкой по значению. Новая мера будет примерно на четверть дюйма короче, чем старый фут.

Далее меры длины подразделяются следующим образом:

Пусть 1 фут делится на 10 дюймов,

1 дюйм делится на 10 линий,

1 линия делится на 10 точек.

Пусть 10 футов составляют декаду,

10 декад составляют 1 род,

10 родов составляют 1 фарлонг,

10 фарлонгов составляют 1 милю».

Как видим, предлагаемая «декада» была основана на двойном «секундном маятнике». Она была эквивалентна 6 шумерским кушам, а фарлонг Джефферсона составлял 600 кушей. Это создает еще более глубокую связь с жителями Древнего Ирака, поскольку они пользовались шестидесятеричной системой счета. Они имели систему счисления, работавшую следующим образом:

Шаг Множитель Значение

2 х 10 = 10

3 х 6 = 60

4 х 10 = 600

5 х 6 = 3600

Как можно видеть, числа 10 и 6 действительно лежат в основе шумерской единицы длины.

Фарлонг Джефферсона не только равен 600 кушам, но и почти точно соответствует 360 мегалитическим ярдам.

Странным образом система Джефферсона оказалась тесно связанной с мегалитической и шумерской системами. Но если взять 366 фарлонгов Джефферсона, возвести это число в квадрат и перевести на современную меру длины, мы получим еще более странную картину:

(366 фарлонгов)2= 39 961,257 км

Как мы уже упоминали, значения предполагаемой длины земной окружности различаются на несколько километров в зависимости от источника наблюдений. Вероятно, это происходит из-за того, что перепады высот на линии предполагаемой окружности оставляют место для некоторых дискуссий. Общепринятым максимальным значением является 40 008 км, однако, если взять расчеты НАСА, мы получаем полярный радиус 6356,8 км, что равно полярной окружности 39941,0 км.

Квадрат расстояния равного 366 фарлонгам Джефферсона совпадает с оценкой НАСА на 99,95%. Это едва ли можно считать случайным совпадением.

Проблемы с маятником Фуко

Мы все больше интересовались тем, что связано с маятниками. Во время одного телефонного разговора, продолжавшегося более часа, мы подробно обсудили идею о том, что движение маятника может отражать действие еще неизвестного закона астрофизики. Мы рассмотрели разные смелые гипотезы – от стоячих синусоидальных электромагнитных волн до гироскопического эффекта вращения Земли и даже теории гравитонов, содержащих пакеты информации о геометрической форме объектов. Но мы сошлись на том, что у нас недостаточно сведений даже для того, чтобы приступить к изучению подобных гипотез. В черновике этой главы Крис подытожил наше общее впечатление о результате дискуссии:

«Приходится признать, что мы до сих пор не понимаем, почему это происходит. Однако использование маятника в связи с древними системами мер и весов соответствует некой физической реальности, существующей на Земле. Каждый маятник реагирует на массу Земли, но некоторые ритмы вызывают определенную „гармоническую“ реакцию, связанную с массой и скоростью вращения нашей планеты».

Но в какой-то момент все изменилось.

На следующий день в 5 часов утра после бессонной ночи Крис решил заварить себе чаю. Именно тогда его посетил «библиотечный ангел» («Библиотечный ангел» – термин, используемый учеными для описания тех странных моментов, когда искомая информация как будто сама находит их. Разумеется, это вероятностный процесс, поскольку, когда вы работаете с большим объемом материала, вам время от времени должно везти.). Собираясь почитать перед завтраком, он снял упаковку с журнала, пришедшего по почте в предыдущий день, и раскрыл его. Главная тематическая статья в этом выпуске журнала «Нью Сайентист» была озаглавлена: «Тень над гравитацией». Название звучало интересно даже темным ноябрьским утром.

Но Крис быстро осознал, что в статье содержится нечто гораздо более важное. Уже в первом абзаце, содержавшем впечатления очевидца полного солнечного затмения, было сказано, что такие затмения оказывают значительный эффект на действия маятников. Шла бурная дискуссия о причинах этого явления, в рамках которой было выдвинуто предположение, что маятники могут оказаться ключом к замочной скважине теории относительности Альберта Эйнштейна.

В статье рассматривалась работа Жана-Бернара Леона Фуко, который продемонстрировал особые качества маятников во время международной выставки в Лондоне в 1851 г. Его маятник, который теперь называют маятником Фуко, представляет собой очень тяжелый груз, прикрепленный к очень длинному тросу, свисающему с потолка очень высокого здания. Маятник может свободно вращаться вокруг неподвижной точки, описывая медленную дугу в любом направлении. Гигантские маятники такого рода сейчас являются обычными экспонатами в некоторых крупных музеях, включая Смитсониановский музей в Вашингтоне и Музей науки в Лондоне.

После того как маятник Фуко приведен в движение, направление его раскачивания вращается со скоростью примерно 12° в час, но на самом деле это иллюзия, поскольку наблюдатель движется вместе с остальным миром, а маятник сохраняет фиксированную позицию колебаний по отношению к окружающей Вселенной. Это происходит потому, что маятник не зависит от движения Земли, вращающейся под ним, из-за чего возникает впечатление, будто колебание маятника изменяет направление. Сами колебания происходят потому, что гравитационное поле Земли постоянно воздействует на маятник. Согласно общей теории относительности Эйнштейна, это непрерывное воздействие обусловлено тем фактом, что любая масса искривляет ткань пространства – времени вокруг него, заставляя другие массы соскальзывать во «впадину», которую она создает в структуре пространства – времени.

7
{"b":"539","o":1}